Новости

07.07.2004 01:00
Рубрика: Общество

Сергей Сельянов: Кино государственного значения

Известный продюсер о национальной идее и патриотических фильмах

- Потребность в патриотической теме в обществе есть всегда. Героев патриотических фильмов можно назвать народными героями - вся страна знает Чапаева, Сухова, Штирлица... И фильмы такие появлялись постоянно. Но грянула перестройка, и лет десять кино занималось тем, что разбиралось само с собой. Идея государственного заказа казалась устаревшей. Сегодня государство предпринимает усилия по восстановлению этой традиции. Но есть одна опасность. Все знают, что фильм про шоферов шоферам лучше не показывать - они всегда найдут повод сказать: мы не такие. Каждый хочет видеть себя при полном параде, а это уже не искусство.

- Тогда возможно ли вообще качественное воплощение госзаказа?

- Это очень сложная задача. Да, государство должно быть заинтересовано в появлении картин на важную для него тему. Оно обязано этим заниматься. Но нужно отдавать себе отчет, что КПД здесь очень мал: дай Бог, из десяти фильмов по-настоящему получится один. Нельзя сделать шедевр ни по заказу, ни даже по собственному желанию: вот я решил снять шедевр - и снял. Чтобы весь мир смотрел, и "Оскар" в кармане. Так не бывает.

- А из чего складывается патриотическая идея в искусстве? Не бывает же фильмов "о патриотизме". Тогда - о чем?

- Надо понять, наконец, что мы ничем не хуже других. Не лучше, но и не хуже. Вот мы строим русский капитализм, и мне не раз приходила в голову мысль: почему не сделать фильм про, допустим, ударника капиталистического труда? Чтоб был позитивный пример. А с другой стороны - про лагерную жизнь тех, кто покусился на частную собственность. Или кто угнал, изуродовал чужой автомобиль - десять лет без права переписки! Чтобы заново создать в стране систему нравственных координат - что такое хорошо и что такое плохо. Я утрирую, конечно, но смысл такой. Хотя это как раз не моя задача - это задача государства. Оно может ко мне обратиться, и если наши векторы в главном совпадут - что-то, возможно, получится. Конечно, кинематографистам всегда интересно делать большие фильмы. Про войну, про милицию. О честном менте рассказать интереснее, чем о подонке. Делать "негатив" - для этого достаточно документального кино, реальность позволяет. А о честном - интереснее. Страна наша нуждается в самоидентификации, в какой-то опоре, в национальной идее. И вот если эти государственные цели совпадают с художественными устремлениями, - все может получиться.

- Американское кино почти целиком стоит на позитивном герое.

- На том же строился и наш соцреализм как художественный метод. Он и сегодня жизнеспособен и может пригодиться - как ответ на вызов американского кино. Мы же хотим получить в кинопрокате свою нишу! В том числе - за счет фильмов с позитивным настроем, о которых мы говорим. Но здесь важен компетентный подход. Вряд ли кого-то может вдохновить на творчество, скажем, важная государственная задача развития системы газопроводов. Такие темы не могут быть предметом искусства. Предметом кино могут быть истории, связанные с армией, флотом, спецслужбами, милицией. Где есть реальная героика, динамичное действие, интрига. И вот здесь интересы кинематографиста и государства безусловно могут совпасть.

- А как, развивая позитивный образ на экране, не сфальшивить, не соврать?

- Это ведь у нас придумали, что кино - зеркальное отражение жизни. На самом деле идеал и практика бывают далеки друг от друга, а кино может помогать укреплению идеала. Оно в значительной степени работает с мифами. Штирлиц - это что, типичный советский типаж? Но его приняли как своего, им гордятся. И никто не замечает, что немцы там говорят по-русски. Так что вопрос не в том, насколько милиционер на экране похож на реального, а в том, насколько он убедителен. Есть так называемая художественная правда. Она зависит не только от реальности, но и, скажем, от жанра. Правда боевика или триллера иная, чем правда комедии, где используются гротескные формы, - в обоих случаях высока степень условности. А может быть в кино и житейская история, где зритель будет сличать увиденное с жизнью. В этой житейской истории никто не поверит, если человек одним ударом уложит двенадцать нападавших. А в боевике такое - сплошь да рядом. Художественный вымысел только наивный примет за документ. Должна быть художественная правда, а как она соотносится с фактами - этот вопрос встает только если кино вышло неталантливое, неубедительное.

- Может, популярность таких героев, как Штирлиц, определяется еще и тем, что они фольклорны?

- Конечно. Есть же такой сказочный герой, как Иван Царевич. Есть другой тип героя - Иван-дурак. Фольклором искусство во многом питается. Критики ругались по поводу фильмов "Брат" и "Брат-2": мол, герой ваш - бандит, националист и фашист. Да нет, не бандит, не фашист. А популярен он потому, что там есть нечто народное. Народ очень нуждается в возвращении чувства собственного достоинства. Потому и полюбили Данилу Багрова - он, я бы сказал, ходячее чувство собственного достоинства. В нем есть стержень - вот он и стал национальным героем нового времени. Национальное достоинство - один из столпов, на которых сегодняшнее кино стоит. Удается этого добиться - любовь зрителя обеспечена. Это не единственная составляющая успеха, но для патриотического фильма - решающая. Тем более в наше время, когда идет война. Мировая. Россия в нее вовлечена, да еще как! Гибнут люди. И опять-таки хочется понять - а мы способны воевать-то? Вопрос важный: неспособны - значит России не будет. Мир жесток, в нем правит сила. Разобраться во всем этом - не госзаказ, а потребность, которая есть в каждом. Потребность получить подтверждение нашей жизнеспособности. У меня сейчас есть несколько проектов, я считаю, государственного звучания, которые могли бы прозвучать таким образом, если бы состоялись. Но они требуют бюджета, а у нас как доходит до денег - все останавливается.

- По моим наблюдениям, еще партийное руководство искусством грешило некомпетентностью. Его больше устраивала в искусстве голая риторика. В новых условиях государственный заказ может стать более профессиональным?

- Должен. Если делать "патриотическое кино" по лекалам - ничего не выйдет. Однажды позвонили из Российского союза промышленников и предпринимателей и говорят: мы хотели бы произвести фильм о "капиталисте с человеческим лицом". О хорошем банкире или что-то в этом роде. Я им отвечаю: тогда нужно делать "Красотку". Чтобы про любовь и так далее. А не про то, как он честно заполняет налоговую декларацию, из тени в свет перелетая, - чтобы народ в зале заплакал от умиления. Не заплачет. Выйдет, плюнет и разотрет.

- Вы говорите о том, как сформировать при помощи кино национальную идею. Значит, верите в способность кино влиять на жизнь?

- Впрямую кино на жизнь не влияет. Влияет каким-то иным способом. В любом случае бессмысленно на этапе создания фильма искусственно закладывать механизм такого влияния - ничего не выйдет.

- А можно заранее просчитать возможные последствия влияния вашей картины?

- Это не моя задача. Хотя мы живем в мире и, наверное, какое-то влияние на него оказываем. Но влияние на разных людей будет разным. Вот цветок - кому-то он радует глаз, кто-то его сорвет и подарит девушке, а кто-то продаст на базаре. Так и в искусстве. Вполне успешный фильм "Бригада". Нормальный человек возьмет оттуда идею о достоинстве, о невозможности предательства, о том, что один за всех и все за одного... А для кого-то это будет призыв собираться в банды, в "суровый мужской союз". Будь картина сделана менее талантливо - никто бы слова не сказал.

- У нас в начале перестройки за просмотр "Крестного отца" на видеокассете сажали: чуждое влияние... Тезис насчет идеологической диверсии и теперь еще очень в ходу - как вы к нему относитесь?

- Никакой диверсии в смысле сознательного растления нашего народа не происходит, это чушь. Просто американское кино оказалось привлекательным для очень многих. Вот и мы должны, используя государственный ресурс, создать свое мощное кино, вернуть нашу кинематографическую культуру. Которая будет распространять, возможно, очень близкие ценности, но - на нашем языке, через наши сюжеты и героев. Иначе мы действительно страну потеряем. Потому что и кино, и ТВ способны людей объединить, собрать в семью.

- Расскажите о вашем новом проекте.

- Раскрывать сюжет до съемок - неправильно. Скажу так: наш герой - оперативный работник спецслужб, который решает вставшую перед ним серьезную проблему. Картина должна быть ориентирована на широкого зрителя, на молодежь. Главный враг в фильме - международный терроризм, банда наемников. Идет, как я сказал, война, и хочется, чтобы все наше население это понимало. Во время войны делать фильм о войне сложно. В годы Великой Отечественной реалистических фильмов о войне не делали - делали картины, способные поднять дух людей. А все великие фильмы о войне были сняты много позже. Поэтому - да, мы с талантливым режиссером Филиппом Янковским хотим делать патриотический фильм с сильным героем.

- Часто говорят, что нужно западному герою противопоставить нашего.

- Я не уверен, что нужно что-то противопоставлять. Нужно понять, что и мы не лыком шиты. Брюс Уиллис - хороший парень. Брать с его героев пример - а почему нет? Они в большинстве благородны, вступаются за слабых, в нем развито чувство долга. А у нас что, нет всего этого? Мы что, неполноценная нация какая-то? А Уиллис стал, по опросам, самым популярным зарубежным актером 2003 года. Это знак профессионального уровня. Но сделать идола - не может быть задачей. Это по заказу не получится. Как нельзя сделать по заказу шедевр. После войны решили, что лучше делать меньше фильмов, но пусть будут только шедевры. И за эти годы малокартинья ни одного шедевра не сняли.

- Утверждают, что люди в массе встревожены засильем американского кино. Но они как-то странно встревожены, вы не находите? С одной стороны, встревожены, с другой - ходят на американское кино и плохо ходят на наше.

- Американское кино сильнейшее в мире. Мы даже по количеству фильмов пока сильно уступаем. Нужно делать как минимум 150 лент в год, чтобы занять хоть какую-то заметную нишу в прокате. А волнуются не из-за присутствия американского кино - его все хотят смотреть. Волнуются, что присутствует только американское кино.

- Что вы думаете об очень популярных героях типа Джеймса Бонда? И нужны ли в русском кино такого рода герои?

- Нужны, потому что миф нужен в любом кино. Но миф живой. Герой не может быть стерильным: если он выражается только правильным литературным языком и делает только правильные поступки - никто такое кино смотреть не станет.

Общество Ежедневник Образ жизни Культура Кино и ТВ