Новости

Вчера ЦБ предпринял неожиданный шаг, пообещав предоставить кредит, сумма которого пока неизвестна, крупнейшему из российских банков с государственным участием - Внешторгбанку - на покупку ГУТА-банка. Напомним, во вторник этот банк остановил все платежи и выплаты по вкладам. Но поможет ли эта срочная спасательная мера? И какие банки находятся "на очереди"?

 

Пока на этот вопрос не может ответить никто. Доверие банков друг к другу все еще подорвано. Как следствие, операции на рынке межбанковского кредитования уже не первую неделю практически остановлены: в обстановке все возрастающей нервозности и тотального недоверия банки давно уже перестали кредитовать друг друга. Для мелких и средних банков, которые раньше могли всегда перекредитоваться у более крупных, чтобы расплатиться по текущим обязательствам, такая ситуация почти смертельна. Для наиболее крупных наиболее опасным может оказаться черный пиар, инициируемый конкурентами, который реализуется, в частности, через рассылаемые по Интернету списки банков, "из которых стоит как можно скорее забрать вклады".

В течение прошлой недели банки стали останавливать платежи: "Павелецкий", Промэксимбанк, "Диалог-Оптим"... Во вторник платежи были внезапно остановлены в первом из крупных банков - ГУТА-банке, одном из лидеров по привлечению вкладов от населения и входящем в двадцатку крупнейших банков по объему активов. А вчера утром на изрядно перепуганных вкладчиков коммерческих банков в последний раз обрушился "спам", в котором был очередной "черный" список банков, включая довольно крупные, из которых им рекомендовали забрать деньги. Кстати, вице-президент Альфа-банка Александр Гафин уже назвал "спланированной акцией появление названия его банка на страницах газет после того как обострилась ситуация с ГУТА-банком: "Мы стали жертвой продуманной махинации. Мы даже не знаем, кто это сделал и какими средствами", и сообщил, что за несколько последних дней Альфа-банк выдал примерно 100 млн. долларов своим вкладчикам.

С падением ГУТА-банка ЦБ наконец-то нарушил недельное молчание, и спас "ГУТУ", точнее, выделил кредит на его покупку другому банку - Внешторгбанку. Об этом вчера сообщил председатель ЦБ Сергей Игнатьев, выступая в Госдуме. Игнатьев отрицает наличие кризиса в банковской системе и считает проблемы ГУТА-банка "частной проблемой", которая обусловлена политикой самого банка. Он подчеркнул также, что никаких претензий к МДМ-банку, Альфа-банку и Росбанку у ЦБ нет. И заверил, что никаких "черных" списков проблемных банков у ЦБ не существует.

Руководитель банковского направления рейтингового агентства Moody s Interfax Михаил Матовников считает весьма позитивным то, что ЦБ наконец прервал длительное молчание, являвшееся дополнительным фактором, дестабилизирующим рынок. Но при этом он отмечает, что, выдавая кредит Внешторгбанку для покупки ГУТА-банка, ЦБ фактически выдает кредит государственному банку для покупки коммерческого, что противоречит заявленной политике постепенного выхода ЦБ из банковского сектора. Кстати, аналитик обращает также внимание на то, что именно недавний отказ ВТБ предоставить "ГУТЕ" кредит, привело к панике среди кредиторов и клиентов "ГУТЫ", что осложнило финансовое положение банка и вместе с тем снизило его стоимость. По мнению Матовникова, данные действия ЦБ можно скорее расценивать как исключительные - спасение отдельного бенка не добавит уверенности кредиторам других банков. Между тем на выдачу стабилизационного кредита отдельным банкам ЦБ вряд ли пойдет - это слишком большая ответственность и слишком большие риски.

А один из ведущих банковских экспертов Лев Макаревич вообще уверен в том, что у нас нет абсолютно благополучных банков: это, по его словам, "бочки с динамитом, которые в любой момент могут взорваться". Основной проблемой банков он считает перманентный кризис плохих долгов, который проявляется в том, что выданные банком кредиты большей частью ненадежны и часто вовремя не погашаются. Именно с этим связана столь большая любовь наших банков к рынку межбанковского кредитования и их болезненная зависимость друг от друга. И в этом эксперт видит глубинную причину кризисной ситуации.

Комментарии

Александр Лившиц, экс-министр финансов:

- Представьте на минуту, что это - Германия. Реакция банкиров и клиентов банка - куда смотрел национальный банк, когда ситуация вокруг двух крупнейших частных банков страны типа Содбизнесбанка и "Кредиттраста" накалялась. В России реакция другая - теперь каждый думает о том, не коснется ли это его лично.

До сих пор, по мнению Лившица, Центробанк отбивается от обвинений в том, что в условиях нереформированной банковской системы начал сортировку на живые и мертвые банки, что негативным образом раскачало этот рынок. Но пришло время, по мнению Лившица, открывать "водопроводный кран" и возобновлять некогда действующую практику стабилизационных кредитов тем банкам, которые попали в эту воронку незаслуженно.

Алексей Ю, эксперт консалтинговой группы:

- На мой взгляд, банковский кризис связан с общим кризисом доверия. Что касается конкретно ГУТА-банка, то, что ситуация в нем не слишком хорошая, было известно давно. Эксперты старались публично об этом не говорить, чтобы не расшатывать лодку, но сами, и с их подачи крупные клиенты, потихоньку изъяли оттуда средства. Когда начался лавинообразный отток средств и мелких вкладчиков, банк просто не выдержал. На самом деле по такой схеме можно повалить практически любой банк, кроме, наверное, Сбербанка или Банка Москвы. И это очень опасно. Мне неудобно обвинять во всем журналистов, но объективно - плохо, что появляются большие статьи катастрофического содержания, поскольку единственный эффект, который они могут вызвать, - это эффект домино.

- Что мог бы предпринять ЦБ в такой ситуации "здесь и сейчас"?

- Вопрос колоссальной трудности. Если честно, не далее, как сегодня, мы собирали всех наших экспертов, и пришли к выводу, что предпринять что-то радикальное, причем быстро, достаточно сложно. Что касается мелких банков, ЦБ или ВТБ мог бы просто поглотить этот банк или поручить это сделать кому-то другому. Но с крупными банками так не поступишь. Другой простой способ - выделить проблемным банкам, то есть банкам из черного списка, стабилизационный кредит и предельно громко объявить об этом общественности. Дело ведь не в том, что банк, который попал в этот черный список, непременно плохой, а в психологическом эффекте. Общественности говорят: если что, мы этот банк поддержим, не волнуйтесь.

Почему ЦБ этого не делает? По двум причинам. Во-первых, ЦБ в принципе не хочет поддерживать слабые банки, а ему в этой ситуации пришлось бы поддерживать и слабые банки тоже. ЦБ полагает, что на рынке должен существовать естественный отбор, а стабилизационный кредит этот "отбор" деформирует. Во-вторых, стабилизационный кредит - это печатание денег, это инфляция и рост курса доллара. Кстати, доллар уже подрос, поскольку люди опасаются именно эмиссии ради нужд стабилизационного фонда и переводят свои активы в валюту. А у ЦБ есть четкие обязательства и по инфляции, и по курсу доллара, и ЦБ не сможет их выполнить, если будет раздавать стабилизационные кредиты.

Что же делать? Банковская система слабая - об этом говорили все и давно. У многих банков дутый капитал, они не вписываются в предъявляемые требования. ЦБ начал правильные мероприятия, например, систему страхования вкладов, но закон, признаемся, появился только-только. "Пожарные меры", конечно, будут. Вопрос, какие?

Александр Величенков, эксперт "РГ":

- Государство в лице ЦБ слишком круто взялось за "высасывание" активов из банковского сектора, в результате чего остатки на корсчетах банков стали схлопываться. С 1 июля вступило в действие положение ЦБ, которое в совокупности с другими нормами приводит к росту отчислений банков в фонды обязательного резервирования в 1,5-4 раза. В такой ситуации первыми страдают банки, завязанные на реальные сектора экономики, а ГУТА-банк - как раз один из них. Кроме того, к нему "подбирались давно и упорно". После того как у банка не сложилась совместная программа с правительством Московской области, а также после ряда других инцидентов, в которых были замешаны чиновники, крупные клиенты стали забирать оттуда свои деньги. Но, возможно, роковым для банка стало то, что он владеет зданием кондитерского комбината "Красный Октябрь", расположенным на крайне выгодном месте: в центре Москвы, возле Москва-реки. Конечно, желающих построить там отель, а фабрику снести предостаточно. Возможно, кто-то просто воспользовался общей паникой в банковском секторе с тем, чтобы приблизить реализацию столь вожделенного плана.

Экономика Финансы Банки Госфонды и контрольные органы Центральный банк Компании Финансы ВТБ Банковский кризис летом 2004 года