Новости

08.07.2004 05:00
Рубрика: Власть

КПРФ: крах гиганта

Беспартийная многопартийность в России

Новейшая история КПРФ развивается по худшему из всех возможных сценариев: порожденная кризисом внутрипартийная трагедия переросла в публичный фарс.

Два пленума, два съезда, два ЦК, два председателя ЦК. Исторический пафос требовал бы сравнения с разделением на большевиков и меньшевиков. Но Геннадий Зюганов явно не Ленин, а ивановский губернатор Тихонов, до сих пор известный разве что политологам, занимающимся региональной политикой, не Дан, не Мартов, не Троцкий. И не тянет на "прогрессивных меньшевиков" антизюгановская оппозиция, скрывающаяся от прессы и однопартийцев (не от царской охранки же) на утлом суденышке. И не похожи на "твердокаменных большевиков", готовых взять власть в стране, участники прозюгановского съезда, слушающие в темном зале речь своего вождя, зачитываемую при свете фонарика. Это, конечно, было жестокое, хоть политтехнологически и остроумное решение - обесточить зал заседаний съезда КПРФ (б). Телевизионные кадры, где вместо политиков были лишь тени, сделали свое дело, низведя образ когда-то могущественной партии-гиганта до уровня тусовки третьеразрядных поп-звезд.

Геннадий Зюганов собирается апеллировать в поисках правды к Генеральной прокуратуре. Он поймался даже на такой крючок, как звонок президента. И выразил ему свой решительный протест.

Можно ли представить, чтобы Ленин рассчитывал победить меньшевиков на прениях в министерстве юстиции и жаловался царю на действия его министров?!

Конечно, начало XX века в России и начало XXI - разные времена. Разумеется, в основном нелегальное существование РСДРП (до 1917 года) и легальное, в рамках конституционной многопартийности и официального парламентаризма, существование КПРФ задают непохожие методы работы и жизни. Безусловно, вся репрессивная мощь царского полицейского государства ничто в сравнении с тотальным воздействием современного телевидения. Ну и так далее.

Однако все то, что отличает жизнь наших современных партий от жизни партий дооктябрьской России, - это и есть реалии и вызовы нового времени, которым нужно соответствовать и на которые нужно уметь отвечать.

Иначе - проигрываешь.

Эти реалии не специально против коммунистов были созданы, а вызовы - не именно им адресованы. Да, на раскол и разложение КПРФ множество людей работали намеренно. Но это и есть современная политическая борьба, да еще в неустоявшейся, несформировавшейся, всего лишь протодемократической системе, к тому же почти полностью деидеологизированной и почти внеправовой.

Начиная с 1991 года Геннадий Зюганов и КПРФ под его руководством множество раз выигрывали тактически, но никогда - стратегически. И, думаю, не только по объективным причинам, не только из-за того, что самое организованное и идейно сплоченное левое относительное большинство русского общества все равно было меньшинством в целом безыдейно-некоммунистической России.

КПРФ во главе с Зюгановым совершила три стратегические ошибки, каждая из которых не позволила превратить долгую серию тактических успехов в нечто большее.

Во-первых, и это главное, не была модернизирована или хотя бы актуализирована идеологическая платформа партии. Здесь коммунисты могут утешиться только тем, что аналогичную ошибку совершили все партии современной России, захлебнувшиеся в собственной эклектике.

Во-вторых, верхушка КПРФ не решилась на замену лидера на более молодого и современного (Сергей Глазьев).

В-третьих, воистину катастрофическую ошибку совершила КПРФ по отношению к Путину. В прошлом году, накануне думских выборов, я уже писал об этом.

КПРФ, с которой боролись как с наиболее вероятным победителем парламентских выборов, нужно было не вставать в оппозицию к президенту, а воспользоваться симпатиями избирателей, в том числе и левоориентированных, к нему. "Единая Россия" получила на этом большинство своих голосов. "Родина" - вообще все свои голоса, полностью изъятые у КПРФ.

Самое смешное, что при этом КПРФ не пришлось бы поступиться почти ничем из того, что поддерживают ее избиратели: наведение порядка, борьба с олигархами, великая Россия, война с чеченским сепаратизмом и прочее. Да и телевизионную трибуну Геннадий Зюганов, несмотря на борьбу власти против КПРФ, все-таки постоянно имел. Но говорил с нее не то, что ждал традиционный электорат коммунистов, не то, что нужно было говорить для победы, а часто - прямо противоположное.

Поражение на выборах 7 декабря 2003 года - полностью на совести лидеров КПРФ, ибо антикоммунистическая операция, проведенная в связи с этими выборами, вся была скроена (ловко скроена, ничего не скажешь) из упущенных коммунистами и лично Геннадием Зюгановым шансов.

Что мы имеем сегодня - в ситуации почти полной деморализации КПРФ?

Все проблемы реформирования и модернизации этой партии остаются актуальными, но решить их будет еще сложнее. То есть левые настроения в обществе остаются, а новая левая идея по-прежнему не просматривается.

Не исключено, что начнется лавинообразный распад КПРФ и таким образом Россия лишится единственного пока более или менее дееспособного субъекта многопартийной системы - необходимого условия современной демократии.

Последнее затруднит и рождение (если оно вообще возможно) из протопартийного бульона новых настоящих некоммунистических партий. К 2007 году соответственно ничего стоящего, скорее всего, не появится.

Массовые протесты, судя по всему, вызревающие в связи с проектом монетизации льгот, организовать и возглавить будет некому. Эта цель, безусловно, специально преследовалась теми, кто разрабатывал сценарий окарикатуривания зюгановского съезда. Или потенциал этого протеста будет отдан рогозинской "Родине", призванной теперь уже не только потеснить КПРФ, но и вообще заменить ее.

Отныне вакантно место лидера левых (новых левых) в России. Ясно, что ивановский губернатор Тихонов им не станет. Претензии Геннадия Симигина на это место теоретически основательны, но практически совсем не гарантированы. Здесь вполне вероятно появление совсем новой фигуры.

Аналогичную картину, кстати, мы видим на либеральном фланге. Либералов много - нового, свежего лидера нет.

То же и среди консерваторов. Местоблюстителем этой партии по факту является сегодня "Единая Россия", но общенациональный лидер консерватизма Владимир Путин партийной ангажированности сторонится.

В целом наша политическая система вошла в глубочайший кризис беспартийной многопартийности, выход из которого надо искать специально и целенаправленно.

А теперь нужно непременно поговорить о Дмитрии Рогозине, пожалуй, самом перспективном политике на сегодняшний день. Но это - на следующей неделе.

Власть Позиция Партии КПРФ Колонка Виталия Третьякова