Новости

14.07.2004 06:10
Рубрика: В мире

Грузинский Янус

Арестована гуманитарная помощь из России

Губернатор региона Шида Картли Михаил Карели заявил, что любой груз, перемещающийся по территории Грузии, должен быть растаможен по грузинским законам.

В этой связи командующий Смешанными силами по поддержанию мира генерал Святослав Набздоров высказал категорический протест представителям грузинских властей. Он напомнил, что накануне лично сопровождал автоколонну с грузинской гуманитарной помощью в село Тамарашени. По словам Набздорова, мандат миротворческих сил предусматривает оказание гуманитарной помощи местным жителям. Накануне помощь российской стороны беспрепятственно получили жители Цхинвальского и Лениногорского районов Южной Осетии.

Битва за Кавказ: если она начнется по-настоящему, победителей в ней не будет

- Пушкин - это наш брат, - с сильным акцентом поясняет мой водитель Тимур, заметив, что я смотрю в сторону бюста великому поэту.

Но на самом деле меня удивляет не памятник, а место, где он расположен: на пересечении улиц Пушкина и Сталина. Вот уж никогда не думал, что пути этих столь непохожих исторических фигур могут так затейливо пересечься.

Впрочем, в Цхинвали можно сделать еще и не такие открытия. Как вам, например, отремонтированный и выкрашенный свежей краской железнодорожный вокзал, стоящий посреди заросшего бурьяном пустыря? То есть рельсы там есть, но их почти не видно из-за высокой травы. Поезда сюда много лет не ходят. Тупик. А зачем тогда вокзал покрасили?

Цхинвали с его 30-тысячным населением - город призрак, город, застрявший в 80-х годах прошлого века.

Неопределенный статус Южной Осетии, нестабильная обстановка, неуверенность в завтрашнем дне - все это отпечаталось и на усталых лицах жителей, и на облезлых домах, и на всей скудной местной жизни. Что с нами будет? - этот сакраментальный вопрос мне задавали множество раз на дню. Но откуда мне знать, что с ними будет. Решение проблем региона зависит от важных лиц, живущих далеко отсюда, а еще оно зависит от множества обстоятельств, которые составляют то, что зовется хитросплетениями большой политики. И далеко не всегда большая политика и справедливость ходят рука об руку.

Из-за чего сыр-бор

Разумно напомнить читателю о том, что стало причиной возникновения очередной напряженности в Закавказье. Для этого придется совершить исторический экскурс.

Правильно указали в своем недавнем заявлении по поводу конфликта депутаты Госдумы: Осетия добровольно вошла в состав России в 1774 году как единая Осетия, а не Южная и Северная. Это один народ. Однако в 1922 году ее южная часть как автономная область была включена в Грузинскую ССР, а северная вошла в состав РСФСР. При этом исходили из соображений географических: единый народ оказался разделен Большим Кавказским хребтом, а прямой трассы, соединяющей два анклава, тогда еще не было. Это сейчас она есть, и путь из Владикавказа до Цхинвали на машине занимает всего три с половиной часа, а тогда надо было ехать в объезд по Военно-Грузинской дороге, через Крестовый перевал.

При советской власти осетины и грузины жили, как тогда считалось, дружной семьей. Были, конечно, напряги, но не больше, чем в других местах и между другими братскими народами. Существовавшая система при необходимости жестко мирила всех. Проблемы начались в годы перестройки.

В 1989 году областной совет принял обращение к Верховному Совету Грузии о повышении статуса региона до уровня автономной республики. Но президиум ВС отверг это решение, а тбилисские националисты поставили вопрос о ликвидации автономии Южной Осетии. Гамсахурдия призвал патриотов к походу на Цхинвали, и 23 ноября многотысячная толпа направилась к столице автономной области. В город ее не пустили, но вслед за этим мирным митингом началась военная блокада, чередой пошли погромы, убийства, а осетин иначе как бандитами в грузинской прессе теперь не называли. Правду сказать, и в осетинской прессе на адекватные эпитеты тоже не скупились. Очень быстро противостояние приняло характер вооруженной борьбы.

В июне 1990 года ВС Гр.ССР обнародовал закон о признании недействительными и не соответствующими интересам Грузии всех законодательных актов, принятых в советское время. Таким образом и Южная Осетия оказалась вне юридического правового пространства. Воспользовавшись этим, Цхинвали провозглашает Южно-Осетинскую республику в составе СССР и в декабре 1990 года проводит выборы в Верховный Совет. Ответный удар через два дня следует из Тбилиси: парламент Грузии единогласным решением упраздняет автономную область. Грузия для грузин!

С этой поры битва переходит в новую фазу. Осетин изгоняют по всей Грузии, значительная часть Цхинвали оккупируется боевиками, а с высот, окружающих город, ведутся постоянные обстрелы. По данным осетинской стороны, за два года погибло более 800 человек, сожжено и разрушено свыше ста осетинских деревень. Следы той войны еще и до сих пор видны на каждом шагу. Пулевые отметины, допустим, можно заштукатурить, но как быть с памятью?

Весной 1991 года Грузия проголосовала за выход из Союза. В декабре того же года, с распадом СССР, в Цхинвали принимают декларацию о независимости. 29 мая 1992 года Верховный Совет торжественно провозгласил независимость и создание самостоятельного государства Южная Осетия. 14 июля в регион входят миротворческие войска, и с этой поры вооруженное противостояние уступает место хрупкому миру.

Отныне проблема находится как бы в замороженном состоянии. У Тбилиси нет ресурсов, чтобы сдвинуть дело с мертвой точки. Политического примирения и возвращения к прежнему статусу быть, увы, не может: слишком глубоки раны и они еще кровоточат. Экономически Грузия тоже не выглядит привлекательным партнером: она сама пребывает в похожем состоянии, что и Южная Осетия - почти все предприятия давно бездействуют, большинству граждан не платят ни зарплат, ни пенсий, безработица, разруха, запустение. Если Михаил Саакашвили и говорит сейчас об экономическом росте, то его слова следует воспринимать скорее как заклинание или как надежду на чудо. Но чудес в нашем прагматичном мире не бывает.

Слабое звено?

Не бывает? Пусть другие считают, что путь к процветанию лежит через труд многих поколений. Решительный грузинский президент пообещал сделать свой народ счастливым уже сегодня. Экономику ему поднимет наш российский бизнесмен Каха Бендукидзе. Вооруженные силы возродят друзья из натовских стран. Бюджет он наполнит, отобрав у богачей награбленное. Кажется, он и сам поверил в реальность своих громких предвыборных обещаний. Продолжающейся эйфории способствует практически молниеносный захват мятежной Аджарии. По аджарскому сценарию сначала стали развиваться события и в Южной Осетии, которая оказалась второй на очереди как более слабое звено по сравнению с Абхазией.

Но здесь попытка взорвать ситуацию изнутри скоро потерпела неудачу. Дело в том, что в Цхинвали нет оппозиции, которую можно было бы, как в Аджарии, использовать для смены существующего порядка. Так называемый гуманитарный наезд тоже не получился. С чего бы это Тбилиси решил платить пенсии местным учителям, если он своим учителям пенсии не платит? И с чего бы местным детям ехать на отдых в нестабильную Аджарию, если их бесплатно принимает на все лето спокойная Северная Осетия? Не купились осетины и на обещания предоставить им более широкую автономию, чем была прежде. И от явных долларовых взяток отказались.

Надо смотреть правде в глаза: сегодня они ни на что не соблазнятся. Они уже давно и прочно свыклись с мыслью, что прошлого не вернуть. Нет, можно, конечно, силой заставить их полюбить недавних обидчиков, но только ничего хорошего из этого не получится, как не получалось еще нигде и никогда.

Реальность состоит в том, что уже за 90 процентов населения Южной Осетии приняло российское гражданство. Что в ходу здесь только российские денежные знаки. Что русский язык является официальным наряду с осетинским. Что регион еще с 1993 года живет по российскому законодательству. Что российские стандарты приняты в образовании. И не мифическая рука Москвы тому виной, а исключительно воля самих граждан самопровозглашенной республики, их выборных органов и их вождей.

А если уж Москву тут упоминать, то только по причине ее былой нерешительности, непоследовательности и отсутствия у нее внятной позиции, учитывающей как сложившееся статус-кво, так и наши геополитические интересы.

Пожалуй, только в последние дни голос Москвы обрел подобающую твердость, когда, опомнившись от нанесенного унижения после разбойного налета на колонну наших миротворцев, министр обороны потребовал вернуть машины и груз именно в том месте, где он был захвачен. А как реакция на обещания Саакашвили пересмотреть мандат миротворческого контингента прозвучали недвусмысленные слова, смысл которых сводится к тому, что не грузинскому президенту решать судьбу сил по поддержанию мира.

К сожалению, перепалка вокруг этого дела становится все ожесточеннее. Страсти нагнетаются с обеих сторон.

Если в кране нет воды

Водитель Тимур в ответ на мои сетования, что в гостинице никогда не бывает воды, объясняет: "Что вы хотите? Это грузины нам воду перекрывают". Не может быть! - искренне изумляюсь я коварству соседей, но по лицу Тимура вижу, что спорить с ним бесполезно. Даже если завтра здесь выпадет снег, это все равно будет объяснено происками грузин. Такова, к сожалению, специфика любого межэтнического конфликта: обе стороны мажут друг друга исключительно черной краской, совершенно игнорируя при этом и объективность, и корректность, и прошлые добрососедские отношения.

Ладно если бы речь шла о каких-то темных, неграмотных людях. Нет, эта эпидемия, похоже, поразила чуть ли не повально всех. Грузинские коллеги-журналисты во время наших встреч на ничейной территории между блок-постами практически на окраине Цхинвали, едва обменявшись приветствиями, тут же начинали на чем свет крыть осетин. Чиновники из правительственных учреждений Южной Осетии, узнав, что зимой я был в Тбилиси, делали круглые глаза, словно я ездил в гости к бен Ладену. Да что говорить, если сам Михаил Саакашвили, получивший три образования в элитных западных университетах, комментируя ситуацию в регионе, ежедневно рассказывает небылицы. А ведь там и без того все до предела накалено. Надо бы выбирать выражения и соображать о последствиях.

Я еще со времен командировок в Нагорный Карабах научился в таких случаях автоматически отключать слуховой аппарат, отсеивать брань и явное вранье. Но этому не научить живущих на кавказском вулкане аборигенов. Взаимная ненависть зашкаливает за все разумные пределы. Увы, ей способствуют и государственные структуры обеих сторон, и средства массовой информации. Телекартинка из Тбилиси: надгробная плита с фамилией здравствующего президента Южной Осетии. Телекартинка из Цхинвали: захваченные ночью осетинами грузинские полицейские стоят на коленях с заведенными за головы руками. Зачем же так унижать уже поверженного противника? Ну о каком примирении можно после этого говорить?

Обращаю на это внимание еще и потому, что российским политикам при принятии решений следует критически относиться к поступающей из зоны конфликта информации, не верить на слово никому, в том числе и т.н. первым лицам. Слишком велика может быть цена ошибок.

Завтра будет хуже, чем вчера?

Каков же выход из сложившейся ситуации? Грузия категорически требует от отступника вернуться в лоно семьи. Несмотря на звучащие из Тбилиси заверения в том, что проблема будет решаться исключительно мирными средствами, никто гроша ломаного не даст, чтобы поверить в это. Слишком много признаков, свидетельствующих о готовности перейти к силовому варианту. Но и Южная Осетия не намерена поступаться своими принципами. Михаил Саакашвили ищет поддержки у Запада. Эдуард Кокойты устраивает смотр добровольцам, приехавшим на подмогу с севера. Эти добровольцы наряду с регулярными частями юго-осетинской армии в понедельник приняли участие в больших учениях с боевой стрельбой. Пока по мишеням.

Тбилиси справедливо говорит о неделимости границ. Цхинвали в ответ вспоминает о праве наций на самоопределение, предусмотренном документами ООН. Тупик?

По-видимому, сегодня выход только один: остановить дальнейшее сползание процесса к войне (в которой не будет победителей) и вернуться за стол переговоров. Именно к этому, кстати, призывает сейчас и Москва. По мнению российских дипломатов, далеко не исчерпаны возможности четырехсторонней Смешанной контрольной комиссии. Звучат разумные предложения вывести из зоны конфликта все незаконные вооруженные формирования, прекратить пропагандистскую войну, то есть по сути возвратиться к тому состоянию, в котором обе стороны пребывали до весны нынешнего года.

Возможно, это как раз тот редкий случай, когда лучше не решать проблему вообще, чем решать ее через реки крови и новые страдания.

В мире экс-СССР Южная Осетия Правительство МЧС Годовщина войны в Южной Осетии Независимость Южной Осетии и Абхазии