19.07.2004 01:25
    Поделиться

    Нужна ли приватизация памятников

    - Приватизация памятников культуры непопулярна. Почему вы за приватизацию?

    - Ни в одной стране мира государство не может содержать все памятники - никакого бюджета не хватит. Это блестяще доказал Советский Союз. На протяжении всей второй половины ХХ века в стране росло и реставрационное движение, и его финансирование. В 50-е годы в государственных списках были 3 тысячи памятников, в 90-х - 90 тысяч. Реставрационная программа РФ 90-го года - это порядка 400 млн. долларов, сейчас она составляет 15 миллионов. Но даже в советское время реальные затраты требовали в десять-двадцать раз больше средств, чем выделялось. Денег хватало на то, чтобы сохранить 5-10 процентов наследия. Сейчас памятники, находящиеся в государственной собственности, практически брошены. Если не найти новых собственников, они просто упадут.

    - И кто же будет этим новым собственником?

    - У кого есть деньги, тот пусть возьмет. Так во всем мире - если человек хочет что-то купить, он должен знать, за сколько это продается и на каких условиях. Я за то, чтобы приватизация памятников начиналась с самых аварийных и неблагополучных.

    - Кто же купит развалину, даже историческую?

    - Это не так безнадежно, как мы думали. Правда, Владимирская область, которая с нами долго бодалась против приватизации, выставила на продажу несколько сотен объектов. За два года не было продано ни одного. В Москве или Петербурге памятники, конечно, покупать будут, а вот в провинции - нет. Значит, мы должны целенаправленно искать собственника. Цель приватизации памятников - не нажива государства, а нахождение хозяина. Памятники по новому закону должны приватизироваться с территорией, а территория, особенно в городе, - это уже плюс. В города приходит много людей со стороны, и они готовы купить себе в них место.

    - Но место купят, а памятник не восстановят.

    - Но механизм давно опробован, тут работают договорные начала. Прежде чем получить памятник, нужно составить план, по которому собственник обязан сохранить и отреставрировать то, что является предметом охраны. Претендент заключает инвестиционный договор на отложенную приватизацию. Выполнил условия - становишься собственником, нарушил - иди вон.

    - За последние годы многие памятники культуры были возвращены церкви, и они действительно возродились из руин. Но в конфликтах по поводу собственности между музеями и церковью вы становитесь на сторону музеев.

    - Пример церкви как раз подтверждает необходимость приватизации, и я никогда не выступаю против этого. Я только утверждаю, что есть ценности - религиозные и светские, - которые должны остаться в государственном владении. Лет пятнадцать назад я даже помыслить не мог, что в России будет восстанавливаться пейзаж с храмом, что от одного храма будет виден другой. К сожалению, этот процесс захватил меньшую часть памятников. В Тверской губернии - 180 действующих храмов, 600 с лишним пустуют и разрушаются. В Новгородской губернии - 114 действуют, 500 брошены. Они не нужны - нет населения, умерли деревни, не хватает верующих, церковь не в состоянии взять, государство бросило. Да, в советское время в церквах были МТС и зернохранилища, но они жили. Стены стояли, те грубые пользователи для себя хоть крыши чинили, а теперь все это бросили. Потому что знают: приведешь в порядок - отнимут.

    - Кто отнимет?

    - Всей стране известно, что Церковь отнимает здания у учреждений культуры, потому что эти здания находятся в относительном порядке. Вот Спасо-Геннадиев монастырь в Любимовском районе Ярославской области. Только в этом году представители Церкви мне сказали, что вот вы нас все упрекали, а теперь мы его взяли. А ведь сколько лет прошло! Хотя монастыри восстанавливаются интенсивнее, чем церкви...

    - Но реанимировать руины очень дорого.

    - Я всегда думал, что наши усадьбы безнадежны, кому нужны руины посреди умирающего парка. Выясняется, что нет. Когда утвердили положение, что памятник будет продаваться с территорией, то инвесторы стали вокруг кругами ходить.

    - Но ведь могут построить на месте памятника усадьбу в стиле "евроремонт"?

    - Но если сохранились стены, пусть хоть их восстановят, а внутри делают что захотят, иначе и наружного облика не останется. Вот вы меня все убеждаете, что мы хотим сделать как лучше, а получится как всегда. И мне вам возразить нечего. А я вам говорю, что нужно сделать, потому что знаю, как это сделать. Восстановление церковных зданий идет с огромными нарушениями, и тем не менее масса церковных зданий получила шанс на выживание. Иначе они бы просто упали. А нарушения мы исправим, когда будем умнее и богаче. В состоянии исчезновения находится 40 процентов исторического наследия. Мы можем потерять исторические центры целых городов - Костромы, Иркутска, Томска. Приватизация - это шанс выжить.