Новости

02.08.2004 06:59
Рубрика: Экономика

Бульдозером по граням между городом и деревней

К 2010 году столица поглотит все окрестные деревни

Москву не зря называют большой деревней. Практически всю свою жизнь она прирастала окрестными селами, деревнями и другими поселениями, прежде чем стать мегаполисом. Давно получили городскую прописку старорусские Перово, Фили, Ясенево, Кожухово, Кузьминки, Огородники, Хамовники, Мневники, Коньково... На северо-западе, напротив Серебряного бора, и поныне здравствует село Троице-Лыково, ставшее известным всему миру благодаря тому, что там поселился Александр Солженицын. В 1999 году в границах столицы числилось 75 деревень и поселков. Именно тогда правительство Москвы приняло постановление N 1234, в соответствии с которым 35 из них решено упразднить с последующей реконструкцией, а 40 - снести.

Москва, деревня Новокурьяново

Южное Бутово - самый молодой и быстро развивающийся район ЮЗАО. В начале 90-х он начал осваивать свободные земли под застройку. О трех снесенных деревнях - Поляны, Гавриково, Чернево, осталась память лишь в названиях новых микрорайонов и улиц. На высвободившихся 60 га построили современное жилье, часть отдали под зону отдыха и пустили первую очередь линий легкого метро от станции "Бульвар Дм. Донского", далее лесом до главной районной магистрали - бульвара Адмирала Ушакова. Но бурное развитие района споткнулось об уцелевшие сельские поселения. Оставшиеся 11деревень и поселков, занимающих территорию в 310 га, тормозят развитие прогресса. В более чем 1100 домах постоянно прописаны 5 тысяч человек. В недалеком будущем, по планам застройки, если им суждено будет сбыться, на их месте появятся не только жилые дома, но различные объекты инфраструктуры - дороги, магазины, школы, детские сады, поликлиники, предприятия бытового обслуживания, зоны отдыха...

Чтобы попасть в настоящую деревню, достаточно добраться до Новокурьянова, и вот она - глухомань. Покосившиеся дома, того и глядишь, завалятся. Условия жизни, быт - для городского жителя почти экстремальные. Печку топят углем. Газ привозной. Воду таскают из колодцев. Помывку устраивают в корытах. Бывает, без света сидят сутками. Удобства, само собой, во дворе. От бывшего магазина осталась одна стена с надписью "Мясо". Главная достопримечательность - одноэтажная начальная школа из кирпича. Ребятишкам постарше приходится за семь верст киселя хлебать. Деревня отрезана от остального мира, общественный транспорт туда не заглядывает. "Живем в зоне свободного передвижения", - шутит Татьяна Ивановна Панина. Доехать до Новокурьянова можно только через подмосковную Щербинку. Татьяна Ивановна, когда-то работавшая на АЗЛК начальником смены, ныне на пенсии по инвалидности, рассказывает, чтобы добраться до районной поликлиники, магазина или аптеки, надо прошагать несколько километров, весной, осенью - по непролазной грязи. Кругом мусорные терриконы. Видимо, власти считают: зачем тратиться, вкладывать деньги в неперспективную деревню, проводить капитальный ремонт, если она все равно обречена, ее вроде как нет. Не случайно в официальных документах сельские поселения проходят как "бывшие", их как бы нет. Но они есть и пока настоящие. "Наверное, хуже нашей деревни нет, о нас вспоминают, только когда выборы", - говорит Татьяна Ивановна.

Трудно поверить, что это называется Москва и на дворе XXI век. Местные жители, уж два десятка лет числящиеся москвичами (с тех пор, как Бутово стало Москвой), пишут в обратном адресе на конверте: Москва, деревня Новокурьяново (варианты: деревня Захарьино, Захарьинские Дворики, Щиброво...) "Вот как мы отошли к Москве 12 июля 1985 года, - говорит Татьяна Ивановна, - так и ждем, когда нас отселят. Дома не ремонтируем, так только, если дверь покосившуюся поправить, или пол, чтоб совсем не провалился. Сидим на чемоданах".

Главный тормоз

Таких, умирающих деревень, как Новокурьяново, в районе большинство. И разговоры о сносе и реконструкции бывших деревень Южного Бутова действительно идут давно. Но переезд все откладывался. Главный тормоз - сами жители. Не все, конечно. По словам префекта ЮЗАО Валерия Виноградова, опросы, проведенные нынешней весной управой района, показали, что подавляющее большинство устали "жить в нечеловеческих условиях" и ждут не дождутся, когда их переселят в благоустроенное жилье. Но даже в наиболее захудалых деревнях находятся "сопротивленцы". Всего таких, по подсчетам управы, процентов 25 - 30. Не мало. Как правило, объясняет префект ЮЗАО Валерий Виноградов, это люди, которые получили земельный участок по наследству от бабушек и дедушек, используют его под дачу, имея жилье в "городе". Действительно, по соседству с развалюхами можно узреть за солидными заборами добротные дома-коттеджи. Дача в лесу, до которой можно добраться на метро, - поди плохо. Да и капитал нехилый на "черный день". Эти дома построены в соответствии с правами собственников. Захочешь снести - хозяева затеют многолетние судебные тяжбы.

Предводитель инициативной группы, бизнесмен из поселка Бутова Владимир Жирнов назвал мне цифры, отличающиеся от "официальных". По проведенным ими опросам, 70 процентов поселковых домовладельцев не желают переезжать в панельные многоэтажки, хотят жить на своей земле, строиться и развиваться на ней на свои средства. И привел в пример другого бизнесмена, у которого на участке уже стоит шикарный дом. А бедных предлагает отселить, найдутся, мол, пришлые денежные мешки, готовые купить им жилье в другом месте. "Я хочу, чтобы это был коттеджный поселок европейского типа", - поделился со мной своим проектом. И сообщил, что он и его сторонники будут устраивать акции протеста, отстаивая свои права. "За эти коттеджи как бы "гражданская война" не развернулась, - опасается глава управы Сергей Гаврилов. - И еще неизвестно, кто в ней победит". Префект вроде бы настроен более оптимистично: "Очень не простая, но решаемая задача". Да и попробуй ослушаться градоначальника, который распорядился заручиться согласием каждого домовладельца. Впрочем, он не исключает добровольно-принудительного варианта через возможные судебные разбирательства. По словам Жирнова, пять готовеньких исков городским властям от жителей поселка Бутова уже лежат в Тверском суде. Приняты к рассмотрению. Правда, судья сейчас в отпуске.

Еще небольшая часть деревенских жителей просто не хотят никуда переезжать, не желают отрываться от земли, где каждая грядка, каждый кустик собственноручно посаженного крыжовника дороги как память. У них есть выбор: согласно Земельному кодексу они могут взять компенсацию деньгами и купить дом за городом или - участком в натуре. Кстати, когда строили линию легкого метро и сносили бульдозером старые дома, некоторые жители не захотели переезжать в благоустроенное жилье и потребовали предоставить им земельный участок.

Говорят, когда собирались сносить деревню Поляны, начались поджоги. Поджигали вроде бы умышленно те, кто был против сноса, кого не устраивали условия переезда. Люди дежурили по ночам, наивно полагая, что им удастся остановить бульдозеры. За последний год "красный петух" спалил несколько изб в разных деревнях. История повторяется?

Иного выхода у властей, кроме как "дойти до каждого", найти компромиссные решения, нет. Иначе не избежать противостояния с жителями и очередной затяжки с наступлением прогресса.

На пути воплощения в жизнь радужной перспективы сноса и реконструкции бесперспективных деревень встал аэродром Остафьево. Расквартированный на территории Московской области, он вплотную примыкает к границе Южного Бутова и досаждает своим ревом, не дает спать окрестным жителям и всему "спальному" району. Более того, прошел слух, будто "Авиагазпром" собирается удлинить взлетно-посадочную полосу и наделать еще больше шума. "Мы вместе с властью области, руководством аэродрома должны искать какие-то варианты. Конечно, лучший выход - вывести его вообще, - считает префект. - Сейчас аэропорты, окружающие столицу, вполне справляются с нагрузкой". Мнение мэра более категорично: аэродром нужно ликвидировать, за ненадобностью городу. Но как еще на это посмотрят хозяева Остафьева.

Вместо деревни - СИЗО

Снос и застройка бывших деревень - это еще земельный ресурс. Центр города себя уже исчерпал, даже под "точечную" застройку трудно найти свободное место. А тут - одноэтажная Москва. Строй - не хочу и греби деньги лопатой.

Планами застройки деревень предусмотрен "индивидуальный" подход и к каждому поселению. Скажем, территория деревни Липки по проекту - жилой микрорайон. А Захарьино входит в границы охранной зоны - памятника архитектуры и садово-паркового искусства, сохранившего храм XIX века. Здесь, прежде чем строить, необходима историко-архитектурная экспертиза. Деревню Новоникольское частично "съест" реконструкция Варшавского шоссе с расширением полос, дорожными развязками и проколом под курским направлением Московской железной дороги, который воссоединит наконец восточную и западную части района. Проект прошел экспертизу, и в будущем году пустят первую очередь современной трассы. "Если найдутся деньги", - добавляет префект Валерий Виноградов. Место расположенной внутри кольца ВНИИЖТ деревни Новокурьяново займут метродепо, турецкий торгово-оптовый центр и СИЗО. Деревня Щиброво, находящаяся в санитарной зоне очистных сооружений, превратится в парк. Создание производственно-коммунальной зоны "Бутово", проект которой разработан еще в 1996 году, поглотит сразу несколько сел.

Строить и расселять будут волнами. Первыми на очереди - жители поселка Бутова, готовые переехать безоговорочно. Для них проектируется строительство за счет средств городского бюджета 8 "стартовых" жилых домов общей площадью 50 тысяч кв. м.

Последний из аборигенов

"При благоприятном развитии событий, - говорит Валерий Виноградов, - на месте отселенных деревень можно построить до 1 млн. 800 кв. метров жилья. Последний деревенский житель, если все будет идти по плану, покинет свою сельскую обитель в 2010 году". Верится, правда, с трудом. Пока большинство из прожектов лишь в стадии проработки, эскизов и набросков. В какую сумму выльется весь проект, еще неизвестно. Надо все проинвентаризировать, просчитать с учетом компенсаций, предоставления новых земельных участков в Московской области, с которой тоже хорошо бы договориться... Новое жилье, объекты социальной сферы строить надо на инвестиции, считает мэр. Денег на все в бюджете не найдется. А вот строительство инженерных сетей и дорог - за счет городской казны. Иначе никакого инвестора в эти деревни строить не заманишь.

К сведению жителей сносимых домов: не торопитесь прописывать на своей территории своих многочисленных родственников и просто знакомых в надежде разжиться лишними квадратными метрами. ГУВД предписано строго следить за "искусственным размножением". Хотя, говорят, уже не уследили, есть дома, в которых прописались десятки семей.

Если удастся в ближайшее время стереть грани между городом и деревней, Южное Бутово из выселок, которыми пугают москвичей, превратится в район, привлекательный во всех отношениях.

Экономика Недвижимость Жилая недвижимость Москва Правительство Москвы ЦФО
Добавьте RG.RU 
в избранные источники