Новости

12.08.2004 03:00
Рубрика: Происшествия

Пожалуйте на пытку с диктофоном

Суд с легкой руки прокурора отпустил бандитов, которые держат в страхе весь город

На днях суд Александрова, маленького провинциального города во Владимирской области, огласил приговор трем мужчинам. Крепкие, спортивного телосложения, они явно слушали его без опасения. Год и полтора года вольного поселения по сравнению с тем, что могло им грозить, - сущие пустяки. Учитывая время, проведенное в сизо, это означало свободу. После слов судьи в битком набитом зале наступила тишина, которую прервал щелчок замков караульных, открывающих двери клетки. Для родных вышли на свободу их близкие, для местных жителей - бандиты, более известные в городе как члены организованной преступной группировки Голавля-Большакова.

Город вздрогнул, узнав о приговоре. Процесс-то был громкий, ведь на скамье подсудимых сидели личности, благодаря которым заштатный Александров прославился далеко за пределами области. Специфическая криминальная слава города подкрепляется новыми убийствами, разбоями и исчезновениями людей. По последнему показателю, кстати, Александров уступает разве что Чечне, шутка ли - за год десятки пропавших без вести людей.

Почти все громкие преступления до сих пор не раскрыты. Но то, что считается невыясненным в официальных милицейских сводках, на устах горожан имеет весьма четкое объяснение - вон они, бандиты, катаются открыто, никого не боятся... Любой в Александрове скажет, что банда Голавля-Большакова затерроризировала всю округу.

В городе уже и не надеялись, что кто-то реально сможет противостоять бандитам. Но такие люди нашлись - семья Орловых. Отец, Антон Васильевич Орлов, и два его сына, владельцы небольшой автостоянки, наотрез отказывались платить за "крышу". Крепкие парни не раз наведывались с требованием раскошелиться. Орловы в ответ забрасывали правоохранительные органы заявлениями о фактах вымогательства. Но Фемида оставалась глуха и слепа даже, когда бандиты несколько раз поджигали семейный бизнес Орловых, а однажды даже совершили на их дом разбойное нападение и покушение на убийство.

Развязка противостояния наступила нынешней весной. Средь бела дня в центре города группа мускулистых парней нагрянула к Орловым. Теперь их "попросили" заплатить за разбитую накануне машину их знакомого таксиста. За разбитое лобовое стекло старой таксистской "Волги" 1972 года выпуска они потребовали три тысячи долларов. Один из братьев Орловых, Леонид, сказал, что за машину платить готов, но разговаривать будет только с таксистом. Получив отказ, десяток бандитов начали зверски избивать Орловых.Раненный ножом Леонид Орлов сумел открыть дверцу своей машины, достать охотничье ружье, которое с некоторых пор постоянно возил с собой, и выстрелить в бандитов, убив сына Большакова. Многочисленные свидетели узнали в нападавших известных персонажей, многие из которых не раз сидели за вооруженные нападения, грабеж, вымогательство.

28 мая этого года в материале "Прокуроры выстрелов не слышат" "РГ" подробно рассказала о тех событиях, после которых трое участников того избиения во главе с самим Голавлем и оказались на скамье подсудимых. Многие успокоились и подумали, что наконец-то банде Голавля-Большакова пришел конец. Шокирующий приговор суда положил конец этому спокойствию. За групповой "наезд" с тяжкими телесными последствиями, с применением бейсбольных бит, железных труб и ножей двое обвиняемых вышли на свободу прямо в зале суда. Голавлю еще полгода предстоит жить на вольном поселении, что тоже означает фактическую свободу. Но суд не вышел за рамки предъявленных обвинений. Это гособвинение на последнем заседании суда неожиданно для всех отказалось предъявить преступникам статью 163 УК РФ (вымогательство), с которой, собственно, и выходило в суд. По предъявленным же статьям 112 и 116 УК РФ прокурор потребовал минимальные сроки вольного поселения, видимо, посчитав, что кара за тяжкие телесные повреждения и ножевое ранение не заслуживает тюремного заключения.

Прокурора не смутили даже показания таксиста, от имени которого якобы выступали бандиты. Таксист заявил, что никого не просил вести переговоры о возмещении ущерба. Без внимания остались и многочисленные заявления Орловых о попытках вымогательства и рэкета банды Голавля-Большакова, которые приобщены к материалам дела. Показания свидетелей также подтверждали точку зрения Орловых, но в приговоре не отразились.

Городской прокурор Александр Шайкин в разговоре с нашим корреспондентом объяснил действия прокуратуры просто: сколько юристов, столько и мнений. Мол, Орловы говорят одно, бандиты другое, а вымогательство такая статья, что для ее доказательств необходимы видео- и аудиоматериалы факта вымогательства. Процесс передачи денег должен быть запротоколирован и закреплен процессуально. Без этого суд просто не посчитает преступление доказанным, а любые сомнения, как известно, всегда трактуются в пользу обвиняемых. Если следовать такой логике, то выходит, что, скажем, пытки, издевательства и побои - стандартные методы вымогателей - пострадавшие должны снимать на видео и записывать на диктофон?

Как бы там ни было, сейчас александровские бандиты снова на свободе и снова в центре городских пересудов. Выйдя на свободу, один из "героев" громкого судебного процесса, мастер спорта по самбо, мгновенно "засветился" с новыми требованиями к очередной жертве. "Попросил" заплатить одного парня. Памятуя о непотопляемости бандитов, бедолага теперь думает, где взять деньги. В правоохранительные органы обращаться боится, уверен, что у бандитов там все куплено. Несколько дней назад по городу снова прокатилась череда убийств. От пуль киллеров с разницей в несколько дней погибли несколько известных в городе бизнесменов и один экс-прокурор города. И это, думается, тоже косвенные последствия недавнего приговора, а точнее, свидетельство окрепшей уверенности бандитов в своей безнаказанности. По городу ходят устойчивые слухи - сумма выкупа бандитов от правосудия составила 60 тысяч долларов.

Устали воевать с бандитами и Орловы, тем более что и воевать-то теперь особо некому. Недавно прямо на пороге суда в центре города некто застрелил главу семейства Орловых Антона Васильевича. Он умер, так и не узнав, что бандиты, долгое время требовавшие с него денег, по закону не вымогатели, а мелкие хулиганы.

Компетентно

Александр Обозов, председатель президиума коллегии Союза московских адвокатов:

- Неоднократно мне приходилось защищать интересы потерпевших, в том числе и по делам о вымогательстве. Я не согласен с утверждением прокурора о том, что вымогательство является труднодоказуемым.

Согласно смыслу статьи 163 УК РФ, вымогательство считается оконченным с момента предъявления требования, подкрепленного угрозой. То есть лица, предъявившие требование и подкрепившие это требование хотя бы устной угрозой, уже фактически совершили преступление, независимо от того, получили они что-либо от потерпевшего или нет. По делам о вымогательстве доказательствами по делу могут являться не только аудио- и видеозапись, но и показания потерпевшего, свидетелей, заключение судебно-медицинского эксперта о наличии на теле потерпевшего телесных повреждений.

Однако бывают случаи судебных ошибок, когда суд за вымогательство принимает обычное самоуправство, ответственность за которое предусматривает ст. 330 УК РФ. Действительно, грань между этими двумя преступлениями очень тонкая. Фактически самоуправство от вымогательства отличает то, что человек, выдвигающий требования о передаче ему чего-либо, обоснованно уверен в том, что это что-либо принадлежит ему по закону, но добивается получения этого вопреки процедуре, установленной законом.

Отправить дело в суд, когда тебе потерпевший предоставил диктофонную запись, съемки на видео, привел десяток свидетелей, большого ума не требуется. Попробуй-ка процессуально доказать, что данные люди действительно вымогали. Надо проводить допросы, снимать показания, пытаться найти, кто и где врет. То есть этим надо заниматься профессионально и плюс иметь желание докопаться до истины. В этом, кстати, и заключается профессионализм следователя.

Если брать конкретную ситуацию с братьями Орловыми, то, на мой взгляд, у следствия были все предпосылки доказать вымогательство. Оно располагало косвенными доказательствами вины. А показания таксиста напрочь рушат версию обвиняемых.

Сергей Бабурин, депутат Госдумы, доктор юридических наук, профессор:

- Да, вымогательство - сложная для следствия статья, но не потому, что она труднодоказуемая, а потому, что, как правило, не видно слишком большой ретивости со стороны правоохранительных органов ее доказывать. Сводить всю систему доказательств только к наличию аудио- и видеозаписи фактов вымогательств - самый легкий путь для сыщиков и прокуроров. Косвенные доказательства, свидетельские показания и объективные доказательства иного плана также должны быть восприняты судом. Эта статья, если и буксует, то в связи с плохой правоприменительной практикой, а не в связи с ущербностью законов.

Государство, на мой взгляд, должно более жестко защищать граждан от вымогателей и организованных банд. В практике борьбы с рэкетом накоплен немалый зарубежный опыт. Во многих странах с этим явлением смогли покончить только... отстрелом. Не удивляйтесь. Это не выходит за рамки правового поля и речь не идет о применении к вымогателям смертной казни. Просто в некоторых странах государство разрешило потерпевшим применять оружие против бандитов. Это правовой метод, когда к тебе пришел человек или группа лиц, угрожая ножом или пистолетом, ты имеешь право защищаться всеми доступными тебе методами. Причем не только жертва, но и прохожий, который готов прийти на помощь. Как только бандиты убедятся, что вымогательство для них смертельно опасно, поверьте мне, количество таких преступлений резко пойдет на спад. Речь, как вы понимаете, идет о расширении понятия "необходимая самооборона".

Что касается правоприменительной практики, скажу одно: с вымогателями надо бороться параллельно с борьбой против коррупции в самих органах дознания, следствия, прокуратуры, суда.

Происшествия Преступления Криминал Происшествия Преступления Филиалы РГ Центральная Россия ЦФО Владимирская область Расследования Тимофея Борисова