Новости

12.08.2004 01:00
Рубрика: Общество

Две жизни генерала Кунцевича

К сожалению, после применения психомеметиков - отравляющих веществ "обратимого действия" - не удалось вернуть к жизни и 119 заложников. Врачи поначалу просто не знали, как им в этой ситуации спасать людей...

Обладатель "секретной" Ленинской премии (говорят, что получил он ее именно за разработку ОВ "обратимого действия"), генерал-лейтенант Кунцевич прожил, образно говоря, две жизни. В первой боролся за то, чтобы Советский Союз укреплял свою оборонную мощь с помощью химического оружия. А потом уже боролся с этим самым оружием - за уничтожение многолетних смертоносных запасов.

В 1981 году Анатолию Кунцевичу присвоили звание Героя Социалистического Труда. Оценка такого рода для военного, который все годы службы провел в лабораториях и на испытательных полигонах, говорит о многом. В справочнике, где собрана информация о 100 лучших химиках мира всех времен и народов, по поводу научной деятельности Кунцевича сказано весьма лаконично: "Основные научные исследования посвящены химии и технологии очистки поверхностей, воды и отработанных веществ. Разработал теоретические основы создания высокореакционных сорбентов. Установил критерии оценки полимерных материалов для технологических целей. Обосновал "координационный эффект" в реакциях нуклеофильного замещения, закономерности "жидкофазной" и "диффузионной" стадий реакций в сложных системах. Эти работы имели основополагающее значение для решения проблемы оптимизации управления химическими процессами в нестационарных условиях". Расшифровывать и комментировать язык научных изысканий достаточно сложно. Ясно одно: масштабы научного поиска Кунцевича и его результаты весьма весомы.

Сегодня в Речице живет мама Анатолия Демьяновича, 92-летняя Ольга Федоровна. Живет одна. Младшая дочь Светлана минчанка. Еще один сын Эдуард умер раньше Анатолия. Мужа Демьяна Игнатьевича похоронила в 1991-м... Частый гость у Ольги Федоровны племянник Николай Иванович Ман. Живет от ее дома в десяти минутах ходьбы. Он и позвонил в редакцию: "Расскажите о генерале Кунцевиче... Такой замечательный был человек! А знают о нем так мало..."

Увы, многие выдающиеся люди остаются в тени. У каждого времени - свои герои. Но в случае с Анатолием Кунцевичем свою роль сыграла и строжайшая секретность вокруг его работы и службы. Родился будущий генерал и ученый в деревне Свислочь на Могилевщине. Вместе с родителями колесил по многим городам и селам Беларуси. Отец был на партийной работе. Куда партия пошлет - туда и ехал. В Речице Кунцевичи оказались в 1952-м. Когда позже Анатолий Демьянович заглядывал в родные края, только самые близкие родственники и работники военкоматов, где генерал обязан был "засветиться", знали, что встречаются с военным чиновником очень высокого ранга. С 1984 по 1991 год генерал-лейтенант Кунцевич занимал должность заместителя начальника химических войск Министерства обороны СССР. Для остальных это был просто "московский гость", который любил побродить по Речице, заглянуть в магазины, прицениться к товарам, порасспросить народ о его житье-бытье. Часто приходил к дому по улице Снежкова. Отсюда Анатолий уехал поступать в Военную академию химической защиты. Сюда наведывался к родителям, сестре и брату в курсантские годы. Может, в год 70-летия со дня рождения земляка-генерала местные власти установят на этом доме мемориальную доску? Ведь его имя уже не спрятано под грифом "секретно". Возможно, и одну из новых речицких улиц именем Кунцевича назовут...

Отдельной строкой вписана в биографию Анатолия Кунцевича чернобыльская авария. 1986 год. В ночь с 25 на 26 апреля его срочно вызывают к начальнику Генерального штаба: в Чернобыле взорвалась атомная станция. Начальник химических войск генерал-полковник Пикалов находился в это время на сборах во Львове. Ученый с группой подчиненных срочно выезжает на место трагедии. Несколько дней и ночей проводит в зоне аварии. Сам лично оценивает параметры уровней радиации и характер выпадений. Москву волновал на тот момент главный вопрос: "утихнет" реактор или нет, возможен ли новый взрыв?.. В начале мая был заготовлен проект постановления ЦК КПСС и Совета министров СССР о мерах по ликвидации последствий чернобыльской аварии. Начальник Генштаба маршал Советского Союза Сергей Ахромеев ознакомил с этим проектом и Анатолия Демьяновича. Прочитав еще не принятый документ, Кунцевич в течение 40 минут доложил свои выводы. Большинство из них сводилось к тому, что предложенные мероприятия нельзя будет выполнить ни по срокам, ни в тех объемах, о которых идет речь в постановлении. Надо отдать должное Ахромееву. Он предлагает выступить Кунцевичу вместо него на заседании оперативной группы с участием первых лиц государства. Анатолий Демьянович едет за советом к президенту Академии наук СССР Анатолию Александрову, высказывает свои аргументы и получает его поддержку. Главный вывод доклада, озвученного на Старой площади, сводился к долгосрочному характеру работ по ликвидации последствий аварии. О скором возврате населения в тридцатикилометровую зону не может быть и речи. Не говоря уже о десятикилометровой зоне, вход в которую для жителей должен быть заказан, по крайней мере, на ближайшие десятилетия. Председатель Совмина Николай Рыжков заметил, что уже объявлено о скором времени возврата населения в родные места, о предстоящем возобновлении работы станции. Анатолий Демьянович в ответ возразил, что сделать это так быстро нельзя. Спустя несколько месяцев Н. Рыжков подтвердил прогнозы Кунцевича во всеуслышание. А тогда, в мае 1986-го, уже на следующий день после заседания оперативной группы, Анатолия Демьяновича назначают главным специалистом по дезактивации. Вскоре в Чернобыле по предложению генерала создали научный центр, который и координировал в течение 1986-1987 годов работу 400 тысяч военных. И хотя личный состав центра выполнял задачи вахтовым методом, научным руководителем на постоянной основе был генерал Кунцевич.

В 1987 году Анатолия Кунцевича избирают академиком Академии наук СССР. Он становится и консультантом Генерального секретаря ООН по химическому оружию. Участвует в самых авторитетных переговорах по химическому разоружению, руководит исследованиями по утилизации отравляющих веществ, является председателем Комитета по конвенциальным проблемам химического и биологического оружия при президенте Российской Федерации. Разрабатывает концепцию уничтожения химического оружия с минимальным ущербом для населения, экономики, окружающей среды. Ездит по разным странам мира. "Пробивает" создание Экологической лаборатории на деньги западных спонсоров. Стоимость проекта - 30 миллионов долларов. Организовывает проведение первой и второй московских международных конференций по проблемам химического оружия. Создает российско-вьетнамский центр, который занимается концепцией реабилитации здоровья вьетнамского населения. И... попадает под перекрестный огонь. "Левые" и патриоты обвиняют Кунцевича в том, что он якобы протекционирует западные компании и технологии. А правые голословно утверждают, что ученый участвует в нелегальной торговле оружием. Американцы идут еще дальше: в 1995 году госдепартамент принимает персональные санкции против Анатолия Демьяновича. Мол, лично он, Кунцевич, участвовал в продаже Сирии 800 кг исходного сырья для изготовления химического оружия. Звучали и другие, не имевшие ни малейших доказательств, обвинения. Уже в марте этого года Госдепартамент США уведомил конгресс, что бывший советский генерал "прекратил помогать или поощрять любое иностранное государство" в разработке химического и биологического оружия. Затем были сняты персональные санкции. Вот только забыли американцы сообщить, что со времени кончины Анатолия Кунцевича прошло уже два года...