Новости

28.08.2004 04:00
Рубрика: Экономика

Банкиры оптимистичнее министров

Центробанк обеспечит стопроцентную стабильность рубля в следующем году, уверяет первый зампред ЦБ Алексей Улюкаев
Текст: Игорь Петров (корреспондент агентства "Интерфакс-АФИ")

- Алексей Валентинович, основные направления вы обычно готовите совместно с правительством. В этом году вы вынесли на правительство собственные прогнозы и даже предложили третий вариант развития экономики в 2005 году.

- На самом деле никакой особой интриги здесь нет. Базовый сценарий развития экономики по-прежнему разрабатывает минэкономразвития, а мы используем его в своих расчетах. Напомню, были подготовлены варианты развития экономики в 2005 году на основе пессимистического прогноза цены на нефть - 22,5 доллара за баррель и оптимистического - 26 долларов. Это было в апреле-мае.

А когда мы начали работать над проектом основных направлений кредитно-денежной политики, нефть уже стоила - по итогам первого полугодия - 31 доллар. И мы рассудили так: ЦБ обязан руководствоваться официальными прогнозами минэкономразвития, и, исходя из этого, сделали свои сценарии платежного баланса и денежной программы. Но в то же время мы должны быть готовы к любому развитию событий, тем более что почти все мировые аналитики предсказывают, что цена на нефть в 2005 году будет не ниже 30 долларов за баррель.

Поэтому я считаю абсолютно правильным то, что мы так поступили. Это повышает степень предсказуемости в банковской системе.

- А почему возникли разногласия по темпам инфляции на следующий год?

- В первоначальном прогнозе правительства стояли такие цифры по инфляции: 6,5-8,5 процента в 2005 году, 6-7,5 процента - в 2006 году и 5-6,5 процента - в 2007 году. Потом минэкономразвития, видимо, решило создать некоторый запас прочности и заложило инфляцию в 2005 году в диапазоне 8-9 процентов, хотя все расчеты по бюджету сделаны из расчета 8,5 процента.

В результате дискуссии возник компромиссный вариант. Теперь в документах правительства инфляция в 2005 году будет указана в промежутке 7,5-8,5 процента. То есть верхняя граница остается нашей.

- А вы лично к какому варианту склоняетесь?

- Лично я думаю, что правительство немного занижает стартовые возможности на 2005 год. Наш вариант, предусматривающий цену на нефть в 31 доллар, более реалистичен.

Надо понимать, что минфин, минэкономразвития и Центральный банк - консервативные учреждения, потому что на них лежит большая ответственность. Но этот консерватизм как бы разного замеса. Минфин консервативен, потому что ему нельзя переоценивать доходы бюджета, в противном случае ему придется нести ответственность перед бюджетополучателями. А Банк России должен быть консервативным с другой точки зрения - ему надо обеспечить стабильность рубля и денежного рынка как при супервысоких ценах на нефть, так и при их катастрофическом падении.

Мы считаем, что ЦБ готов к разным вариантам развития событий в экономике.

Никто не ставит вопрос о возможности глобальной девальвации или чего-то в этом смысле.

- Итак, вы склоняетесь к оптимистическому сценарию, сохранению высоких мировых цен на нефть. Но не приведет ли неиссякаемый поток нефтедолларов к обострению "голландской болезни" в экономике России?

- Здесь не все так однозначно. Наши исследования показывают, что в настоящее время в России связь между укреплением реального эффективного курса рубля и замедлением экономического роста не прослеживается.

И еще один нюанс. После того, как правительство с 1 августа подняло шкалу экспортных пошлин на нефть и нефтепродукты, происходит изъятие практически всей дополнительной выручки нефтекомпаний. Правда, появился другой вопрос для дискуссий: как распорядиться средствами стабилизационного фонда - размещать ли их в надежные обязательства иностранного государства или тратить на выплату внешнего долга. Но в целом механизм изъятия "лишних" денег из экономики создан. Поэтому ЦБ не ожидает давления нефтедолларов на валютный рынок.

- Как вы относитесь к прогнозу МЭРТ о том, что в этом году отток капитала из России может составить порядка 8,5 миллиарда долларов?

- В основных направлениях денежно-кредитной политики на 2004 год мы предполагали, что при среднегодовой цене на нефть в 30,5 доллара за баррель вывоз частного капитала может составить как раз 8,5 миллиарда долларов. Пока у нас нет оснований пересматривать этот прогноз.

Что такое увеличение оттока в этом году? Это отчасти уход того спекулятивного капитала, который пришел в конце прошлого года. В апреле наша курсовая политика изменилась, номинальный курс рубля к доллару стал падать. Краткосрочный капитал сразу стал уходить.

Но есть вещи, связанные с движением долгосрочного капитала. Он уже ориентируется на такие факторы, как защита прав собственника и многое другое, что в целом определяет такое понятие, как инвестиционный климат.

В то же время мы ждем прироста объема золотовалютных резервов.

- Золотовалютные резервы России сейчас приближаются к ста миллиардам долларов. Можно ли говорить, что мы стали серьезным игроком на международном валютном рынке?

- Да, но мы не ставим перед собой задачи зарабатывать на колебаниях мировых валют. Поэтому наши действия на рынке преследуют цель создания правильной структуры золотовалютного портфеля с точки зрения соотношения между долларом, евро и фунтом, с точки зрения структуры портфеля ценных бумаг, в которые мы вкладываем валюту.

- В портфеле Центробанка по-прежнему будут преобладать доллары?

- В принципе никто нас не обязывает держать 70 процентов в долларах, 25 - в евро и 5 - в остальных валютах. Но я думаю, что в следующем году мы можем пересмотреть структуру, несколько увеличить долю евро. Но все будет происходить постепенно, не спеша, очень осторожно и с оглядками.

- Некоторые эксперты говорят о том, что рубль может стать полностью конвертируемым не в 2007 году, а значительно раньше. Вы с этим согласны?

- Есть формальная конвертируемость и реальная. Формальная - это когда мы снимаем все преграды по капитальным операциям, по текущим операциям они были сняты значительно раньше. Но ведь еще и международные рынки должны признать нашу валюту, должен быть спрос на нее, банки должны вести корреспондентские счета в рублях. Шаги в этом направлении делаются, но я совсем не уверен, что года хватит на то, чтобы рынки безоговорочно признали рубль. Поэтому мы будем действовать в рамках нового Закона о валютном регулировании: к 2007 году уберем ограничения по капитальным операциям и совместно с правительством будем стремиться к тому, чтобы наши иностранные контрагенты предъявляли спрос на рубли.

- Август в России - традиционно месяц тревожный, поэтому не могу не спросить вас как человека, отвечающего за кредитно-денежную политику в стране. У вас нет опасений за ситуацию в августе следующего года?

- Я не вижу никакого повода беспокоиться за стабильность денежной и финансовой системы. О чем у нас сейчас идет дискуссия? О том, будет ли экономический рост 7 процентов или 6, будет ли профицит бюджета 1 процент или 3. Но ведь никому не приходит в голову сомневаться в том, что экономический рост вообще будет. Мы в Центробанке спорим о том, какой процент укрепления рубля можем себе позволить. Никто не ставит вопрос о возможности глобальной девальвации или чего-то в этом смысле. Поэтому я считаю, что стопроцентная надежность нашей денежной системы и национальной валюты в ближайшие годы будет обеспечена.

Экономика Финансы Валютный рынок Госфонды и контрольные органы Центральный банк