Новости

03.09.2004 00:40
Рубрика: Общество

Потерянные дети

Удочерение немецким канцлером девочки из Санкт-Петербурга вновь оживило дискуссию о том, отдавать ли сирот иностранцам

Cиротство - это катастрофа

Не секрет, наше государство долгое время подменяло заботу о сиротстве финансовыми инъекциями. Никого не смущало, что эти вложения улетают как в черную дыру, а одиноких детей меньше не становится. Про самый действенный способ профилактики сиротства - устройство детей в семьи (путь, по которому пошли все цивилизованные страны, победившие эту беду), никак не говорилось. Он не пропагандировался, не подкреплялся материально, не развивался. В итоге сегодня иностранные граждане усыновляют из детских домов и домов ребенка на несколько сотен детей больше, чем сами россияне. Хотя на усыновление именно мы имеем по закону первоочередное право. Это говорит только о том, что россияне к решению проблем сирот не готовы.

А между тем сиротство в России принимает масштабы уже гуманитарной катастрофы. Нигде в мире нет столько детей-сирот и столько сиротских учреждений, как у нас. По данным Госкомстата, в конце 2003 года их было 710 тысяч. Но, по неофициальным данным (независимых экспертов и неправительственных общественных организаций), количество сирот вместе с беспризорными детьми приближается уже к 1,5 миллиона. Заметим, усыновляются же ежегодно не более 15 тысяч детей - один из ста!

Пример семьи канцлера Германии Герхарда Шредера не одинок. Количество российских детей, усыновленных иностранцами, год от года растет. Десять лет назад, в 1994 году, за границу увезли 2131 ребенка. В 2003 году - 7 852. Количество же российских усыновителей за те же самые десять лет сократилось вдвое - с 15264 до 7331. И что поражает, никто ни разу за эти годы не озаботился вопросом: почему?

Не было анализа ситуации и программ помощи усыновителям. Не было и нет государственного органа, да и просто государственного чиновника, отвечающего за развитие института усыновления. Да и государственной политики, направленной на искоренение сиротства, устройство в семьи детей, оставшихся без попечения родителей, тоже нет.

Ни себе ни людям

По существу, российское и иностранное усыновление должно развиваться параллельно. Чем больше детей будет устроено в семьи, тем эффективнее можно считать политику государства по отношению к сиротству.

Но политика по отношению к детям-сиротам прежняя - казенная, равнодушная, обезличенная. Да и стимулов форсировать эту работу нет. Оплата труда сотрудников органов опеки и попечительства никак не зависит от количества усыновленных детей. И на показатели социального развития регионов рост количества сирот никак не влияет. Более того, открытие новых интернатов, детских домов и домов ребенка идет в заслугу их руководителям.

Несколько лет назад Генеральная прокуратура РФ пыталась проанализировать ситуацию с тем, чтобы изменить ее. В информации Генпрокуратуры содержались и такие выводы: "Статьей 20 Конвенции ООН о правах ребенка и ст. 123 Семейного кодекса РФ провозглашено, что устройство ребенка, оставшегося без попечения родителей, в семью - приоритетная форма его воспитания. Однако в стране происходит прямо противоположный процесс. Число детей, устроенных в семью (под опеку, попечительство, в приемные семьи, на усыновление), сокращается, но в то же время увеличивается количество так называемых "государственных детей", т.е. тех, кто воспитывается в детских домах и интернатных учреждениях, растет и число самих учреждений".

По итогам проверки критически была оценена работа федерального банка данных детей-сирот, поскольку он оказался неполным. Даже выборочная проверка семи регионов выявила 1 774 ребенка, сведения о которых никуда не поступали - они просто выпали из поля зрения органов опеки и попечительства.

Кто делает деньги на сиротах

И еще. Проводившие проверку прокуроры отметили, что правонарушения в сфере международного усыновления в Российской Федерации носят характер внутренней коррупции. Вот с этим трудно не согласиться. Если кто и может делать деньги на сиротах, то только наши чиновники, от решения которых зависит, какой именно ребенок достанется усыновителям. Кричащие заголовки газетных публикаций типа "Дети на экспорт", " Бизнес на сиротах" и тому подобные, направленные против иностранного усыновления, отражают по сути сугубо внутреннюю российскую проблему. Ибо зарубежные агентства, работающие с усыновителями, получают деньги только за то, что помогают людям, решившим взять в семью сироту из другой страны, оформить правильно документы, консультируют, предоставляют психолога, заказывают визы, билеты, гостиницу и т. д. Если это и бизнес, то уж во всяком случае не на детях, а на услугах, сопровождающих процесс усыновления. Бизнес законный и легальный. Поддержанный государством, востребованный обществом. К примеру, в Америке существует даже почетное звание "Ангел в усыновлении". В прошлом году оно было присвоено нашей бывшей соотечественнице, директору Международного агентства по усыновлению. Есть ли что-то похожее у нас? Вспомнит ли кто-нибудь случай, когда почетным званием или почетной наградой отметили, скажем, сотрудника министерства образования или органа опеки и попечительства? Впрочем, и подвижников института усыновления тоже вряд ли кто-то вспомнит. Известные политики и чиновники отстаивают чьи угодно права, но только не детей, Они создают всевозможные фонды, попечительские советы, конгрессы, проводят форумы, конференции, фестивали, на которых о детях-сиротах даже не вспоминают.

Никто не видел, но все говорят

Зато "пужалок" от них можно наслушаться немало. Одна из них - тема убийств российских детей, усыновленных зарубежными семьями. Она поднимается с завидным постоянством. Но это вовсе не означает, что и гибнут они постоянно. За десять лет таких случаев было шесть. Намеренно пропустила слово "всего", потому что гибель каждого ребенка, особенно по вине взрослых, - трагедия. И неважно, где это произошло. В данном случае речь идет о США, где все случаи смерти приемных детей широко обсуждались, по каждому велось следствие, прошли судебные заседания. Законодательство там не только четко регламентирует, но и действительно защищает права несовершеннолетних, сурово наказывает взрослых, проявивших к детям жестокость, допустивших их гибель или совершивших действия в отношении детей, повлекшие их смерть. И потом, если следовать этой логике, то в России усыновлять детей вообще нельзя. Ежегодно у нас погибают до двух тысяч детей, еще сотни тысяч подвергаются насилию, жестокости, унижениям. Статистика не выделяет отдельно детей, которые росли не в родной, а в приемной семье. Но значит ли это, что их нет среди жертв?

"Страшилка" о том, что российских детей пускают на органы, и вовсе из области домыслов. Во всяком случае Интерпол утверждает, что документальных подтверждений того, что происходит продажа детей в целях трансплантации их органов с использованием практики усыновления, не существует. Ни одного такого факта нигде в мире выявлено не было.

А вот примеров того, как безнадежно больным российским детям, усыновленным зарубежными семьями, делают сложнейшие операции, устраняют врожденные уродства, в буквальном смысле слова ставят на ноги, более чем достаточно. В принципе можно говорить о тенденции спасения детей-инвалидов из России, ибо в основном к зарубежным усыновителям попадают именно больные дети, имеющие столь страшные диагнозы, что российские граждане об их усыновлении и подумать боятся.

Чему научила приемная мать

Большинство иностранных агентств работают в России не первый год, помогают детским домам, опекунским, патронатным и приемным семьям. Практически все зарубежные сотрудники этих агентств и сами являются усыновителями. Глава одного из них, например, усыновила уже 9 детей из разных стран, директор другого взяла на воспитание из России троих ребятишек.

Отношение к усыновлению в других странах принципиально иное, нежели у нас. Там, например, нет такого понятия, как тайна усыновления. Наоборот: к этому серьезному шагу готовятся не только будущие родители, но и их родственники, соседи, сослуживцы. Даже в школе, где предстоит учиться усыновленному ребенку, встречи с ним ждут учителя и одноклассники. Детей, обретших семью, окружают повышенными вниманием и заботой. От детей не скрывают, где они родились, если у них есть родственники, с ними переписываются, приглашают в гости, стараются, чтобы и сами дети побывали на родине.Очень популярно среди американских усыновителей стихотворение, которое написала русская девочка. В нем говорится о том, что одна мать дала ей родину, вторая - имя, одна посеяла талант, вторая помогла увидеть цель в жизни. В стихотворении есть очень пронзительные строки о том, что если первая, родная, мать дала жизнь, то приемная научила, как прожить ее. Первая заложила в ребенке потребность любить. Вторая оказалась рядом, чтобы дать любовь. Ребенку ведь действительно все равно, где будет его дом. Главное, чтобы он был.

Екатерина Лахова, председатель Комитета Государственной Думы по делам женщин, семьи и молодежи, в одном из недавних интервью высказала озабоченность по поводу того, что если усыновленному из России ребенку в другой стране живется плохо, то мы на эту ситуацию повлиять никак не можем. И поэтому так необходимы двусторонние соглашения со странами, куда уезжают наши сироты. На этом депутаты настаивают уже не впервые. Но почему-то доводы специалистов о том, что заключить подобные соглашения с США и Канадой (где больше всего и усыновляют российских детей) невозможно, слышать никто не желает. И дело не в чьих-то кознях, а в федеративном устройстве этих государств: такие соглашения надо заключать с каждым штатом в отдельности...

Половое воспитание важнее?

Впрочем, непонятно другое: чего же так на международном усыновлении заклинило наших политиков? Ведь ребенку-сироте плохо живется в России! Что мешает повлиять на эту, так сказать, сугубо внутреннюю ситуацию? Кстати, у той же Екатерины Лаховой есть опыт отстаивания целевых программ. Общественный совет по правам человека приводит в своей аналитической записке данные о том, что благодаря ее деятельности из государственного бюджета выделялись огромные суммы на скандально известные программы "Планирование семьи" и "Половое воспитание школьников". Они в 50 раз превышали ассигнования на программу "Дети-сироты"! Да и финансировались в отличие, например, от программы "Дети-инвалиды" более исправно...

Видимо, дело не в заботе о сиротах. Иным депутатам Госдумы просто удобно сотрясать воздух о кознях иностранных граждан, усыновивших детей, и легче по-тихому лоббировать законы, обрекающие сирот навсегда остаться без семьи.

Общество Семья и дети Защита детей
Добавьте RG.RU 
в избранные источники