Новости

07.09.2004 02:00
Рубрика: В мире

Жизнь после шока

Международная школа толерантности учила молодежь из 27 стран миру без ненависти

Ты мне веришь?

Каждый человек боится падения. Боится упасть с любой высоты, даже со ступеньки, не говоря уже о тех мгновениях, когда в душе крестится, становясь авиапассажиром.

А теперь представьте: вы спокойно падаете спиной назад и вам не страшно. Это возможно только в одном случае: вы верите, что вас непременно подхватят, вас спасут.

...Они становились в круг плотным кольцом, потом немножко отступали, а в центр "для падения" выходил тот, кто поверил в это мгновение в других, как в себя, что другие руки его непременно подхватят.

Еще несколько дней назад они жались каждый к своему рюкзаку с подростковой застенчивостью, сейчас они были одним спасательным кругом. На глазах происходило что-то невероятное. Возможно, на такое способна только молодость в свои 16-18 лет.

Международная школа толерантности "Радужный мост" в Киргизии собрала на берегу главного озера Центральной Азии молодежь из 27 стран и регионов мира: Азербайджана, Афганистана, Армении, Грузии, Китая, Японии, Турции, Норвегии, Польши... Россию представляли Сергей Мольков и Ксения Прихунова из Владимирской области, Зелемхан Витаев и Мадина Ибахиева из Чечни, а также Фатима Минами из Ингушетии. Две первые леди - хозяйка Майрам Акаева и гостья из Польши Иоланта Квасьневская - были в школе главными не по протоколу, а по делу.

На открытии школы Аскар Акаев на великолепном русском языке произнес вдохновленную речь. Президент страны говорил о том, как счастливы молодые, потому что они более свободны. Им еще только предстоит выбрать профессию, убеждения, друга. Он рассказывал об истории своего государства в контексте мировой истории, и как-то само собой получалось, что более миролюбивого народа, чем киргизы, и не было. Была великая империя гуннов - от края до края земли. Но где теперь агрессивные нетерпимые завоеватели? Кто их помнит? А добрый маленький киргизский народ уже 2200 лет хранит свою государственность. Сегодня Кыргызстан стал общим домом для 80 народностей. Здесь проходил Великий шелковый путь, соединяющий Азию с Европой. И путники всегда останавливались на берегу жемчужного Иссык-Куля, чтобы передохнуть. Вот и школа толерантности тут не случайно проходит.

... Майрам Дуйшеновна на следующий день рассказывала, когда вечером из школы вернулась домой, то первым делом спросила мужа "Ну и где теперь гунны?"

Кто построил "Радужный мост"?

Общеизвестно, что у победы много отцов, это поражение - сирота.

Тем не менее отцы - основатели международной школы толерантности - конкретно известны. Хотя точнее было бы выразиться, мать-основательница.

Слово Иоланте Квасьневской:

- Шла война на Балканах. Я побывала в Сараево и поняла: мы непременно должны что-то делать. Дети потеряли веру и уважение во взрослый мир. У них был шок: друзья их родителей за одну ночь стали врагами и начали убивать друг друга. Какое найти лекарство, чтобы вернуть им надежду и доверие? Война - это сумасшествие. Люди стали делиться только по одному принципу: враг и невраг.

Мы решили пригласить балканских психологов в Польшу, чтобы искать выход: как дальше соседу жить с соседом? Мы должны построить мост. Какой? Все было непросто. Взрослым психологам из Хорватии, Боснии, Сербии было непросто. И мы поняли, что надо начинать с детей. Мне повезло тогда встретиться с польским ученым Войтеком Эйшельбергом, который вместе со своей командой разработал психологическую программу "Радужный мост".

- И в чем суть программы?

- Мы собрали подростков разных культур и вероисповедований, переживших недавно военные конфликты. Мы учили их согласию и терпимости. Начинали с простого общеизвестного теста: глухой ведет слепого прикосновением руки.

- Но ведь есть масса международных организаций, которые проводят подобные семинары и конференции.

- Да. Я знаю тех, кто борется за мир и толерантность в пятизвездочных отелях "Хилтон" и "Шератон". Мы разбили под Ольштыном палаточный лагерь и пригласили детей из многих стран, половина из них была из стран бывшей Югославии. Мы сейчас с ними поддерживаем контакты, многие из них уже сами стали тренерами и пытаются проводить свои школы.

- Когда в 2002 году Иоланта Квасьневская на 27-й специальной сессии Генеральной Ассамблеи ООН по положению детей рассказала об этом проекте и обратилась к первым леди разных стран с призывом продолжить "школы мира и согласия", я поняла, что мы в Кыргызстане непременно попробуем это сделать, - продолжила Майрам Акаева.

И сделали. Разбили лагерь из юрт (полный восторг) на берегу Иссык-Куля, повесили на сосне международный телефон и стартовали. Кто знает, что это такое - летний лагерь для иностранцев на пустом месте, где должны быть не только дискуссии и песни, но и туалет, душ, кухня, - догадается, что пришлось преодолеть киргизским волонтерам из фонда "Мээрим".

Всех детей разбили на пять деревень. У каждой был своей тренер, как правило, студент-психолог из бишкекского университета. Вечером вожатые собирались и обсуждали, как прошел день, получали новое задание от Войтека, Алисии и Адама. Польские психологи не имели права вмешиваться в текущую жизнь дня, где кроме тренингов были еще многочисленные художественные проекты и каждый начинал себя проявлять то певцом, то артистом, то издателем газеты. Все должно было случиться. Локальные конфликты и влюбленности. Все средства были хороши для мира и согласия. Когда послы государств, аккредитованные в Киргизии, в последний день услышали о результатах работы школы, то чуть ли не каждый готов был дать утвердительный ответ на вопрос японки Юрико Минами "А нельзя ли такую школу провести для взрослых?"

- Я очень благодарна Майрам Акаевой, которая первой продолжила идею "Радужного моста". И хочу надеяться, что нас еще кто-то услышит в мире.

С Мадиной Цалоевой, учительницей истории из Назрани (кстати, финалисткой всероссийского конкурса "Учитель года", на котором она проводила урок толерантности в московской школе), мы даже помечтали: как хорошо было бы "Радужный мост" провести на Кавказе, где скопилось сегодня так много несогласия, нетерпимости, особенно, добавлю я сегодня, после бесланской трагедии. Зелимхан, который окончил Серноводскую школу и поступил по президентскому набору на юрфак Североосетинского университета, нас горячо поддержал. Вот, нас уже трое согласных.

Ты меня уважаешь?

Так. У вас холодные руки? Налево. У вас теплые? Направо. Вы блондин или брюнет? Вы высокий или низкий? А зубную пасту выдавливаете с конца тюбика или со средины?

Война – это сумасшествие. Люди стали делиться только по одному принципу: враг и невраг.

- Это был самый сложный день в нашей работе, - рассказывает пан Войтек.- Нам надо было показать, как легко людям разделиться. Как легко создать врага на основе глупого повода. А в любой группе непременно появляется лидер, который тут же вам докажет (и окружающие его в это поверят!), что тот, кто родился в четный день, лучше тех, кто родился в нечетный. Или наоборот. После упражнений, очевидно искусственных, когда "враги" переходили из группы в группу и легко поняли, как просто найти причину, чтобы разделиться, надо было почувствовать более глубинные мотивы: что же разделяет их на самом деле? С чем себя человек идентифицирует? Сверхзадача наших тренингов, чтобы каждый гордился не тысячей своих отличий и превращал их в культ, а понял единственно верный посыл: "Я - человек".

- И что же вам, психологам, удалось "вычислить" здесь, на Иссык-Куле?

- Приверженность западной и русской культуре. Это было видно и слышно.

Обязательное требование в школе - рабочий язык- английский. Конечно, с ним не было никаких проблем у Билли Джошуа из США или у Михаль Нэтаньягу из Израиля. А Манзуре Хайруло из Таджикистана было непросто всех поприветствовать и рассказать, в какой стране она родилась даже на русском. Мне вообще показалось, что русский остался неофициальным дружеским языком. Для киргизов, хозяев школы, он является вторым государственным. Хотя, справедливости ради, - некоторые дети на английском уже говорят лучше, чем на русском.

У русской речи, вернее песни, был свой звездный час на Иссык-Куле. Точнее, горный час.

В один из дней школа толерантности снялась с берега и полным составом ушла в горы. Честнее сказать, поехала в Семеновское ущелье, а уж там, где автобусам не пробраться, пошла через горный перевал. В поход пошли и Иоланта Квасьневская, и Майрам Акаева. Когда становилось трудно, на горной тропе появлялись мальчишки с лошадьми, дети горных пастухов, и предлагали подвезти. Обе первые леди не упустили возможность продемонстрировать, что они свободные наездницы.

Каков запев...

Привал в любом походе - самая сладкая его часть. Особенно с хорошим восточным пловом и со знаменитыми киргизскими боорсоками (сдобные хлебные подушечки), которые как семечки можно есть не останавливаясь. Но без песен привал - не привал. Старшенькие не уступали молодежи и, кажется, даже перепели ее по-русски. В "нашей сборной" солировали Иоланта Квасьневская и заместитель министра иностранных дел Киргизии Лидия Иманалиева, которую коллеги по СНГ называют второй Зыкиной.

Что такое толерантность? Теперь мне кажется, это не только терпимость к другому. Это знание иного. Это достойный уровень образования. Представьте: на каком языке вопрос, на таком и ответ (как это блестяще продемонстрировала первая леди Польши Иоланта Квасьневская, свободно владеющая английским и русским). На каком языке запев, на таком твой сосед затягивает припев...

Не надо плакаться, что твой язык становится менее популярным в мире. Надо самому знать другие языки, другую культуру, чтобы понять, как велик мир в своем разнообразии.

Войтек берет у меня блокнот и быстро рисует квадрат, цветок, круг, дом и быстро задает вопрос: "Что между ними общего?"

Случайно (а может, сказалась школа?) я попадаю с правильным ответом: "Листок бумаги". Психолог берет листок и пытается разорвать. Это значит, погибнут вместе и дом, и круг, и цветок... Не надо.

В московском метро у меня есть любимая по своей ненавязчивости реклама: на белом щите с десяток разных цветков и фраза Аристотеля: "Город - единство непохожих".

Когда Иоланта Квасьневская, высоко оценив работу психологов, от имени государства Польского и от себя лично расцеловала Войтека и его команду, кто-то из взрослых шепотом заметил: "Поцелуй от такой женщины - то же самое, что орден из рук Александера Квасьневского". Одним словом, школа толерантности. Каждый шепчет, что думает. Или о чем мечтает.

В мире экс-СССР Киргизия Общество Образование
Добавьте RG.RU 
в избранные источники