Новости

14.09.2004 02:20
Рубрика: Происшествия

Тропы нечистых денег

Основным каналом остаются коммерческие банки (КБ), входящие в состав официальных и неофициальных финпромгрупп (ФПГ). Многие кредитные организации, в том числе превратившиеся в системообразующие, выросли прежде всего на обслуживании своих ФПГ, которые широко использовали и продолжают использовать данные КБ для ухода от налогов, репатриации и размещения доходов за границей, легализации их под видом корпоративных и иностранных инвестиций (портфельных, прямых) в России. Но банки используются и организованной преступностью. События на Северном Кавказе показывают, что она тесно срастается с терроризмом, фактически ставшим ее вооруженной рукой. Небескорыстно, разумеется. В России, по самым заниженным оценкам, насчитывается не менее 3 тысяч криминальных сообществ. Они создали более полутора тысяч собственных легальных хозяйственных структур, а также поставили под контроль свыше 40 тысяч предприятий и фирм, сотни банковских и других финансовых организаций. По данным МВД, приблизительно 70 процентов незаконных доходов вкладывается в бизнес, 15 процентов - в недвижимость и иное имущество, 15 процентов - в "общаки" и личные нужды.

Для отмывания и легализации капиталов мафия и террористы используют многие банковские операции. Это открытие всех видов счетов; зачисление и выдача средств; предоставление выписок по счетам; обналичивание; осуществление платежей; инкассирование; привлечение и размещение депозитов; предоставление кредитов; выдача и обслуживание пластиковых карт; перевод средств в банки-корреспонденты; проведение операций спот и с деривативами; пропуск денег через пункты обмена валюты; открытие, авизование и исполнение аккредитивов; инкассо чеков, векселей, не сопровождаемых коммерческими документами; факторинг, форфейтинг и учет векселей; подключение к системе "телебанк" с дополнительной защитой; обслуживание счетов подставных и подконтрольных компаний, включая зарегистрированных за границей, прежде всего в офшорах.

Экстерриториальный статус подобных зон крайне затрудняет правоохранительным органам доступ к бухгалтерии, корпоративной переписке и распоряжениям, которыми потоки капитала управляются дистанционно. Например, по направлению ресурсов на покупку крупных пакетов ценных бумаг, недвижимости, других активов, осуществления преднамеренных банкротств, слияний и поглощений. Каждая подконтрольная криминалу бизнес-структура стремится как можно дальше развести географически центры получения прибыли и место ее консолидации, уплаты налогов, расчетов и официальный адрес владельцев. Офшор для этого просто идеален.

Офшорный трафик

Нашумевший скандал с "Бэнк оф Нью-Йорк" еще раз привлек внимание к операциям некоторых финансовых институтов США, предлагающих своего рода транзитные вклады до востребования, куда на единый счет переводятся средства российских (и других) компаний, КБ, граждан. Всем им предоставляется право подписи по данным счетам. С них можно совершать абсолютно все легальные банковские транзакции по всему миру. Проверка клиентов и происхождения денег не проводится. Аналогичный сервис предоставляют КБ и в других странах.

Для узаконивания преступных доходов в банковской системе широко применяются забалансовые операции, например, заверение поручений и обязательств, траст, гарантии - как выдаваемые самими КБ, так и получаемые ими со стороны контрагентов. В последнем случае "грязные" деньги, аккумулированные за рубежом, используются в виде обеспечения ссуды, выдаваемой кредитной организацией и оформленной по всем правилам. Удобной ширмой для вовлечения средств уголовного и террористического подполья в официальный оборот стали договоры с КБ по управлению имуществом и другими активами, по валютному, налоговому, таможенному, инвестиционному, юридическому, бухгалтерскому консультированию, финансовому инжинирингу.

2 миллиарда на детские игрушки

Интернациональный трафик нелегальных капиталов тоже старается эксплуатировать наши КБ. Во время работы в одном международном банке в подразделение, которым я руководил, от группы иностранных инвесторов, базирующихся в Великобритании, поступило предложение разместить свыше 2 миллиардов долларов в виде капвложений в субъекте РФ, где мне довелось для местного правительства разработать программу экономического развития.

Как заведено во всех крупных кредитных организациях, соответствующему отделу поручили навести справки о вкладчиках капитала. Выяснилось, что упомянутая группа официально занималась производством и продажей игрушек, была зарегистрирована по адресу крохотного магазина в лондонском Ист-Энде. Она же "наследила" в финансировании экстремистских организаций в арабских странах. Естественно, сотрудничество с банком не состоялось. Не исключаю, залететь в Россию и легализоваться "инвесторы" сумели через другую "форточку".

Маскировка

Чтобы замаскировать услуги, оказываемые криминалу, кредитные организации искажают учет и отчетность, нарушают обязательные банковские правила и процедуры. Например, не составляют ведомости остатков привлеченных и размещенных средств. Книгу учета наличности ведут в электронном виде. При оформлении паспортов сделок указанные в них сведения не соответствуют условиям контрактов. В учетных карточках занижается экспортная выручка. Не ведется аналитический учет купли-продажи валюты, которая должна регистрироваться на лицевых счетах по каждому клиенту и виду валюты. Нередко отсутствует журнал по итогам приобретения акций, облигаций, векселей и других финансовых инструментов. Завышается размер комиссий. Отступая от всех законов и инструкций, совершаются операции с бездокументарными векселями. Величина открытой валютной позиции часто не соответствует заключенным срочным сделкам.

Примкнувшие к банкам

Во вторую разветвленную систему каналов по отмыванию капиталов входят небанковские финансовые организации. А именно: валютные, фондовые и товарно-сырьевые биржи, страховые и перестраховочные фирмы, пенсионные и инвестиционные фонды, управляющие, лизинговые и аудиторские компании, структуры, занимающиеся денежными переводами.

Их популярность для "очистки" средств объясняется не только тем, что все эти каналы глубоко интегрированы в кредитную систему России (что облегчает запутывание следов с помощью многоходовых трансакций), но и не столь жестким, как банковское, законодательством, надзором и контролем со стороны государственных регуляторов. Более десяти лет эта часть финансовой сферы подчинялась одновременно дюжине ведомств и организаций. Каждая выпускала собственные нормативные документы и распоряжения, часто противоречащие друг другу, что стало очень удобно для проведения любых капитальных операций. Печально, но факт: в постсоветсткие годы данная сфера использовалась как одна из крупнейших в мире "прачечных" для "отстирывания" преступных денег, в том числе из других стран.

Никто и никогда всерьез не докапывался, на какие средства создавались тысячи торговых домов и компаний, брокерских и финансовых фирм, учредивших множество товарных, товарно-сырьевых и фондовых бирж в России. Никто и никогда не интересовался, какие деньги доверяют коммерческие структуры официальным участникам российских валютных бирж для совершения сделок с твердыми и мягкими валютами. Никто и никогда серьезно не отслеживает, кто на самом деле размещает заказы брокерам и дилерам на наших и зарубежных фондовых биржах по купле-продаже ценных бумаг.

Среди примерно тысячи инвестиционных компаний, активы которых эквивалентны почти 4,5 миллиарда долларов, а обороты - 85 миллиардов долларов, есть и такие, кто замечен в операциях с "грязными" деньгами. Приблизительно 2/3 они осуществляют на внебиржевом рынке, 1/3 - на биржевом. Подобно солидным профучастникам криминальные инвесткомпании занимаются конструированием эмиссий ценных бумаг, андеррайтингом, скупкой акций конкретных АО по поступившим заказам, поиском финансов для клиентов, управлением активами.

Денежные переводы

Важным каналом для легального и полулегального перетока капитала служит система денежных переводов. Официальная, представленная банками и специализированными, в том числе международными, компаниями, и неофициальная, контролируемая различными национальными землячествами. В последнюю особенно активно вовлечены мигранты из стран ближнего и дальнего зарубежья. Только в прошлом году при их участии из России ушло, по оценкам, 18-20 миллиардов долларов.

Удобным каналом по отмыванию и легализации средств стали различные инвестиционные фонды, аккумулировавшие около 30 миллиардов рублей. Изменение законодательства позволило создавать до 30 видов ПИФов против 4-5 тремя годами ранее. Сегодня очень активны фонды акций, облигаций, смешанные, инструментов денежного рынка, а также закрытые, которые специализируются на привлечении и вложении капиталов в землю и недвижимость, в права на них, деривативы, венчуры. Для каждого вида инвестиций можно создавать свой закрытый ПИФ.

"Стиральные машины" страховщиков

Наблюдается активное проникновение оргпреступности в страховую сферу, где сконцентрирован капитал объемом свыше 350 миллиардов рублей. В настоящие "стиральные машины" превратились десятки страховых компаний. По договорам страхования и перестрахования имущества, ответственности и иным услугам актуарные фирмы официально получают и переводят за границу миллиарды долларов в год. Действующее законодательство запрещает страховщикам вкладывать привлекаемые деньги в реальный сектор. На практике запрет преодолевается через различные каналы. Самый распространенный - размещение временно свободных средств (до 80 процентов) на депозиты в своих банках, передача ресурсов в траст КБ, которые используют их для вложения в государственные и корпоративные ценные бумаги, недвижимость, кредитования и инвестирования товаропроизводителей, лизинга.

Лизинговый бизнес тоже знает примеры инфильтрации со стороны преступных группировок, использующих его для отмывания и узаконивания своих доходов. Эта сфера привлекательна для криминала своей емкостью (3 миллиарда долларов), налоговыми и таможенными льготами. Еще больше - прямым доступом к легальным каналам поставок с западного рынка техники, машин и оборудования, кредитов, страховых и транспортных услуг.

Много надежд преступные кланы возлагают на пенсионную реформу, в ходе которой, как предполагается, в российскую экономику будет вкладываться 150-240 миллиардов рублей. К 2010 году ожидается, что накопленный объем сбережений, используемых для инвестиций, достигнет 1,2 триллиона рублей. В глазах мафии это идеальная возможность легализовать свои капиталы. В настоящее время в России действую примерно 260 НПФ, обслуживающих интересы отдельных компаний. Порой очень трудно отследить происхождение средств, которые работодатель отчисляет в собственный негосударственный пенсионный фонд. Но эти деньги возвращаются к нему же в виде официальных инвестиций в его активы либо вкладываются в акции, облигации, векселя, банковские депозиты, недвижимость, валюту и другие финансовые инструменты, легально участвуя в обороте.

Реальный сектор тоже "в деле"

Третью группу каналов представляет огромное количество нефинансовых структур. В частности: промышленные, торговые, строительные, риелторские, девелоперские, транспортные, рыболовецкие компании, консалтинговые, маркетинговые, рекламные, туристические и адвокатские фирмы, предприятия индустрии питания, развлечений и азартных игр, спортивные и оздоровительные учреждения, продюсерские и другие организации. Все эти структуры используются для легализации доходов как внутри России, так и для репатриации их за рубеж, поскольку большинство из них ведет бизнес с нерезидентами.

Самыми распространенными схемами и приемами здесь являются манипуляции с ценами и тарифами, счетами. При экспорте товаров, инвестициях за границей и оказании услуг нерезидентам цены намеренно занижаются, а разница с реальными оседает на счетах в иностранных банках. При импорте цены наоборот завышаются, что позволяет на совершенно легальном основании переводить заграницу крупные суммы в виде авансовых платежей. Оплата деньгами сомнительного происхождения чрезвычайно широко применяется в договорах и контрактах всех хозяйствующих субъектов, входящих в данную группу, на поставку сырья, продукции первого передела и готовых изделий, товаров и услуг.

Обналичка - не проблема

Оптовая и розничная торговля - почти идеальный канал для оборота теневых капиталов, придания им видимости законно заработанных. В данной сфере вращается денежная масса, эквивалентная почти половине стоимости розничного товарооборота. Он оформляется необходимыми сертификатами, складскими и транспортными документами. Расчеты по нему вообще не проходят через банки, а осуществляются "черным налом" из рук в руки. Дальнейший маршрут этих денег может пролегать где угодно: от офисов респектабельных компаний и фондов до лагерей подготовки террористов.

Аналогично с банковской сферой в торговле, строительном, транспортном, консалтинговом и других видах бизнеса оргпреступность создает массу фирм, занимающихся "обналичкой". Оборот каждой из них превышает 1 миллион рублей в неделю. Составляются фиктивные договоры, сметы и акты приемки, которые подписываются не руководителем фирмы, а исполнителями. Указанные документы в незаполненном виде выдаются клиентам. Так оплачиваются подрядные, строительные, ремонтно-отделочные работы, транспортно-экспедиторские услуги, хранение и оформление грузов, торгово-закупочная деятельность, предоставление научно-технической продукции, маркетинговых исследований.

По примеру западных "коллег", российский легальный и нелегальный бизнес пытается привлечь в качестве канала финансирования своей деятельности известных адвокатов и их фирмы, играя на доверительных, конфиденциальных отношениях этих юристов с клиентами. В качестве одной из схем предлагаются огромные гонорары, часть которых возвращается доверителю в виде пакетов ценных бумаг, недвижимости, иных активов.

Кредитные междусобойчики

Весьма удобным каналом для легализации преступных денег служит корпоративное кредитование друг друга, практикуемое многими российскими компаниями. Нередко такие кредиты оформляются векселями. Разновидностью подобного финансирования является накапливание дебиторской задолженности аффилированных и дружеских фирм и предприятий, в которую кредитор прячет свои доходы.

Так же, как ФПГ, компании, контролируемые мафией и террористами, тоже активно используют для финансирования своей деятельности различные офшорные зоны, где создают собственные фирмы и банки, закамуфлированные под иностранные. С ними заключается договор о совместной деятельности, а выручка делится в оговоренной пропорции. Создание таких псевдоиностранных структур значительно удешевилось за последние годы. Если раньше, на заре реформ это стоило российским предприятиям 5-6 тысяч долларов, то сегодня цена упала до 500 долларов. Сюда входит весь комплекс процедур, необходимых для сдачи фирмы "под ключ" и ее дальнейшей работы (взносы в местный бюджет, ведение бухгалтерии, прием и рассылка корреспонденции, телефонные переговоры).

После событий 11 сентября 2001 года, когда захваченные террористами авиалайнеры протаранили нью-йоркские небоскребы, международный контроль над офшорами, особенно в Карибском бассейне, заметно ужесточился по инициативе Соединенных Штатов. Причина: "Аль-Каида" финансировала своих агентов в США через "налоговые гавани" в данном регионе. Попали под подозрение и другие офшорные зоны. Перестал быть таковой и Кипр в связи со вступление в Европейский союз. Это заставлять российские компании и финансово-промышленные группы, не говоря о преступных синдикатах и экстремистских организациях, искать новые офшорные адреса и более совершенные схемы финансирования через них.

В числе таковых можно упомянуть, скажем, партнерство с солидной компанией западного государства, подписавшего с Россией соглашение об избежании двойного налогообложения. В действительности респектабельный инопартнер формально является налоговым резидентом офшора. Или, как вариант, владеет контрольным пакетом акций офшорной фирмы. Подобные каналы позволяют российским капиталам любого происхождения встроиться в совершенно легальные потоки и даже минимизировать фискальные платежи.

В последние годы у наших предприятий и финпромгрупп появилась возможность расширить поле своей деятельности за счет покупки за рубежом банковских, промышленных, торговых, транспортных, страховых, складских и иных структур. Причем не только в государствах СНГ и бывших соцстранах, но и в дальнем зарубежье. К сожалению, вслед за законопослушными компаниями из России за границу потянулись криминальные и террористические бизнес-структуры, которые интегрируются с западными преступными синдикатами.

Для западных правоохранительных органов это усложнило выявление и борьбу с мафией и экстремистскими группировками. Успешное решение этой задачи невозможно без сотрудничества с аналогичными российскими органами.

Иллюстрации:

Происшествия Терроризм Мировой терроризм Экономика Финансы Налоги Экономика Финансы Банки