Новости

15.09.2004 02:58
Рубрика: Происшествия

Рецепт против фанатика

Европейский опыт отношения к терроризму

В настоящее время эпидемия терроризма охватила практически весь мир. По данным ООН на 1995 год, в течение последних 15 лет прослеживалась стабильная тенденция роста террористических проявлений. Если в 1980 г. было совершено 500 терактов, то в 1989 — уже 850. Подъем приходится на 90-е годы. — 10 000 терактов ежегодно в период 1990—1995 гг.
Данных по последнему времени нет, но ни для кого не секрет, что рост террористических явлений идет в геометрической прогрессии.
При этом нужно учитывать, что, произнося слово «терроризм», мы каждый раз имеем дело с различными формами этого заболевания. Вследствие этого специалисты во всем мире, занимающиеся исследованием этой проблемы, не могут прийти к четкой формулировке, не находят определение, которое бы удовлетворило всех.
Явление стало пристально изучаться только с конца 70-х, когда стало заметно, что оно начало вновь набирать силу.
Анализируя многочисленные определения, данные различными авторами и рядом государственных учреждений, а также содержащиеся в международных конвенциях, касающихся террористической деятельности, мы можем выделить несколько наиболее часто встречающихся элементов:
Терроризм является «формой организованного насилия».
Терроризм — это использование насилия в политических целях, т.е. специфическая «форма политического насилия». Но сравнительно недавно появился термин «уголовный терроризм» — угроза террором со стороны преступных элементов с целью запугивания, шантажа правительства или гражданских лиц.
 Терроризм объединяет «высокий уровень политической мотивации с низким уровнем вовлеченности масс».
Теракт имеет целью не только прямое немедленное нанесение ущерба жертве, но и произведение определенного эффекта — угрозы большой группе людей, что и является главной конечной целью теракта. Не случайно некоторые исследователи склонны считать терроризм «формой политического общения», подчеркивая, что это средство оказания давления на определенную часть общества.
Один из важнейших элементов в определении понятия «терроризм» — наличие непосредственной жертвы насилия и группы, «являющейся объектом влияния, целью этого насилия». Важно также знать типы личностей, входящих в «группу риска».
 Это либо личность, руководствующаяся своими собственными убеждениями (религиозными, идеологическими, политическими, профессиональными) и искренне убежденная в необходимости своих действий для общества, в ней заметен тип фанатика, миссионера, «сценариста» — близкий к фанатику тип личности, но лишенного эмоций, обеспечивающего тактику и стратегию боя, предпочитающего оставаться в тени, исполнителя, для которого на первом месте изящество и техническая изощренность операции.
Либо это так называемая «агрессивная личность», фрустрирующая от невозможности удовлетворения какой-либо жизненно важной цели. Ведущий мотив может быть основан на личной вражде и мести (внутри такой группы с повышенной частотой оказываются подростки и женщины). Возможен типаж откровенного боевого лидера, тщеславного и самолюбующегося бойца—храбреца. Ведущим мотивом может быть и наркотическая страсть к риску, к экстремальным ситуациям. Возможен даже человек боязливый и неудачливый, с низкой самооценкой, ведомый, со слабо развитым личностным началом. Такой человек через причастность к агрессивно действующей группе, через устрашение других преодолевает собственный страх и чувство неполноценности.
Всречаются личности с психо— или социопатологическим развитием, отмеченные агрессивной страстью к насилию, убийству, разрушению и устрашению. Террор в этом случае основной способ эмоционального удовлетворения или источник дохода. В движущих мотивах может верховенствовать иррациональное чувство вины и влечение к страданию, саморазрушению и самоубийству. И анконец главным стремлением можкт быть желание сыграть роль и произвести эффект, прогреметь публично, стать знаменитым любой ценой.
— Возмолжна ли профилактика заболевания?
— Профилактика заболевания будет возможна, когда общество наконец полностью осознает, что оно имеет дело с опасной эпидемией. Когда общественные деятели перестанут делить террористов на «хороших» и «плохих», т.е. на «террористов» и «повстанцев». Только честный и мужественный взгляд в лицо опасности поможет остановить эпидемию и свести ее на нет. Гражданское население должно понять — ему навязали войну, хочет оно того или нет. Так болезнь и приходит —— не спрашивая нашего разрешения. Но всегда есть выбор для пока еще живых и здоровых — или устроить пир во время чумы, или же, засучив рукава, начать строить кордоны и бороться.
— Каков опыт других стран?
Можно ознакомиться с опытом тех стран, в которых эта напасть существует уже продолжительное время и перенять их навыки, чтобы не открывать заново велосипеда. Первым и самым трудным шагом для народа будет признание того факта, что мирное время кончилось, что мы теперь находимся в состоянии войны, пока что только односторонне объявленной. Но делать вид, что нам ничего не объявляли, уже нельзя, как мы видим, поскольку жертвами нашего страусиного поведения становятся наши же дети. Жизнь в военное время — это полная внутренняя мобилизация, постоянная готовность дать отпор и выявление и предупреждение опасности. Сбивает с толку то, что противник кажется не локализированным, т.е. нельзя сказать, как прежде «Наш враг — Германия», да и способы борьбы кажутся непредсказуемыми. Но это только на первый взгляд. В целом в мире сейчас довольно ограниченное количество террористических группировок с политическими требованиями. Кроме них, тут и там возникают одиночки—любители, зараженные вирусом, отличающиеся скупой фантазией и действующие соответственно своим претензиям, как правило, сугубо материальным. Но это уже дело правительства — выявлять каждый раз, с кем приходится иметь дело и действовать соответственно особенностей конкретных террористов. Как и дело правительства — профилактика заболевания. Как известно, в нестабильных обществах чаще формируются неуверенные в себе, неадаптированные люди, чьи страхи принимают агрессивные или суицидальные формы. Государство должно уделять большее внимание образованию социальных учреждений, помогающих подростку справиться с его неприспособленностью и страхами перед жизнью. Так же должны вступить в силу законы военного времени — всякая коррупция преступна, так как может обернуться многочисленными жертвами и проигрышем в борьбе.
Государству надо обратить внимание на подготовку специалистов по работе с террористами. В странах, где террор стал обыденным явлением, в работу включается всегда группа специалистов, выясняющих, с какой из группировок приходится иметь дело на сей раз, а так же умеющих экстренно составить по краткой наличной информации психологический портрет конкретных преступников, непосредственно участвующих в данной операции, и соответственно ему вести гибкие переговоры. Само собой разумеется —— ни на какие уступки террористам идти нельзя, но из этого еще не следует, что им нужно сообщить об том в лоб, когда у них на руках находятся заложники. Как правило, среди непосредственных исполнителей никогда не находятся люди, относящиеся к первой группе из вышеприведенной классификации. То есть, как правило, исполнители — психически нездоровые люди, или находящиеся под действием транквилизаторов или движимые страстью к наживе. В каждом конкретном случае можно с ними «договориться» отпустить как можно больше заложников. Из этого еще не следует, что условия «договора» будут выполняться, как было бы неразумно предполагать, что будет соблюдаться договор между психически больным человеком и врачом—психиатром, уговаривающим его бросить нож. Но ни пациента ни террориста, конечно же, не следует об этом заранее информировать. Только такое отношение — отказ от компромисса с преступниками, не исключающий отношения к отдельным исполнителям как к потенциальным пациентам психиатрических лечебниц и поэтому требующих специфического подхода и может остановить волну эпидемии.
«Мирное население» же должно понять, что оно перестало быть таковым. Следовательно — высокая сознательность и требовательность к себе и окружающим, делающие невозможными коррупцию и другие виды преступности внутри «своего лагеря», иначе мы становимся пособниками террористов.

На сайте статья публикуется в расширенной версии.

Происшествия Терроризм Антитеррор Происшествия Терроризм Мировой терроризм Годовщина теракта в Беслане
Добавьте RG.RU 
в избранные источники