Новости

30.09.2004 01:00
Рубрика: Власть

В ружье!

Здоровых призывников больше не становится

Область оказалась одной из самых неблагополучных по проценту призыва молодежи, стоящей на учете. В среднем по России служить в армию отправляется 10 процентов молодежи призывного возраста, у нас по итогам весенней кампании – 8,5. И совсем уж аутсайдерами мы выглядим по сравнению с Сибирью и Дальним Востоком, где призывается 13-15 процентов военнообязанной молодежи. Впрочем, воронежские комиссары хоть и признают, что в их работе – не без огрехов, однако меньше всего склонны винить в этом только себя.
Весной через призывные комиссии прошли 15,5 тысяч человек, и годными к воинской службе по состоянию здоровья были признаны только 2,5 тысячи. Причем из них меньше половины – «полноценно годные», остальные – пригодны с ограничениями, т.е. попросту не совсем здоровые. На первом месте – заболевания внутренних органов (в семидесяти случаях из ста временная отсрочка дается именно на этом медицинском основании), далее идут неврологические заболевания и хирургические патологии (в частности, распространены нарушения двигательного аппарата). По словам областного военного комиссара Виктора Калашникова, 625 человек получили отсрочку из-за «дефицита массы тела» – таких регулярно недоедающих доходяг просто бессмысленно брать в армию: «И ладно бы эта отсрочка шла им на пользу, так нет: они за это время – ввиду ослабленности организма – либо инфекцию какую подхватят, либо на иглу сядут – если уже до этого не сидели». Физподгтовка молодежи сегодня – еще одна актуальная проблема: «Сорок процентов призывников не способны справиться с заданием по физкультурному минимуму и от перекладины шарахаются как черт от ладана. Женщины и то больше накачаны, потому что каждый день с сумками бегают, чтобы этих трутней кормить!».

Более того, все чаще призывным комиссиям приходится сталкиваться с тем, что их подопечные совсем не знают элементарной грамоты – потому что нигде не учились.
Свой вклад в «малочисленность» призывников делают так называемые незаконные отсрочки, т.е. выдаются они, конечно, на законных основаниях, но при ближайшем рассмотрении оказываются основаниями фальсифицированными. Как отмечают специалисты областного управления здравоохранения, зачастую в одних и тех же медкомиссиях «пачками штампуют» одни и те же заболевания. Недавно одного такого «штамповщика» поймали в военкомате Центрального района: он за мзду поменял призывнику легкую форму заболевания на тяжелую – сейчас материалы этого дела переданы в прокуратуру. Достаточно часто случается подлог рентгенограмм: причем, если призывнику дают снимок «не подходящий» для службы в армии, то, к примеру, желающим поступить в военное училище – наоборот.

Ко всему прочему выполнять план по призыву сотрудникам военкоматов приходится в условиях негативного (преимущественно) общественного мнения по отношению к службе в армии. Такое отношение проявляется не только у родителей, которые стараются всеми средствами избавить свое дитя от ужасов армейского быта, но – даже у тех, кто по роду своих занятий должен придерживаться в этом вопросе государственных интересов. К примеру, некоторые директора школ заявили, что им в расписании не нужен предмет «Основы военной подготовки» (хотя на сей счет имеется приказ министерства обороны), а там, где такая дисциплина есть,  к ней относятся попустительски: преподаватели этого предмета могут, к примеру, по нескольку лет не проходить переподготовку и никто на этот счет даже не думает волноваться.

Кстати, сегодня уклонистов находят уже и среди тех, кто подал заявление на альтернативную службу и даже среди сотрудников милиции и прокуратуры: недавно такого рода «претензии» предъявили заместителю прокурора одного из районов. Вот и возникает вопрос: как, и, главным образом, кто принял на работу в правоохранительные органы людей, не служивших в армии?

Прямая речь

Виктор Калашников, военный комиссар области:

– Подготовка подростков к службе в армии заключается прежде всего в духовном воспитании, а не в умении правильно надевать противогаз. Мужчина должен быть склонен к самопожертвованию, а не к трусости. Меня очень возмущает, когда для того, чтобы призвать молодого человека к ратному делу, мы с милицией должны его отлавливать, устраивать засады.

Иван Замараев, заместитель прокурора Воронежской области:

– Раньше, в отсутствие закона об альтернативной гражданской службе, прокуратура была лишена возможности привлекать к уголовной ответственности уклоняющихся от службы в армии. Теперь закон есть, и у нас появилась возможность возбуждать уголовные дела в отношении уклонистов. Если в первом полугодии прошлого года мы возбудили шесть дел, и из них три – направлены в суд, то в этом – уже 10, и из них в суд направлены 9. Конечно, только мерами уголовной репрессии проблему призыва не решишь, но есть федеральный закон об обязательной воинской службе, и он должен выполняться.

Николай Ермаков, начальник городского отдела по взаимодействию с силовыми структурами, адмирал в отставке:

– Я долгое время прослужил на Северном флоте на атомных подводных лодках, поэтому о проблемах армии знаю не понаслышке. Точно могу сказать, что ситуация с призывом с каждым годом будет все хуже. Надо понять: у великой державы должна быть сильная армия – хорошо обученная, хорошо оснащенная и мобильная. И она должна формироваться на контрактной основе – чем раньше это произойдет, тем лучше. Чтобы в вооруженные силы шли служить по желанию, а не по принуждению (кто не желает – пусть занимается банковским делом или ловит рыбу) и с четким пониманием того, что служба в армии – это престижно и что труд военных хорошо оплачивается.

Власть Безопасность Армия Филиалы РГ Центральная Россия ЦФО Воронежская область