Новости

05.10.2004 02:00
Рубрика: Общество

Если завтра война... холодная

Документалистика вслед за информационно-аналитическими программами может оказаться очередной жертвой на нашем ТВ. Слишком часто в последнее время на наших телеэкранах ставится под сомнение профессиональное достоинство этого жанра. Происходит это всегда по одной причине - когда документалист выполняет по собственному убеждению или чьему-либо хотению пропагандистское задание. То есть когда задание подчиняет себе материал и съедает его с потрохами.

Политический кик-боксинг

Чем документалистика отличается от пропаганды? В последнем случае довольно убежденности (фальшивой или искренней) в доказывании своего тезиса; в первом - надобно выслушать и рассмотреть аргументы противоположной стороны. Потому в Штатах, когда на телевидении к барьеру вызываются политические конкуренты (как это было на прошлой неделе с Бушем и Керри), то строго оговариваются правила дуэли. Каждый отвечает только на вопросы ведущего ток-шоу. Смысл ограничений в том, чтобы максимально отцедить эмоции, соображения, не имеющие отношения к предмету дискуссии и оставить в осадке доводы рассудка.

За нашими "барьерами" интересно наблюдать, но там все (или почти все) решают харизмы, демагогические таланты. И в этих шоу есть свои правила, но это правила кик-боксинга, где на ринге можно делать все то, что запрещено в других единоборствах, - наносить удары ногами, поносить соперника, прерывать его, поднимать его на смех и т.д. Зрелище несомненно азартное, и слава богу, что по крайней мере мы его все еще не лишены, но когда на суд общества выносится сложная проблема, то хочется услышать дискуссию по существу.

На последнем "Барьере" сшиблись лбами два Владимира - Жириновский и Рыжков. Что из этого "столкновения мнений" зрители смогли извлечь? Только то, что краса и надежда либерального крыла российской политики ни в чем по части интенсивности словоизвержения, по степени неуважения к оппоненту, по способности забалтывать вопрос не уступает нашему матерому человечищу. А судя по интерактивному голосованию, так зрители решили, что и превосходит.

...Владимир Познер в продолжении двух последних выпусков своей программы "Времена" старался разобраться в обсуждаемой реформе управления страной. Не возьмусь судить, удалось ему это или не удалось. Ему удалось другое. Он сформулировал, в чем отличие телеправды от телепропаганды, воспользовавшись подсказкой Петра Чаадаева.

Последний как-то выразился в том духе, что любовь к Истине выше любви к Родине.

Лидер "Родины" на это иронически улыбнулся.

Равнение на Мура!

На прошедшей церемонии "ТЭФИ" в номинации "программа об искусстве" победила лента "Вертов и Рифеншталь". Она о двух недюжинных документалистах ушедшей эпохи. Мне лично кажется, что фильм получился поверхностным. Авторы так увлеклись совпадениями некоторых моментов в биографиях своих героев, что не заметили кричащих различий. Вертов как документалист-утопист пришел в противоречие с режимом, который его и раздавил. А Рифеншталь - документалистка-утопистка - до последнего вздоха Третьего рейха находилась в его дружелюбных объятиях. А потом всю свою оставшуюся жизнь говорила: я не я и лошадь не моя. Карой ей стал пожизненный остракизм со стороны цивилизованного человечества.

Мораль сей басни следующая: документалист находится в зоне риска, поскольку здесь соблазн манипуляции фактами и обстоятельствами во имя искренне или цинично принятых целей особенно высок.

Один из самых обиходных и вместе с тем эффективных приемов манипулирования можно считать тот, когда объект "наезда" ставят в бросающий на него тень контекст. Скажем, как это случилось в фильме "Теракт по предоплате", когда имя Ходорковского оказалось притянутым за уши к чеченским террористам.

Впрочем, самый высокий класс этого искусства продемонстрировал наш современник, американский документалист и лауреат Каннского фестиваля Мур, автор фильма "Фаренгейт 9/11", когда соединил семейство Буша с родней бен Ладена. А до этого неплохо сработал автор "Взрывов в Москве", картины, сделанной под патронажем Бориса Березовского (ныне: Платон Еленин), где террористические акты приписывались российским спецслужбам. Все это одного поля ягодки.

Разница в степени виртуозности владения приемом. Сейчас он уже взят на вооружение иными ведущими информационно-аналитических программ. Для Андрея Караулова ("Момент истины") он - едва ли не самый излюбленный. Тем более что сам прием такой доступный. К тому же господин Караулов удешевил его донельзя. Он выстраивает видеоряд из несчастий, безобразий - там кого-то убили, здесь кого-то уморили голодом, в огороде бузина, в Киеве дядька - и между кадрами вставляет фотоснимок человека, которого надо морально уничтожить. Так он "работал" с Чубайсом, Кириенко, Швыдким, Гайдаром... Да и автор этих строк смог лично на себе испытать силу его воздействия. Андрею Караулову так не понравилось одно из моих критических выступлений в адрес его программы, что в предпоследнем ее выпуске он поместил мою физиономию, позаимствованную из "Российской газеты", в ряду кинокадров, запечатлевших... бесланскую трагедию. Нет, он не сказал, что телеобозреватель Богомолов организовал захват заложников, но по логике построения программы следовало, что какое-то отношение к нему он имеет.

Насколько истину легко погрести, настолько до нее непросто докопаться. Вообще истина как полезное ископаемое - наиболее труднодобываемая.

На два фронта

Есть такой журналистский штамп - "эхо далекой войны". В некоторых случаях речь могла бы идти об отзвуках недалекой "холодной войны". Но, возможно, это и раскаты приближающихся новых пропагандистских сражений, способных "покачнуть" если не шар земной, то по крайней мере настроения масс, населяющих довольно значительную часть суши.

Показ на прошлой неделе в эфире НТВ документальных фильмов "Теракт с предоплатой" и "Миша" с отчетливо выраженным антиамериканским акцентом дает основания говорить уже не просто о симптомах явления, а о нем самом. А если принять во внимание, что обе ленты были поставлены в эфир в последний момент, то и назначение их становится очевидным. Это уже не предупредительные выстрелы холостыми патронами, а пальба на поражение.

Юрий Поляков в беседе с Алексеем Пушковым ("Постскриптум") тревожит антизападнические призраки, дав понять, что не зря, а в отместку за гибель красноармейцев в Катыни были расстреляны тысячи поляков. С противоположной стороны тоже долетают снаряды. Вот, Бжезинский бабахнул, сравнив нынешнюю Россию с муссолиниевской Италией. Вполне в духе и на уровне приснопамятного "правдиста" Юрия Жукова.

Тут надобно иметь в виду, что в условиях более или менее консолидированного общества информационные войны идут по одним законам, а в ситуации, когда общество расколото, - совсем по другим. В последнем случае пропагандистская акция нередко оказывается бомбой, которая взрывается в руках того, кто ее сконструировал. Нынешние публицисты подзабыли, что прошлую "холодную войну" тогдашние агитаторы-главари проиграли в первую очередь не на внешних фронтах, а внутри страны.

И опыт, сын ошибок трудных, увы, снова повторяет их.

Общество СМИ и соцсети Теленеделя с Юрием Богомоловым