Новости

07.10.2004 02:00
Рубрика: Власть

Вопросы смутного времени

для всех нас и для президента Путина

Изумительно интересные ответы пришли на те вопросы, которые я поставил в моей двухчастной статье "Выбор Путина как выбор России" (РГ, 16 и 17 сентября 2004 г.), а редакция "Российской газеты" вывесила на свой веб-сайт, переадресовав их читателям. Часть этих ответов опубликована во вчерашнем номере "РГ", а я прочел их в гораздо большем объеме - не менее полусотни.

Предлагаемый ниже текст - это не мои комментарии к данным ответам, а попытка в предельно сжатой форме изложить квинтэссенцию идей и сомнений читателей, исключительно неравнодушно отнесшихся к предложениям президента России о трансформации политической системы страны. К этим идеям и сомнениям я добавил и свои выводы.

Суммарно - это вопросы для Владимира Путина и всех нас, изрядно запутавшихся в том, что до сих пор называлось реформами в России. Вопросы и проблемы смутного времени. Одновременно - извечные проклятые вопросы России, ответив на которые мы сделаем наконец нечто качественно новое, не ответив - впадем в еще большее прозябание, либеральное или авторитарное, демократическое или деспотическое - не так уж и важно.

Либерально-демократический проект провалился в России с треском и практически полностью.

Объяснения разные. Одни видят причину в авторитарных замашках и алчности власти, другие - в "отсталости" и "патриархальности" народа. Третьи - и в том, и в другом вместе.

Многие считают, что этот проект просто не подходит России.

Для большей части "демократия" и "либерализм" стали ругательными словами. Настолько, что, как мне кажется, задача власти сегодня - не добивать демократию окончательно, а защитить ее от пусть справедливого гнева народа, в том числе и значительной части образованного сословия. Нам достались от "демократии" лишь гнилые плоды, но это не значит, что она не способна, в том числе и в России, приносить плоды золотые.

Фаталисты (оптимистические) верят только в Россию (в целом), просто оптимисты (не рассерженные) - в президента Путина, скептики - только в себя.

Власти как таковой не верит никто. Но очень многие по-прежнему верят лично Путину.

Злом считают не только международный и немеждународный терроризм, но и нашу бюрократию и нашу милицию (или шире - "правоохранительные органы"). Причем если террористы вызывают страх и недоумение (как такое может быть?), то бюрократия и милиция - страх и презрение.

Коррупция, по всеобщему почти убеждению, связывает в единое целое терроризм, бюрократию и правоохранительные органы.

Олигархи - по силе ненависти к ним - стоят лишь на четвертом месте.

Большинство приветствуют отмену прямых выборов губернаторов и президентов республик в составе РФ, однако много и тех, кто считает эту меру неразумной и даже опасной.

Об отмене прямых выборов региональных начальников не сожалеют, потому что никто не считает то, что это были честные выборы и они отражали волю народа. То есть основание здесь негативистское, а отнюдь не позитивное.

И все-таки об отмене прямых выборов многие сожалеют, однако (вот действительно шокирующий факт) никто не назвал ни одного регионального начальника, об исчезновении которого с занимаемого им ныне поста можно пожалеть.

Опасность террористической войны против России большинство воспринимают так же остро, как Путин.

Но большинство же не верят, что с нынешней бюрократией и правоохранительными органами эту войну можно выиграть даже обратившись к централизации, которую теоретически или ностальгически многие приветствуют.

Почти никто не верит, что новая система отбора региональных начальников улучшит их работу вообще и их заботу о населении в частности.

Мало кто просматривает прямую и даже косвенную связь между борьбой с терроризмом и новой системой отбора губернаторов.

Многими не улавливается связь между предложенными Путиным политическими реформами и экономическими проблемами, стоящими перед страной.

Никто не понимает, куда сегодня уходят деньги, изымаемые у олигархов и получаемые от нефтяных сверхдоходов.

Экономическую политику правительства не понимает тоже никто.

Большинство считают, что можно одновременно добиться двух целей - и сохранить страну, и не порушить в ней демократию.

Но очень и очень многие утверждают, что то, что было до сих пор, это не демократия, и ее строительство надо начинать заново - с чистого листа.

Политические предложения президента многие считают вынужденными или неизбежными, хотя теоретически возможен и более демократический вариант реформ.

Проект создания Общественной палаты неясен практически всем.

Все недовольны Думой, но никто не хочет ее лишиться.

Нет веры в то, что с помощью голосования по партийным спискам в стране удастся создать развитую и качественную партийную систему. В бюрократию не верят конкретно и практически, в партии - даже гипотетически.

На нижнем, местном уровне демократии никто не ощущает вовсе: "демократия должна реализовываться ежедневно, это возможность без страха и унижений воспользоваться своими правами на всей территории родины и не раз в 4 года".

Любые политические реформы и даже саму демократию большинство рассматривают как инструмент, средство, а не цель. Тому, кто использует власть и ее инструменты во благо страны и нации, готовы довериться в реформах любого направления. Но называют только одну фамилию - Путина. Налицо полный крах, по крайней мере в глазах общества, всей элиты.

Гораздо чаще, чем за другие демократические институты, заступаются за парламент и прессу. Никто не заступается за суд, ибо в независимость наших судов тоже не верит практически никто.

По-прежнему предлагаются радикальные экономические реформы, но "в пользу народа": "дать землю народу, но бесплатно - иначе это будет новый виток обдирания - без налогов и с правом строительства на своей земле. Никогда народ не бунтовал против власти, которая дает ему землю".

Большинство приветствуют переход России от федерального к унитарному государству, но при этом среди тех, кто отвечал на вопросы, почти нет жителей национальных республик в составе РФ.

Часто встречаются утверждения, что в своих последних обращениях президент Путин недостаточно "прозрачно" разъяснил "истинные" цели предлагаемых мер, что что-то важное "недоговорил", а потому и не может рассчитывать на полное понимание и поддержку своей политики.

А кроме того, верные цели, поставленные Путиным, как считают многие из тех, кто их так оценивает, еще нужно правильно реализовать, что отнюдь не гарантировано.

Наконец, всех целей, отраженных в поставленных вопросах, можно достичь, если "люди увидят, что власть начнет с себя". Судя по общему контексту всех ответов, это и есть главный дефицит сегодня - дефицит веры в то, что власть начнет с себя.

Смутное время.

Власть Позиция Колонка Виталия Третьякова Отмена выборов губернаторов и глав регионов
Добавьте RG.RU 
в избранные источники