Новости

15.10.2004 00:00
Рубрика: Общество

Спасительная резервация

Нивхский писатель Владимир Санги мечтает создать деревню аборигенов

- Владимир Михайлович, я тридцать лет назад приехала на Сахалин, а вы уже тогда были живым классиком, личностью мирового значения…

- Весной мне исполнится 70 лет, незаметно для себя я вошел в круг нивхских долгожителей. Я недавно с завотделом народов Севера областной администрации Надеждой Лайгун вспоминал все родовые общины (а я их хорошо знаю, потому что тридцать лет посвятил исследованию родоплеменных отношений нивхского народа). Оказалось, что нивхов-мужчин моего возраста менее десяти человек, женщин в два с половиной раза больше. Носителей нивхского языка - менее двадцати человек. ЮНЕСКО внес нивхский язык в разряд языков, находящихся под угрозой исчезновения. Весной этого года в Саппоро прошла международная конференция, созванная ЮНЕСКО и министерством образования Японии - "Языки коренных народов Хоккайдо и Сахалина, находящиеся под угрозой исчезновения", речь шла о нивхском и айнском языках.

- Любую трибуну и встречу вы используете для того, чтобы еще раз напомнить аудитории о проблемах малочисленных народов Севера.

Носителей нивхского языка в мире насчитывается менее двадцати человек.

- Сахалин населяют пришлое население и коренной народ - нивхи и ороки. У пришлого населения совершенно четкая цель, ради чего оно сюда приезжает. Коренной народ об этом не задумывается, нивхов тут бог создал, они привязаны к этой земле, здесь они жили и должны жить в гармонии с природой…

Но жить так им не дают. Во времена Хрущева-Леонова, в период борьбы с так называемыми неперспективными селами, в черный список попали все нивхские национальные поселения. Они были разрушены, нивхов насильственно переселили в районные центры, промышленные города, морские порты. Оторванные от традиционной среды обитания, корней и традиционной нравственности, нивхи сразу стали деградировать, превратились в бездуховную серую массу, имяреков. Ни на работу устроиться (нивх не пойдет в нефтяную промышленность, в лесорубы, в дорожные строители), ни заняться рыбалкой или охотой.

В 1988 году я обратился к тогдашнему президенту СССР Михаилу Горбачеву и обозначил свое видение, как поступать с народами Севера, чтобы найти возможность приостановить гибель, а потом выйти на уровень устойчивого развития этих народов. Были выделены большие суммы на развитие всех в то время 26 народов Севера и поддержана идея создания их ассоциации.

Во все регионы Севера, в том числе на Сахалин, пошли большие деньги. Где-то на Чукотке, Камчатке они, может быть, реализовались по назначению, но на Сахалине мигрантские руководители области, областная администрация использовали выделяемые на развитие (по существу, на спасение) народов Севера средства по своему усмотрению, на цели, не предусмотренные духом и буквой постановления правительства. Сахалинские администрации разных уровней уже много лет (подобное происходило с аналогичными программами и при советской власти) являются сутенерами бедствующих, погибающих народов Севера. Поселения не строились, большие деньги куда-то исчезали.

Я поехал на Сахалин посмотреть, куда именно? Растащили - и на областном уровне, и на районном. В Ногликском районе образованных нивхов включили в жилищную комиссию, возглавил ее нивх Псягин, принятый в районную администрацию специалистом по народам Севера. Какие у нас хорошие руководители: из 30 квартир, которые строит администрация, нам дают целых 11! А остальные - пришлым людям. Последние, получив халявные квартиры, приватизировали их, продали и уехали. А нивхи остались у разбитого корыта. Вот так мигранты одурачивают нивхов с помощью самих нивхов.

На моей памяти это третий случай, когда деньги нивхов растаскиваются власть имущими. А сейчас еще родовые угодья моего народа заняли "Эксон", "Сахалин энерджи"… Куда нивху деваться? Он до сих пор не понимает, что поставлен в ситуацию гибели. И вот я создал этнокультурный проект "Нивхское стойбище "Жилое".

- Как он возник, что легло в его основу?

- Сначала был более глобальный проект, который назывался очень длинно "Об устройстве взаимоотношений между коренными народами и государствами, возникшими на территории коренных народов помимо их воли" и с которым в 1992 году я выступил на глобал-форуме в Рио-де-Жанейро. Его поддержали 500 вождей со всего мира, и Жан Критьен, в то время министр иностранных дел Канады, ныне премьер-министр правительства Канады. Канадцы признали, что мой проект более проработан, чем их, национальный. Начиная от родовой общины, кончая самоуправлением на уровне федерации.

Поддержало этот проект и тогдашнее правительство России, Сергей Шахрай дал поручение Министерству национальностей и Госкомсеверу взять его за основу для реализации новых программ для народов Севера. Сахалинская администрация в 1994 году тоже поддержала этот проект, но дальше поддержки дело не сдвинулось.

Еще один давнишний проект назывался "Набиль". Его философский смысл: как лосось из морей и океанов возвращается в истоки рек и оставляет там икру, так и нивхи, эскимосы, коряки, эвенки, чтобы возродить свой народ, должны вернуться к своим истокам - традиционному образу жизни. Это их путь к спасению. И этот проект не увидел конкретного воплощения, но лег в основу трех моих законопроектов, одобренных Государственной думой и подписанных президентом Путиным: "О территориях традиционного природопользования", "О гарантиях прав коренных малочисленных народов РФ" и "Об общих принципах организации общин". Эти законы, посвященные малочисленным народам, позволяют реализовать идею спасения этих народов от вымирания.

И вот в реализацию этих законов я и создал этнокультурный проект. Его цель - дать возможность нивхам оказаться в исконной среде обитания на современном техническом уровне, но с традиционными формами самоуправления и с традиционными видами хозяйствования.

- Это резервация?

- Скорее, да. Негативное отношение у многих из нас к этому слову осталось с времен холодной войны. Но я девять раз был в Америке, изучал, как там строится общинная жизнь, и пришел к выводу: резервация спасла индейский народ и от деградации, и от исчезновения. "Жилое" включает многое из увиденного в Америке. Изолированная, но богатая биоресурсами и растительным миром, охраняемая территория стойбища, с автономным обеспечением - современные средства связи, больница, магазины и т.д. Учебно-воспитательный комплекс, где преподают не только родные языки, но и традиционные формы существования, верования, обычаи… В "Жилом" школа будет воспитывать нивхов так, что после окончания девяти классов они уже станут хозяевами своих родовых очагов, добытчиками, кормильцами младших братьев, дедушек и бабушек.

- На сколько человек рассчитано стойбище?

- Не больше ста. Если будет больше, они съедят вокруг себя биологическую и растительную среду обитания, лет через 15-20 вокруг них будет пустырь. Доступ к биоресурсам, морскому и лесному зверю, дикоросам и морепродуктам, к этнической пище должен быть беспрепятственным. Нивх - рыбоед, сыроед, мясоед. Если рацион питания нивхов изменить, начнется незаметная деградация. Не зря ученые-генетики говорят: если пройдет четыре-пять поколений с измененным рационом питания, то меняется генетический код народа.

Сахалинские нивхи и ороки находятся на крайне критической точке. Если срочно не вернуть нивхам возможность ежедневно потреблять и в свежем, и в вяленом виде мясо нерпы, оленя и другой дичи, дикую ягоду, коренья, рыбу, то они без войны исчезнут с лица земли. Будут ходить по земле люди, похожие на нивхов, может, будут даже занимать социальную нишу в государстве, но сами не будут знать, что они уже обречены.

Но в то же время место стойбища не должно было сквозным. Чтобы "друзья" нивхов не бродили по их территории, не возили с собой ящиками водку в обмен на рыбу и т.д. Другое дело - туристы, которые могут и должны сделать стойбище во многом самоокупаемым.

- Я знаю, что интерес к этнографическому туризму и со стороны иностранцев, и со стороны россиян огромен, существующие у наших соседей-дальневосточников "деревни аборигенов" приносят неплохой доход в местную казну. У нас тоже есть желающие съездить на Север, посмотреть на нивхов, побывать в их жилище, купить изделие национального промысла. Некоторые и едут, скажем, в Некрасовку - на свой страх и риск, пытаясь достать удобные билеты, место в гостинице, найти кого-нибудь, похожего на гида... Потому что нет у нас такого турпродукта, нет фирм, специализирующихся на этнографическом туризме.

- Индейские резервации в Америке во многом существуют за счет туризма, создана специальная туриндустрия: национальная одежда, сувениры, фото с вождем на память, книги и буклеты… Тысячи ученых-этнографов всего мира платят деньги за возможность проводить этнографические исследования непосредственно в изучаемом районе. Все это возможно и у нас, "Жилое" может стать первым этнографическим турпродуктом. Проект уже получил поддержку общественных деятелей Сахалинской области. Другой такой возможности, чтобы спасти нивхов и ороков, не существует.

- И в каком же месте будет расположено "Жилое"?

- Я пока не привязал его к месту. Может быть, в Ног­лик­ском, может быть, в Поронайском районе. А быть может, даже на юге, потому что здесь уже скопилось несколько сотен безработных, неустроенных нивхов, эвенков... Во всяком случае, я разослал проект в ряд районов, он изучается в местных администрациях. От некоторых получен положительный ответ.

- Допустим, вы добьетесь финансирования и места под стойбище. Но останется самое трудное: сами нивхи. Согласятся ли они так жить?

- Это самая сложная часть реализации проекта. Надежды очень мало, потому что уровень образования, культуры, а тем более самосознания у них, как и у ороков, чрезвычайно низок. Одна из первейших задач - поднять уровень самосознания нивхской массы. Если нам удастся решить эту проблему, мы найдем путь к спасению народа.Для этого я и решил перебраться из Москвы, постоянно жить здесь.

Общество Ежедневник Стиль жизни ДФО
Добавьте RG.RU 
в избранные источники