Новости

20.10.2004 04:00
Рубрика: Культура

Продажное прошлое

Памятники истории и культуры готовы к приватизации

Один из предполагаемых вопросов для обсуждения - снятие моратория на приватизацию памятников - объектов культурного наследия. Также планируется сформулировать ряд предложений по изменению закона об охране памятников, подготовке новой необходимой нормативно-правовой документации.

Накануне этого события руководитель Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия Борис Боярсков дал интервью "Российской газете".

- На завтрашнем заседании правительства, возможно, будет принято чрезвычайно важное решение, по которому исторические памятники в нашей стране могут начать приватизировать. Кроме тех, конечно, что останутся в списке особо охраняемых объектов. А сколько сейчас существует памятников федерального значения?

- Всего памятников - около 85 тысяч, из них федерального значения - примерно 25 тысяч.

- Значит, многие значимые исторические здания окажутся в сфере свободных рыночных отношений. Не потеряем ли мы то последнее, что удалось сохранить?

- Разделяю вашу обеспокоенность о сохранности памятников истории и культуры. Задача нашей службы как раз и заключается в обеспечении этой сохранности, а не в том, чтобы пустить их в экономический оборот и сделать инвестиционно привлекательными для наших предпринимателей - юридических и физических лиц.

Мы рассматриваем вопросы приватизации памятников и использование их в сферах хозяйственной деятельности именно как один из способов сохранения.

Очевидно, что финансирование, которое выделяется государством на охрану памятников, недостаточно. Это не требует доказательств.

- Но разве наше государство настолько бедное, что обязуется содержать только сотню памятников особого списка?

- Речь ведь не идет о том, что государство откажется от своего права собственности и не будет нести бремя ответственности за памятники федерального значения.

- Но теперь можно будет понизить статус памятника, вывести его из федерального списка.

- Это и раньше можно было сделать, но только по постановлению правительства. Теперь будут выработаны новые пути, которые и должны определить завтрашнее заседание правительства. Хочу подчеркнуть, речь пойдет о более тщательно сформулированных охранных обязательствах по каждому памятнику, переходящему в частные владения, об организации более действенного контроля со стороны федеральных органов и властей субъектов Федерации за исполнением этих обязательств. Только при этом условии в установленном порядке, по-видимому, через аукционы, памятники будут выставляться на торги. Не думаю, что это будет массовое явление. И, конечно, этот процесс не начнется с наиболее привлекательных и приносящих сейчас доход бюджету объектов.

- А если памятник приносит доход в бюджет, то зачем вообще его приватизировать?

- А вот тут свое слово скажет экономика - насколько выгодно содержать собственнику, в том числе и государству, этот памятник. Какова доходная и какова расходная части, необходимые на обеспечение охранных обязательств. Именно из-за того, что доходная часть низкая, а расходная высокая, памятники приходят в плачевное состояние.

- То есть если в каком-то историческом здании находится музей, то на содержание этого музея необходимо значительно больше денег, чем этот музей приносит.

- Несомненно. Или если там находится какое-то государственное унитарное предприятие с доходной частью бюджета, не позволяющей покрывать расходы на содержание памятника в необходимом состоянии.

- Например научно-исследовательский институт.

- Да и он может сменить место прописки.

- Вот НИИ искусствознания, который делает такое важное дело, как составление свода памятников России, и находится в центре Москвы в старинном здании. У него бюджетная составляющая, доходная часть - маленькая. А если место, где он находится, займет ресторан или казино, то у них будет больше средств на сохранение здания.

- Есть несколько ограничений. Во-первых, по направлению и использованию самих памятников. Его целевое назначение и использование должно в каждом случае определяться отдельно.

- А кто это будет решать?

- Вероятно, Федеральное агентство по культуре и кинематографии и Федеральное агентство по управлению федеральным имуществом. Это сфера их совместной работы. Во-вторых, не исключаю, что государственному учреждению будет сделано приемлемое предложение, от которого оно не сможет отказаться. И работа в современных условиях на новом месте будет привлекательнее, чем жизнь в неприспособленном историческом памятнике.

- И ваша служба может покинуть усадьбу Бобринских на Малой Никитской - один из лучших образцов московского ампира - и с радостью переехать в офисное здание?

- Наверное, уместно, что служба, занимающаяся надзором за охраной культурного наследия, располагается в таком здании. И мы должны были бы стать примером бережного содержания памятника. Но все зависит от того, как будет формироваться наш бюджет. Не исключаю, что мы сами можем решить, что не в состоянии содержать такое здание. И если бы предложили хороший офис, могли бы согласиться на переезд.

- А почему именно сейчас так остро встал вопрос о приватизации памятников культуры?

- Прежде всего из-за того, что наше культурное достояние, находящееся в исторических центрах городов, не вовлечено в хозяйственную деятельность и находится в плачевном состоянии.

- Памятники должны работать?

- Работать и приносить доход. В том числе и как объекты туризма, и как места проведения досуга горожан. Не урегулированы и отношения пользователей памятников, отсутствует нормативная документация, определяющая порядок использования этих объектов. В результате права на те или иные объекты присваиваются местными властями.

- Но мы знаем, на московском примере хотя бы, что в историческом здании, когда у него меняется хозяин, может вдруг обвалиться стена. И тогда на месте усадьбы или особняка появится дом "под старину" выше и шире прежнего. То есть под видом реставрации памятника просто покупается земля в центре, которая эксплуатируется по полной программе.

- Согласен, но причина этого - именно в неурегулированности правовых вопросов. В ближайшее время будут внесены на обсуждение 7 нормативных актов, регулирующих эту деятельность. В том числе такие как "Положение о зонах охраняемых объектов культурного наследия", "Порядок формирования перечня объектов культурного наследия, рекомендуемых для включения в список ЮНЕСКО", "Положение о едином государственном реестре памятников истории и культуры". На правительстве и будут рассматриваться мнения минкультуры, минфина, минэкономразвития, минюста по этим вопросам.

- И что будет изменено?

- Кроме обсуждения вопроса о подготовке единого государственного реестра памятников, ведь без учета невозможен контроль, речь пойдет и о льготах, которые будут предоставляться пользователям объектов культурного наследия. Сегодня нельзя назвать точную цифру охраняемых государством объектов.

- А какие льготы помогут инвестиционной привлекательности памятников?

- Они могут быть связаны с льготными ставками арендной платы.

- А гарантии соблюдения прав новых собственников будут?

- Они будут записаны в договорах, которые для каждого памятника составят индивидуально. А надзор будет осуществлять наша служба и местные территориальные управления. Мы пытаемся сформировать новую систему, чтобы у нас были центральный аппарат и территориальные управления в округах и субъектах Федерации. Их численность будет невелика, но они должны наладить работу на местах. Мы хотим предложить властям субъектов Федерации создать специальные органы по охране памятников. Сейчас в составе субъектов Федерации их существует только четыре - Кострома, Тверь, Санкт-Петербург и Тюмень. Раньше было больше, но по мере того как региональные органы охраны памятников создают проблемы для властей, они исчезают или реорганизуются. В ряде субъектов Федерации они находятся в структуре органов культуры, строительных департаментов, что ставит их в зависимое положение.

- Значит, как только органы охраны памятников вызывают у губернаторов головную боль, они их просто ликвидируют или реорганизуют, чтобы не мучиться. Но и новые органы могут работать так, чтобы начальство было здорово. А как же с наследием, которое мы должны передать свои внукам?

- Мы должны заинтересовать местные власти в сохранении культурного наследия, передав им часть наших полномочий. Но не надо опережать события. Вопрос передачи памятников в частные руки решится не завтра. Это долгий процесс, во время которого мы сможем создать реальные инструменты контроля за состоянием памятников. На это потребуется время и подготовка кадров. Причем мы намерены начать приватизировать памятники, с тех, что находятся в худшем состоянии.

- Наше общество уже пережило приватизацию и знает, что приносит доход, то покупается и приносит доход, но уже не государству. А то, что разваливалось, продолжает разваливаться.

- Но изменилась и ситуация в обществе, у нас уже сформировался класс собственников. И сегодня нет необходимости в быстрой приватизации объектов культурного наследия. Мы можем все сделать не спеша - пока худшее не найдет своих хозяев, мы не будем выставлять на торги лучшее.

- Вы осторожны в своих высказываниях, но скажите, верите ли вы в то, что грядущие реформы способны изменить участь памятников?

- Убежден. У нас нет другого способа улучшить их состояние, как найти им реального хозяина. Содержание памятников - это бремя ответственности. Мы еще не научились требовать с пользователя этой ответственности. Но научимся со временем, создадим механизмы. Убежден, в руках новых хозяев памятники будут чувствовать себя лучше, чем сейчас. Мы видим множество брошенных усадеб в Московской области, Владимирской, Тверской, Костромской. Они привлекательны для потенциального инвестора, но купить их никто не может. А дом без человека - тоже сирота.

Культура Арт Архитектура Правительство Минкомсвязь Роскомнадзор