Новости

23.10.2004 00:00
Рубрика: Происшествия

Боль неизвестности

При полном отсутствии информации о ходе следствия в Беслане люди сами начинают искать виновников трагедии

Итак, число погибших и опознанных людей совпало в точности, разом оборвав долго муссируемые слухи о многих без вести пропавших, которых-де увели с собой прорвавшиеся сквозь оцепление бандиты. Дань этой душераздирающей версии отдали и ряд центральных СМИ, особенно упирая на рассказ отца, который, мол, лично усадил спасшуюся после штурма дочку в одну из автомашин, на бешеной скорости развозивших раненых по больницам. А теперь вот ее нигде не находят - ни среди мертвых, ни среди живых. Увы, в действительности девочка не спаслась, заживо сгорела в школе, генетическая экспертиза идентифицировала ее среди останков тел, которые были вывезены в лабораторию Ростова-на-Дону. На прошлой неделе ее похоронили.

Выяснилась и причина этой всех взволновавшей истории: отец школьницы не сказал правду своей больной жене - сердце женщины отказывалось работать после трех безумных суток ожидания. Жену от смертельного на тот момент удара он оградил, и кто рискнет попрекать его за ту спасительную неправду?!

...Маирбек Туаев, председатель районного общественного совета, занимающегося делами жертв теракта, возмущен ходом "вялотекущего расследования" по бесланской трагедии, которое ведет прокуратура.

- Что же это за работа такая: часам к 11 из Владикавказа приезжают, а уже в 3 часа собираются обратно?! - говорит он корреспонденту "РГ". - С такой "активностью" выяснять обстоятельства будут месяцами, многих важных свидетелей еще не начинали допрашивать, даже сотрудницу городской милиции, бывшую в заложницах, следователи не вызывали. Народ беспрерывно идет в нашу комиссию с вопросами: как идет следствие, какие новости, но даже комиссия - в полном неведении. Больше мы терпеть не в силах. У председателя парламентской комиссии Александра Торшина мы решительно потребуем ответить на главные вопросы...

Неизвестность обостряет боль и гнев, толкает самих ответить на вопрос "кто виноват и что делать дальше". Информационный вакуум заполняется сплетнями и слухами, раздирающими бесланское общество на два лагеря.

Первой жертвой информационного вакуума стала директор пострадавшей школы Лидия Цалиева, находящаяся сейчас на лечении в одной из московских клиник. Едва ли не самая известная и уважаемая женщина Беслана, его почетный гражданин и заслуженный учитель, в одночасье стала изгоем, "предателем", "пособницей террористов", в ненависти к которой сейчас клянутся кое-кто из ее бывших учеников. Надписи с проклятиями в ее адрес на стенах школьных классов, ее бывшего кабинета уже не один раз стирали. Но появляются новые - яростные, грубые, с такими чудовищными обвинениями, что те, кто способен размышлять трезво, не могут не понимать: у "фактов" есть изощренный и потаенный автор. Взять хотя бы резво набравший скорость гаденький слух о найденных у нее "40 тысячах долларов, полученных за теракт".

Что в вину вменяет ей молва, какие приводит разоблачительные "факты", ни один из которых, отмечу особо, не имеет персонифицированного источника? Бандиты относились к ней, мол, как-то по-особому, она трижды выходила на переговоры из спортзала, и там террористы давали ей питье и еду - правда, никто этого не видел, а вот конфетку в зале она съела - это видели. Главная вина, мол, в том, что нанятая ею бригада для ремонта школы и готовила нападение террористов...

- Да не было чужих ремонтников в школе, достоверно не было, все работы делали только свои, - говорят в территориальном управлении народного образования Беслана.

- До сих пор не обнаружено никаких фактов вины Цалиевой, - утверждают в республиканском министерстве народного образования.

- И чай с бандитами не пила, - устало отвечает на журналистские расспросы Лидия Александровна, перенесшая к сегодняшнему дню уже три операции на ноге, но уже здесь получившая тяжелую пулю навета в самое сердце.

Эта 70-летняя женщина, проработавшая в школе полвека, считалась лучшим в районе директором. К ней вели и везли мальчишек и девчонок со всей округи, упрашивали принять в школу, которая обучала уже чуть ли не вдвое больше школьников, чем положено по разнарядке. И вот она сброшена с пьедестала, ее топчут, унижают. Крест неправедной ненависти Цалиева несет со смирением человека, понимающего всю силу отчаяния родителей, потерявших своих детей. И поэтому не винит их, она их оправдывает: когда гибнут дети - всегда виноваты взрослые. Ей доживать свой век с чувством боли и вины за детские смерти, но не за свои поступки в драматические дни.

В заложниках у террористов она делала все, чтобы ситуация не пошла по трагическому варианту. Она взяла на себя роль переговорщика с бандитами тогда, когда такую ответственность не жаждали взвалить на себя "большие люди", сделать это обязанные. Не Цалиева же виновата в последующих взрывах и в пожаре...

- Лидия Александровна всю жизнь была достойным и порядочным человеком, так же себя она вела и в захваченной школе, - говорит корреспонденту "РГ" глава районной администрации Владимир Ходов. - Зачем центральная пресса смакует подробности лживых обвинений, подробно цитирует подлые надписи в ее адрес, заявляет, что директор может стать первой жертвой народного гнева. Нельзя этого делать на радость тем, кто и добивается подобного развития событий. Не достигнув цели в результате теракта, определенные силы провоцируют людей на столкновения, подталкивают к новой войне, играя на боли и гневе, на неинформированности людей. Следствие должно работать с населением, информировать его о ходе своей работы, но этого не делает, и вакуум заполняют провокаторы, нагнетающие обстановку.

Ему вторит заведующий отделом культуры Правобережного района Александр Березов:

- Авторы провоцирующих слухов добиваются своего через неразборчивые СМИ, тиражирующие ради острого сюжетца их подлейшие выдумки.

"Моя вина лишь в том, что я не погибла", - повторяет Лидия Александровна фразу, которая, похоже, становится традиционной в похожих ситуациях. Именно ее горько повторял после теракта в Буденновске начальник тамошнего ОВД полковник милиции Николай Ляшенко, отчаянно защищавший с отделом город от банды Басаева, а после "назначенный" стрелочником - выдворенный из милиции, опозоренный и растоптанный. Очевидцы событий, журналисты, опубликовав открытое письмо в его защиту на страницах центральных СМИ, сделали вывод: таким образом слетевшаяся сюда генеральско-чиновничья рать перекладывала с себя вину за бездарное руководство операцией, завершившейся большой кровью. Такой же вывод сделали и жители расстрелянного ставропольского городка, вот уже второй срок избирающие своим мэром Николая Ляшенко.

Противостоять массовому ослеплению и травле директора пытаются ее коллеги: учитель физкультуры Александр Цаголов, в дни плена находившийся рядом с ней и спасший ее от верной гибели, руководители ряда бесланских школ, некоторые из них были ее учениками, соседи Цалиевой, живущие с ней бок о бок тридцать лет... Оказывается, такое естественное поведение сегодня уже можно считать мужественным: им угрожают, шельмуют... И они одни воюют за честное имя, когда другие - в стороне. В том числе районная пресса и рожденная в дни трагедии газета "Голос Беслана", шаг за шагом отслеживающая события. Ее главный редактор и толковый журналист Лида Комаева в беседе с корреспондентом "РГ" объясняет это молчание так: "В своем горе народ раздражен и непримирим к предполагаемым виновникам настолько, что сегодня даже попытка дать иную точку зрения в отношении Лидии Александровны Цалиевой может вызвать у населения взрыв ярости и негодования. Люди будут убеждены, что директора школы выгораживают большие чиновники, к которым она была вхожа и заинтересованные в сокрытии правды.

Лида Комаева также призналась мне, что не решается опубликовать даже свою правдивую статью о том, как болезненно, с нелицемерной горечью восприняли простые ингуши и чеченцы детоубийство в Беслане, жестко осудив бандитов. Дескать, бесланцы, которым теракт напомнил кровавые события 1992 года на осетино-ингушской границе, статьи не воспримут - сочтут попыткой навязать идею дружбы с соседями, в которую категорически не верят.

Уже этот посыл не позволяет утверждать, что ситуация в Беслане, сохраняющем спокойствие, вполне управляема. Выходит, все-таки не вполне, коль есть опасения. Но даже с учетом психологического состояния горожан горькое лекарство правды лучше умолчания и неизвестности. Она, эта правда, даже самая неприглядная и шокирующая, станет самым действенным терапевтическим средством для исстрадавшихся горожан, обрушит надежды тех, кто раскачивает обстановку на Северном Кавказе, пытаясь столкнуть лбами его народы.

- В Северной Осетии этого не произойдет, - говорит корреспонденту "РГ" бесланский журналист и бывший подводник Мурат Кабоев. - Это вывод моего журналистского исследования, которое я сейчас заканчиваю. Я знаю характер, традиции, настроения и мысли своих земляков и убежден: спровоцировать их на вооруженное выступление против соседей никому не удастся. Потерявшие собственных детей люди не бросят в топку мести новые жизни, сами остановят горячие головы... Но при этом они должны быть уверены: возмездие настигнет не только детоубийц, они должны доподлинно знать все о тех, кто им продался, кто ничего не сделал, чтоб бандиты в школу не пришли. Все мы хотим истинного, всеохватного правосудия.

Происшествия Терроризм Теракты Происшествия Терроризм Антитеррор Филиалы РГ Кубань. Северный Кавказ СКФО Северная Осетия Годовщина теракта в Беслане