Новости

03.11.2004 02:50
Рубрика: Общество

Скальпель и немного бальзама

Имуществом РАН займутся профессионалы

- Валерий Васильевич, у вас в роду хирурги есть? Или, может, были?

- Нет. И не было.

- Выходит, вы - первый, кому выпало взять в руки скальпель. Согласно новому распределению обязанностей в руководстве РАН вам поручено заняться реструктуризацией. А все понимают, что это такое. Хочешь не хочешь - придется резать по-живому...

- Всякое сравнение, как известно, хромает. Бесспорно лишь то, что работу по реструктуризации академии с этого момента предстоит продолжить мне вместе с коллегами.

Именно продолжить, я это подчеркиваю, потому что в действительности многое уже сделано. Напомню, что у нас было восемнадцать отделений РАН по направлениям исследований, а сейчас, после укрупнения, их девять. Провели первый этап реструктуризации сети научно-исследовательских институтов - 43 уже сократили.

- Об этих подвижках сообщалось, в том числе и в нашей газете. Но, видимо, ни темпы, ни глубина реформ в нашей науке вообще и в Российской академии наук в частности не устраивают руководство страны. Неспроста же появилась та радикальная концепция перестройки науки, что так взбудоражила академию...

- Первый вариант концепции был неоправданно категоричен и совершенно не учитывал академической специфики. Нам удалось добиться понимания, создать согласительную комиссию и внести в документ принципиальные положения, которые позволили президенту РАН подписать его от имени академического сообщества.

- То есть консенсус, а вовсе не мировая и уж тем более не капитуляция под нажимом сильной стороны, как может показаться?

- Точнее сказать, компромисс. А суть его видна даже по тому, как трансформировалось название самого документа. В исходном варианте это была "концепция участия Российской Федерации в управлении государственными организациями" в сфере науки, а теперь - "концепция участия государства в управлении имущественным комплексом государственных организаций" в той же сфере. Улавливаете разницу?

- То есть "рулить" фундаментальной наукой государство, как изначально предлагалось, не будет ни напрямую, ни через соответствующие ведомства? Определение приоритетов и координация в этой сфере остаются исключительной прерогативой Российской академии наук?

- Именно так. В согласованном варианте концепции это особым образом оговорено. Да и сама фундаментальная наука выделена как один из важнейших приоритетов страны. Оговорены особенности управления имуществом в академиях наук, которые имеют государственный статус. Предлагается самим вести эту работу, согласуя ее с нормативными документами федеральных органов исполнительной власти, прежде всего, конечно, с министерством образования и науки, министерством экономического развития и торговли.

- Означает ли это, что сохранят свой особый статус и четыре отраслевые академии, получающие бюджетное финансирование - медицинская, сельскохозяйственная, образования, академия художеств? Или они уже не будут прямыми бюджетополучателями, как РАН?

- Я этого не говорил. Более того, как я себе представляю, общая структура российской науки не изменится. В том смысле, что останутся РАН и отраслевые академии, которые получают господдержку, сохранятся государственные научные центры, отраслевые НИИ. Другое дело, что структура каждого из этих секторов может быть изменена.

- Как вы представляете себе трансформацию академических институтов? Что это будет - укрупнение, слияние трех - четырех в один многопрофильный центр?

- Это вполне возможно. Такие наметки были сделаны, когда мы обсуждали итоги первого этапа реструктуризации. Сейчас будем продолжать работу.

- Можно ли проиллюстрировать эти намерения на конкретных примерах?

- Примеры мне бы пока не хотелось приводить, чтобы не напрягать прежде времени коллег из директорского корпуса. Многое еще находится в стадии обсуждения и может серьезно измениться. Скажу о принципиальном подходе - институты, которые занимаются близкими или похожими вопросами, вполне могут быть объединены и тем самым усилены.

Очень важно, чтобы идеями реструктуризации прониклись не только в президиуме РАН, но чтобы их примерили к себе в каждом отдельно взятом институте. А надо ли столько отделов, лабораторий, не объединить ли какие-то темы? От чего-то, может, и вовсе отказаться, чтобы не распылять скудные средства и научные кадры. Такую инвентаризацию своих научных учреждений мы сейчас проводим.

- Если следовать концепции, эта работа должна быть завершена до конца года. Успеете?

- Будем стремиться, хотя это и непросто. К слову сказать, не последнее значение имеет и та атмосфера, в которой приходится работать. А последнее время мы наблюдаем откровенно предвзятое отношение к Академии наук. Пишут и говорят так, будто мы в роскоши купаемся. Да, когда едешь по Ленинскому проспекту, видишь череду академических институтов. Выглядят вполне прилично, хотя существуют со сталинских времен. И слава богу, что мы это имущество федеральное сохранили, никому не передали, не разбазарили и содержим в приличном состоянии. Это академический квартал. Когда-то он не считался центром Москвы, а сейчас - престижное место, слишком много сюда устремлено завистливых глаз...

- Ставится задача, чтобы к финансированию науки в большей степени привлекать внебюджетные источники...

- Пока бизнес в нашей стране не проявляет видимого интереса к финансированию фундаментальных исследований. Может, в перспективе это и будет, но пока - увы. Гораздо более существенны для нас сегодня те средства, которые мы могли бы получать от более рационального использования нашего имущества. В частности, от того, что сейчас сдается в аренду. Многие наши институты, как известно, не могут погашать за счет бюджетных средств даже коммунальные платежи, поэтому вынуждены сдавать в аренду часть своих площадей. Эти небольшие средства помогли институтам выжить, сохранить материальную базу исследований и кадровый костяк своих коллективов.

- Каждый институт вел арендные дела самостоятельно?

- Да, как правило, сам директор этим занимался, хотя ему, по большому счету, надо бы основное внимание уделить организации научных исследований. Вот и возникает вопрос: а не создать ли в рамках Академии наук единую управляющую компанию? Чтобы она профессионально занималась этими вопросами: эффективно задействовала те площади, которые временно не используются сейчас или могут быть высвобождены при укрупнении институтов. Сдала в аренду на выгодных условиях или разместила там высокотехнологические предприятия, которые время от времени отпочковываются от институтов РАН. А вырученные средства можно направить на поддержку пожилых ученых, которым придется уйти на пенсию или, наоборот, чтобы стимулировать работу молодых ученых в государственном секторе науки.

- Сдается мне, не все руководители институтов с восторгом отнесутся к идее централизованного управления имуществом. Я никого ни в чем не подозреваю, но очевидно, что за десятилетие безденежья они привыкли полагаться на собственные связи и возможности, у них свои представления об эффективности и приоритетах.

- Вы правы. Мнения как минимум разделятся. Кто-то не захочет расставаться с частью своих административных полномочий. Многие вполне искренне считают, что только они могут по-хозяйски рачительно и справедливо распорядиться дополнительными ресурсами. Но мне известны и такие директора институтов, которые давно мечтают освободиться от несвойственных для ученого задач, чтобы больше времени уделять собственно науке и перспективам развития своего исследовательского коллектива.

По их словам, очень непросто иметь дело с арендаторами: это ведь совсем другой мир, другие принципы взаимоотношений. И каждый год надо перезаключать с ними договора. Вот и говорят: избавьте, Христа ради, от удовольствия общаться с этой публикой. И предлагают, скажем, 60 процентов от аренды - институту, 40 процентов - на общие нужды Академии.

- Почему-то вспомнилось выражение "Нельзя со спутника управлять велосипедом - ему ямки на дороге не видны". Вы не находите аналогий? Как из Москвы будете вести поиск клиентов и расчеты за аренду институтских площадей где-нибудь во Владивостоке или Томске? Нанимать своих людей? Или какой-нибудь из замов директора станет по совместительству агентом управляющей компании?

- Я здесь особых препятствий не вижу. Но все проблемы, как говорится, в деталях. Когда начнем обсуждать детали, многое прояснится, что-то потребует корректив. Хочу лишь заметить, что это одна из идей. Может, на первых порах объектами управления для такой компании станут отдельные здания - те, что уже есть и которые можно высвободить в ходе каких-то перемещений. То есть опробуем для начала саму схему, не привязывая ее к интересам конкретного института. Но сам по себе вопрос арендных отношений существует, и нам предстоит найти тут принципиальное решение.

- А встретят ли поддержку такие планы в Федеральном агентстве по управлению федеральным имуществом? Не предложат ли вам следовать общему для всех порядку - избавиться от избыточных площадей и объектов? А вырученные средства использовать на неотложные нужды...

- Это самый тривиальный выход. Деньги, даже большие, очень легко проесть. А надо создавать источники возобновляемых ресурсов. И мы как раз разрабатываем именно такие - долговременные - финансовые схемы управления имуществом, которое на законном основании закреплено государством за Российской академией наук.

Последние новости