Новости

12.11.2004 01:00
Рубрика: Общество

Дочка на продажу

В Ульяновской области мать продала своего ребенка за 50 рублей

Маленькая полуторагодовалая Алинка сейчас в больнице на обследовании. "Девочка хорошая, здоровая, только очень заметный для ее возраста недостаток веса", - говорят врачи. Может, ей никогда и не доставалось столько внимания и ласки, сколько сейчас от медсестер и соседей по палате. Непритязательная, некапризная. Да и ей самой, кажется, нравится новая жизнь. Почувствовав тепло человеческого внимания, ко всем доверчиво тянет ручки. Но маму не ищет и не зовет. Правда, узнать, хочет ли она обратно в свой родной дом, трудно - девочка почти не говорит, - никто, видимо, с ребенком не занимался. Да и мамы-то настоящей по большому счету у нее не было. Алина не понимает, что женщина, родившая ее, та, которая по самой природе должна быть самым близким и родным человеком, продала ее, свою маленькую дочку, за 50 рублей.

Все село знало об этой Людмиле, никто ж не взял ребенка себе, а эта решила. Сама – с махонькой учительской зарплатой, да и муж, участковый, по 2-3 месяца без зарплаты сидит.

Хотелось изменить все имена и фамилии, место действия, чтобы никогда Алинка не узнала о том, что случилось с ней в октябре 2004 года. Но местные газеты уже назвали всех, да и жители села Старый Белый Яр, в котором она живет, уже много дней обсуждают эту историю. Поэтому изменю только имя той женщины, которая называет себя мамой Алины. Она не осуждена - нет теперь в УК РФ статьи о продаже детей, а в районный суд на минувшей неделе были переданы только материалы о лишении ее родительских прав. Может, у нее еще все изменится и она сама будет когда-нибудь горько сожалеть о случившемся. Поэтому пусть она будет Людмилой, хотя сегодня я никак бы не хотел ее называть.

Неизвестно, как бы сложилась судьба этой девочки, если б не учительница из этого села Ирина Боровкова. Ирина Николаевна услышала в школе от одной из родительниц, что по селу ходит женщина и предлагает людям купить ее ребенка за 50 рублей. Местные жители, оказывается, и раньше слышали об этой женщине,

36-летней Людмиле Н., не так давно переехавшей в Старый Белый Яр из Тольятти и проживающей с сожителем в доме, оставшемся от матери. Людмила нигде не работает, постоянно выпивает. Оказывается, два месяца назад, в августе, она уже продавала свою дочь, прося за нее 35 рублей или бутылку водки. Ребенка, пожалев, взяла тогда женщина, временно работавшая в этом селе. Но в скором времени Людмила вернулась и потребовала снова денег и, не получив их, забрала малышку обратно.

Трудно сказать, что именно подтолкнуло учительницу сразу среагировать на рассказ родительницы о Людмиле Н. - то ли, что у нее трое маленьких детей, в которых она души не чает, или то, что ее муж - участковый милиционер и она понимала, что в таких случаях нельзя тянуть и надо что-то срочно предпринимать. Ирина Николаевна попросила подругу срочно сводить ее к той женщине. Приняла решение сразу и сама - муж в это время был в райцентре, в больнице.

- Я слышала, вы продаете ребенка, - с порога спросила Ирина Николаевна.

- А что вам нужно?

- Я хотела бы ее купить, - сказала Ирина Николаевна, хотя самой было страшно произносить эти слова, и сразу положила в карман Людмиле 50 рублей - ребенка надо было спасать, и ситуацию пришлось провоцировать на ускорение решения.

- Девочки сейчас дома нет - она у знакомых, - прозвучал ответ, словно "сделка" была уже совершена.

Снарядили подводу, поехали за девочкой. Условия, в которых находилась Алинка у знакомых Людмилы, были ужасные - грязь, холод, на кровати валяется пьяный мужчина. На девочке - никакой теплой одежды.

- Я сейчас без слез не могу даже вспоминать, как собирали эти никчемные вещи, как легко мать отдала своего ребенка, - рассказывает учительница. - Когда уже ехали на подводе обратно, я напрямую спросила Людмилу, знает ли она, кто я. И сообщила, что мой муж - участковый. Она даже не среагировала на это, только сказала, что так будет лучше, все равно, мол, ребенка она не сможет обеспечить, а где ее сожитель, отец девочки, сама не знает. Она уже тогда была выпившей, и я поняла, что деньги ей нужны снова на водку.

Ирина Николаевна привезла девочку к себе домой. Сели с детьми кружком и сами чуть не плачут, а Алинка - та буквально счастлива, почувствовав доброе отношение и тепло нового дома. Увидела кусок хлеба - и тянет ручонки. Бедный ребенок, голодный - на хлеб набросилась, как на самую вкусную еду.

Дочка Галинка быстренько сбегала в магазин, купила йогурты и соки - Алинка все это молча съела и выпила и только потом стала смотреть по сторонам. "Видно, что девочка умненькая, - говорит Ирина Николаевна, - только совсем неразвитая. Почти ничего не говорит. Первые слова были, когда она увидела фотографию Ирининого мужа, участкового: "Мой папа". Ручки тянет... Тут мы совсем все расплакались. Бедняжка, она и папы-то, наверное, не видела". А девочка словно радовалась новому повороту судьбы - не капризничала, слушалась, играла со всеми. И только когда повели ее в баню, увидев воду, заплакала, словно испугавшись чего-то. Может, она и бани-то не видела. После бани мгновенно уснула и спала как убитая, словно почувствовала наконец спокойствие и безопасность.

Ирина Николаевна позвонила в больницу супругу, он очень удивился, но решение ее одобрил. И уже после этого сообщила в райотдел милиции о том, что "купила" ребенка. Там сначала даже не поверили. Проверка подтвердила все то, что рассказала Ирина Николаевна, инспектор по делам несовершеннолетних Елена Батракова приехала забирать девочку, чтобы направить ее пока в районную больницу на обследование. Но дети Ирины Николаевны уже настолько привыкли к Алинке, что буквально плакали, расставаясь с ней. "Они и сейчас постоянно спрашивают, когда вернется Алинка, - говорит учительница. - И мы всей семьей решили, что берем ее к себе. Ничего страшного, где трое, там и четверо, места в доме хватит всем, голодными не останемся". Людмилу же, когда к ней пришла на следующий день Ирина Николаевна, даже не смущал факт присутствия милиции - она отдала прямо в руки свидетельство о рождении Алины. Через некоторое время учительница снова встретила ее на улице. Уже выпившая Людмила призналась, что ни о чем не сожалеет и готова написать отказ от дочери хоть сейчас.

Спустя почти две недели, когда сотрудники областного УВД приехали к Людмиле, она спокойно занималась заготовкой на зиму овощей у матери своего сожителя. За все это время она ни разу даже не побывала в больнице у дочери, зная, что Алина находится там. На вопрос, почему она ничего не предпринимает для того, чтобы попытаться вернуть дочь домой, снова ответила, что у нее трудные времена, а денег, чтоб кормить ребенка, нет. Факт продажи ребенка уже не признавала: "Я ее не продавала, просто отдала учительнице, там дочери будет лучше".

Районный инспектор по делам несовершеннолетних Елена Батракова уверена: такую мать необходимо лишить родительских прав. Трудно найти работу в селе, говорит она, но трудно тем, кто не хочет искать. Правда, что решит суд, пока неизвестно. Бывало же, что жалостливые судьи обрекали ребенка на новые страдания. А у Алины есть еще и отец - тот сожитель, который вдруг обратил внимание на дочь и даже навестил ее в больнице. Не исключено, что он решит доказать свое отцовство и заручится хорошими характеристиками с места работы... Хотя какие там могут быть хорошие характеристики, если он не мог не знать о том, что Людмила ходит по селу и продает его ребенка.

"Дура Боровкова, что ли? - слышатся мнения среди многих белоярцев. - Все село знало об этой Людмиле, никто ж не взял ребенка себе, а эта решила. Сама - с махонькой учительской зарплатой, да и муж, участковый, по 2-3 месяца без зарплаты сидит.

Когда готовился этот материал, из УВД поступила еще одна, еще более ужасная информация. В минувшее воскресенье в селе Тетюшском Ульяновской области медсестра пришла на дом навестить новорожденного ребеночка, которому на тот момент исполнилось всего-то полторы недели. Но ребенка дома не было. Мать ответила, что ребенка она продала, потому что в семье нет денег. Медсестра вызвала милицию. Прибывшим работникам уголовного розыска 25-летняя Елена Н. уже сказала другую, еще более страшную версию, что она распеленала ребенка и бросила его в речку с моста. Возбуждено уголовное дело. Ребенок числится без вести пропавшим. Его ищут везде, где только можно, в том числе и в реке. И пока не могут найти. Матери пропавшего ребенка предстоит пройти психиатрическую экспертизу.

Я очень не хотел бы, чтоб когда-нибудь Алинка узнала о том, что произошло в октябре 2004 года, и чтобы она никогда не увидела эту газету. Но и не рассказать об этом нельзя. Люди должны знать, что происходит что-то неладное в этом мире. Ведь даже у животных материнский инстинкт не позволяет бросать своего детеныша. Или что-то изменилось в экологии душ, как и в экологии природы... Когда-то давно было сообщение о том, что в Волгограде ужи, вместо того чтоб стремиться к воде, уползают от нее. Вероятно, произошли какие-то необратимые изменения на генном уровне, сделали вывод экологи. Может, и в человеке уже происходят необратимые изменения из-за нарушенной экологии души? И агрессивная среда безысходности, бесперспективности, безнравственности и эгоизма разъедает незаметно то, что формировалось в людях тысячелетиями.

"Мы очень тяжело переживаем каждый такой случай, - говорит начальник отдела по делам несовершеннолетних прокуратуры Ульяновской области Наталья Коломиец. - Все начинается с семьи. Корни всех подобных преступлений в семье. И очень плохо, когда никто это преступление не пытается предотвратить. Каждый раз мы обращаем внимание на то, что соседи или односельчане нередко знают о жестоком обращении с детьми в чьем-то доме, но ничего не предпринимают. А ведь защитить этих детей некому, если жестокими оказываются родные люди". В то же время Коломиец признает, что, к сожалению, количество неблагополучных семей, находящихся в социально опасном положении, в последние годы растет: детей, отобранных у родителей в связи с угрозой их жизни и здоровью, увеличилось с 93 до 126. В 1995 году в области 762 ребенка остались без попечения родителей, в 2002-м - 1212. Большинство из них являются сиротами при живых родителях.

Кто-то из прокурорских работников, глядя на печальную статистику, заметил: "Дети - жертва пороков взрослых".

Общество Соцсфера Социология Происшествия Преступления Филиалы РГ Средняя Волга ПФО Ульяновская область Ульяновск