Новости

26.11.2004 01:40
Рубрика: Общество

Шестая версия

"В деле об убийстве Кирова уже на первоначальном этапе расследования отчетливо проступали по крайней мере пять версий, - пишут в книге "Тени исчезают в Смольном" (Санкт-Петербург, 2001) доктор юридических наук Александр Бастрыкин и журналистка Ольга Громцева. - 1-я. Террористический акт белогвардейцев, орудием которых стал убийца Николаев; 2-я. Террорист-одиночка, умышленное убийство; 3-я. Теракт потерпевшей в Ленинграде поражение зиновьевской оппозиции; 4-я. Троцкистский заговор, спланированный за рубежом и осуществленный через сеть агентов иностранной разведки; 5-я. Преднамеренное убийство на почве ревности".

Сталинское "правосудие" с ходу отвергло вторую и пятую версии, зато упрямо разрабатывало все остальные и в конце концов выпятило третью - "теракт зиновьевской оппозиции". Это и стало поводом к политическим процессам 30-х годов, вылившихся в первую волну будущих массовых репрессий. Однако на ХХ съезде КПСС в связи с разоблачением культа личности Сталина была выдвинута еще одна, шестая версия, разом отменившая все предыдущие. По этой версии, не кто иной, как сам Сталин, и был тайным организатором операции по физическому устранению своего опасного политического соперника. С 1956-го по 1991 г. Политбюро ЦК КПСС провело несколько проверок обстоятельств убийства Кирова, однако их выводы лишь добавили сумбура в запутанный юридический контекст. Да иначе и быть не могло: лишь полгода назад с материалов об убийстве Кирова окончательно снят гриф "Секретно".

Всего несколько часов следствие разрабатывало версию об интимной связи Кирова с женой его убийцы. Закончат ли это следствие историки?

Вот почему историк Ю. Н. Жуков в своих научных трудах при каждом соприкосновении с Кировым первое же примечание вынужден был сопровождать "глухой ссылкой лишь на архивохранилище - РГАСПИ, исключив по не зависящим от автора причинам обычные указания на фонд, опись, дело и лист". Теперь, наконец, это стало возможно.

- Юрий Николаевич! Как я понимаю, вы давно пришли к выводу, что в "деле Кирова" - или в "деле Николаева", как тут вернее сказать? - справедливой была все-таки пятая версия. Кто и почему превратил бытовое преступление в политическое?

- Вначале, желая как бы облагородить бытовое убийство, было заявлено, что на жизнь Кирова посягнули враги Советской власти. Какие именно "враги", не уточнялось. Первое уточнение, причем не больше чем две недели спустя, сделал сам Сталин, осознавший, что убийство Кирова дает ему великолепную возможность разделаться со своими идейными и политическими противниками. А вторая трансформация произошла уже во времена Хрущева: в пылу разоблачения культа личности Сталина на него возложили ответственность и за это убийство. Естественно, тут же встал вопрос: а зачем Сталину нужно было убивать Кирова? Для этого придумали еще один миф: якобы на ХVII съезде партии, который проходил в январе-феврале 1934 года, при выборах членов Политбюро Киров получил больше голосов, чем Сталин. Но это фальсификация. Депутаты голосовали бюллетенями, а бюллетени, естественно, не хранятся вечно. Тем не менее стал распространяться слух о том, что за Кирова было подано на шесть бюллетеней больше, но их "сожгли". Так из него посмертно стали лепить фигуру "соперника Сталина".

- Зачем эти мифы понадобились двадцать лет спустя?

- Напомню: доклад, прочитанный Хрущевым на ХХ съезде КПСС, написал для него секретарь ЦК П.Н.Поспелов. Период массовых репрессий в первоначальном варианте датировался 37-м и 38-м годами. А по стенограмме видно, что Хрущев позволил себе вносить в доклад любую импровизацию, пришедшую на ум. Начало массовых репрессий в стране он отнес к 34-му году, вот тут-то ссылка на "дело Кирова" и пришлась в самый раз. Хотя о Кирове к тому времени уже основательно забыли, во всяком случае давно не вспоминали. Даже посвященный ему фильм "Великий гражданин" после войны больше не демонстрировался. Объяснялось это крайней двусмысленностью самого дела. В Ленинграде все знали о вечеринках и оргиях, которые Сергей Миронович, большой женолюб, устраивал с балеринами будущего Кировского театра во дворце Кшесинской - своей резиденции. Все знали, что дома, на Каменноостровском проспекте, в те времена - проспекте Красных зорь, он фактически не жил. Жена его Мария Львовна была тяжело больна, в качестве сиделки при ней неотлучно находилась ее сестра. Киров наведывался домой, как в больницу, только проведать жену и иногда немного поработать в своем кабинете. А всего в трех остановках на трамвае, в кооперативном доме, построенном в модном тогда стиле конструктивизма, в великолепной трехкомнатной квартире жили Милда Драуле и ее муж Леонид Николаев...

- Извините, при чем тут трамвай?

- Абсолютно ни при чем. Кроме того, что само расстояние между домами указывает на то, что все наши герои обитали в весьма престижном районе города. Есть много свидетельств, в том числе от матери Николаева, что сын ее ни в чем не нуждался. Даже когда он работал, у него не могло быть больших денег. А когда решился на убийство в Смольном, он не работал уже восемь месяцев. И тем не менее "не нуждался".

- Но есть ли хотя бы какая-нибудь документальная основа для утверждения, что между Кировым и Милдой Драуле существовала интимная связь и что Николаева к мести подтолкнула ревность?

- Эта документальная основа существовала, но увидеть ее историкам не довелось. Из протокола первого допроса Милды Драуле - а это типографский бланк, в котором предусмотрена строгая очередность вопросов, - изъято несколько страниц. Как раз тех, из которых можно было бы узнать, почему ровно через пятнадцать минут после убийства Кирова Милда Драуле уже была доставлена на допрос в здание УНКВД на Литейном проспекте. Сталин отверг версию убийства на почве ревности, но не уничтожил возможность ее документального подтверждения в будущем. А в 56-м или 57-м году, уже после ХХ съезда партии, эти несколько страниц, важнейших для понимания тайны убийства Кирова, были попросту уничтожены.

- Рассудим логически: Николаев пробовал покончить жизнь самоубийством, и медиками засвидетельствовано, что в 18.40 он все еще без сознания. Его первый допрос состоялся только в 11 часов вечера. А Милду привезли на допрос через пятнадцать минут после рокового выстрела, хотя этого времени едва хватило даже на установление личности убийцы. Где же она находилась в момент убийства Кирова?

- Я провел небольшой следственный эксперимент. Выбрал день и час, когда Шпалерная, бывшая улица Войнова, которая связывает Смольный и Литейный проспекты, была почти свободна от автомобилей, как в 34-м году. Ровно пять минут я потратил на то, чтобы спуститься со второго этажа Смольного, где работала Милда, и сесть в машину. Еще пять минут - чтобы доехать до дома N 4 на Литейном. И еще пять, чтобы оказаться в кабинете, где немедленно был начат ее допрос. Значит, ее могли взять именно в Смольном, по месту ее работы. Но кто же так молниеносно выписал ордер на ее арест? Где ее так быстро нашли: на работе или дома? Какие вопросы ей были заданы в числе первых? Все эти сведения могли и должны были содержаться на тех листках протокола, которые кто-то уничтожил. И как раз это не оставляет сомнения в том, что в первые часы после случившегося следствие разрабатывало именно версию об интимной связи Кирова с женой его убийцы.

- Но каким образом эта женщина могла оказаться так близко к первому в городе лицу? Ведь не балерина, простая секретарша...

- Она никогда секретаршей не была. Вся жизнь - на комсомольской, потом на партийной работе, наконец, зав. отделом кадров в филиале Наркомтяжпрома. Судя по всему, они увидели друг друга в Смольном. В общем-то, красавицей она не была, зато чувствовалось здоровое крестьянское происхождение: настоящая кариатида. А Киров был маленького роста. Обычно таким мужчинам и нравятся высокие здоровые женщины.

- Однако ни в дневниках Николаева, ни в протоколах допросов его или его жены не видно никаких следов этой "интимной версии".

- Если об этой связи знали все, то могли ли не знать чекисты? А в ответ на ваш вопрос напомню фразу из дневника Николаева: "М., ты бы могла предупредить многое, но не захотела". Вот это - крик души. Трактовать эту фразу можно по-разному. Например, так: если бы не твои шашни с Кировым, то ничего бы этого не было. Либо так: ну ладно, шашни, так хотя бы добейся для меня хорошей должности. А может, правомерны обе трактовки.

- Учитывая, что Николаев надолго лишился работы, но при этом особо не нуждался, можно ли сделать вывод, что она была содержанкой?

- В прямом смысле слова, конечно, нет: Киров не давал ей денег и не дарил ей бриллиантовых ожерелий. Но явно способствовал приобретению кооперативной квартиры за какой-то казенный счет. Документов этого кооператива, сведений о том, кто, когда, сколько вносил, к сожалению, найти не удалось. А чтобы никто из близких не мог подтвердить интимную связь жены убийцы с первым лицом в городе, расстреляли не только Николаева и Милду Драуле, но и ее сестру, и мужа сестры. На этом была окончательно поставлена точка в версии о преднамеренном убийстве на почве ревности.

Еще 6 декабря, выступая на похоронах Кирова в Москве, Молотов заявил, что в этом убийстве повинны "враги рабочего класса", "белогвардейские подонки", "агенты из-за границы". Спектр такой широкий, что нетрудно сделать вывод: следующая версия к тому времени еще не выкристаллизовалась. Больше того, и Зиновьев, и Каменев спокойно, открыто пришли в Дом Союзов, чтобы попрощаться с покойным. А через десять дней оба были взяты под стражу - и пошло-поехало. Кстати, сам Киров, который в 1926 году сменил Зиновьева на посту партийного лидера Ленинграда, считал, что уже полностью "очистил" город от сторонников своего предшественника. И тем не менее Сталин запустил версию о новом "заговоре зиновьевцев". Для него это было продолжением идейной борьбы с противниками того политического курса, который в партии отстаивала "группа Сталина". Тут мы должны очень тщательно отсеять зерна от плевел. Не удовлетворяясь вступлением СССР в Лигу Наций, "группа Сталина" считала необходимым незамедлительно заключить оборонительный союз с западными странами и приступить к производству новейших вооружений. Однако Зиновьев, Каменев и их сторонники упрямо заявляли: не нужно ничего этого делать, вот-вот, через неделю, через месяц, революция победит во всей Европе и все наши проблемы решатся сами собой. Вот где была зарыта собака! Как показывают документы, и в 35-м и 36-м году эта сталинская линия наталкивалась на очень серьезное сопротивление в партии. И если бы Сталин не переломил это сопротивление, чем бы мы встретили немецкие войска в 1941 году? Мы уже и так опаздывали с подготовкой к военному отражению агрессии. Вот почему, спустя две недели после трагического события в Смольном, Сталин измыслил этот ход: предъявить обвинение в убийстве Кирова своим политическим противникам...

- Так этим и объясняется забвение "германской версии" в деле Кирова?

- К сожалению, эта тайна так и остается неразгаданной. В архивах я нашел донесения НКВД о том, что Николаев несколько раз посещал германское консульство в Ленинграде. И всякий раз после посещений консульства шел в магазин Торгсина, где расплачивался дойчмарками. Еще любопытная деталь: в то время как в общедоступной книге тех лет "Весь Ленинград" указывался номер дома и телефон Генерального консульства Германии, у Николаева в записной книжке, изъятой после убийства Кирова, обнаружился номер дома и телефон, принадлежавшие лично генеральному консулу Рихарду Зоммеру. И еще загадка: 2 декабря, на следующий день после убийства Кирова, генконсул Германии спешно выехал в Хельсинки, даже не уведомив, как положено, консульскую службу Наркомата иностранных дел. В Ленинград он больше не вернулся. Эти три факта заставили и чекистов 30-х годов очень серьезно отнестись к так называемому "германскому следу" в жизни убийцы Кирова. Но вместо германского консульства в допросах Николаева фигурирует... посольство Латвии, куда он даже не наведывался! Однажды в Кембридже на конференции историков я обратился к своим западным коллегам с предложением: уж теперь-то, когда столько лет утекло, можете вы заглянуть в ваши архивы тех лет? Но, видимо, кто-то и поныне продолжает охранять эту тайну.

- Напоследок - еще раз о "шестой версии": все-таки, зачем она понадобилась Хрущеву? Разве правда о том, как грубо Сталин переврал дело Кирова, прозвучала бы меньшим обвинением ему?

- Опорочить товарища Кирова - члена Политбюро, секретаря ЦК, первого секретаря объединенного Ленинградского горкома и обкома партии, фактически второго человека в ее рядах - Никита Сергеевич не мог уже потому, что и сам принадлежал к партийному руководству. Поэтому были изъяты и уничтожены документы, которые могли опорочить моральный облик "соперника Сталина". В разное время по инициативе Политбюро четыре комиссии расследовали обстоятельства убийства Кирова. Последней руководил А.Н. Яковлев - член Политбюро тех лет. Но сколько эти комиссии ни старались, какие только устные заявления ни делали для прессы, ни одна из них не опубликовала официальных выводов, основанных на документах и фактах. Каждая начинала работу с целью доказать версию, преподнесенную Хрущевым на ХХ съезде партии, а потом как бы растворялась в воздухе. Впрочем, этому не стоит удивляться. Возьмите самые громкие политические убийства ХХ века - эрцгерцога Фердинанда, югославского короля Александра, французского министра Барту, американского президента Кеннеди, - ни одно из этих дел до сих пор не удается распутать до конца. Сначала - потому, что столкновение политических интересов такое мощное, что фактически нейтрализует следствие или, хуже того, заставляет его идти по ложному следу. А когда эти интересы в конце концов теряют актуальность, то за давностью лет уже не хватает улик. Вполне может быть, что история убийства Кирова тоже попала в категорию таких вечных головоломок.

Общество История
Добавьте RG.RU 
в избранные источники