Новости

03.12.2004 01:00
Рубрика: Происшествия

500 "отмороженных"

входили в крупнейшую банду, членов которой судят сейчас в Татарстане

Из "качалки" на большую дорогу

Как и большинство преступных сообществ Татарстана, 29-й комплекс вырос из так называемых "качалок", ставших в конце 80-х годов прошлого столетия инкубаторами пацанов, жаждавших завоевать место под солнцем крепкими кулаками. Сам по себе 29-й комплекс - это "спальный" микрорайон в новой части Набережных Челнов. Выросшие здесь подростки вместе с соседями из 28-го и 30-го микрорайонов сколотили самую многочисленную и вместе с тем организованную группировку в городе. Лидером стал выходец из Оренбургской области Адыган Саляхов или просто Алик. В криминальных кругах он стал позднее известен также под кличками Абзы, Армян и Большой.

Алик был не только старше основной массы мальчишек, "мотавшихся" в группировке, но и, что немаловажно, всерьез увлекался восточными единоборствами. Татарстанский Брюс Ли быстро стал самым авторитетным лицом в молодежной банде, установив в ней железную кулачную дисциплину. Под страхом жесточайшего наказания он запретил своим "бойцам" пить и курить, заставлял их заниматься спортом. Своему ближайшему сподвижнику Юрию Еремину по кличке Ерема он сломал руку за то, что тот начал курить "травку". Другого члена банды по кличке Губа, подсевшего на героин... закопали живьем.

Фирменный почерк

Поначалу "двадцатидевятники" обложили данью близлежащие кафе, ларьки и видеосалоны, но уже в начале 90-х Алик подмял под себя большой Автозаводской рынок, расположенный поблизости отчего дома. Коммерсантов "уговаривали" платить дань просто: тех, кто отказывался, бросали в машину, вывозили на пустырь и избивали до полусмерти. Если это не помогало, жертвам отрезали кисти рук. Отрезанные кисти и головы стали фирменным "почерком" банды. Не случайно даже в криминальной среде Алика и его бригаду считали "отмороженными". С ним предпочитали не связываться.

"Двадцатидевятники" очень быстро подмяли под себя конкурентов из других бандитских группировок, превратившись во второй половине 90-х в могущественный преступный конгломерат, отличавшийся непомерной жестокостью. Под крылом Алика находилось около полутысячи "штыков". К этому моменту в банде сложилась четкая структура. Из материалов дела следует, что в преступном сообществе было несколько подразделений, специализировавшихся на выполнении конкретных задач. Одно из них отвечало за противодействие правоохранительным органам, создание внутри них сети осведомителей из числа коррумпированных сотрудников, а также ведение разведки, в том числе с помощью специальных технических средств. Другое отвечало за правовое обеспечение банды, в том числе адвокатскую защиту. Отдельные подразделения осуществляли контроль за местными СМИ, вели наружное наблюдение и занимались организацией убийств.

Среди киллеров наибольшую известность получили бандиты по кличке Хиса и Фига. Хиса уже осужден и получил 22 года, при задержании у него дома как у заправского артиста нашли набор накладных усов и париков. Фигу, он же вне банды Александр Беленко, будут судить вместе с остальными членами преступного сообщества. Его этапировали два года назад с Украины. По версии следствия, именно Беленко и два его сообщника оставили после себя в мае 1996 года в деревне Старое Мазино Мензелинского района Татарстана целое кладбище. Киллеры получили заказ на убийство одного человека, но в доме, где он находился, оказались еще семь свидетелей. Фига с напарниками, не раздумывая, уложили всех. Суперкиллер предпочитал удавку и пистолет "ТТ". По подсчетам оперативников, на его счету более десятка человеческих жизней. После расправы жертвам по уже установившейся традиции отрубали кисти рук и головы, чтобы их было труднее опознать.

Щупальца спрута

Очень скоро Алику стало тесно в рамках рынка и торговых ларьков. Аппетит "двадцатидевятников" дорос до КамАЗа. Вначале бандиты стали "крышевать" отгрузку машин с завода. Каждый покупатель должен был отстегнуть чилинской братве процент. Затем и вовсе большинство отгружаемых заводом грузовиков стало продаваться через подконтрольную ОПС структуру.

В банде установилась жесткая система поборов. Согласно заведенному порядку каждый участник преступного сообщества выплачивал деньги в общак: старшие - по две тысячи рублей, молодые - по 500 рублей, а из подконтрольных ночных стоянок - по тысяче-полторы. Подконтрольные предприниматели облагались индивидуально в зависимости от оборота и вклада группировки в бизнес.

В 1993 году Алик вместе со своими ближайшими подельниками Еремой и Шурином (Александром Власовым) перебрался в Москву и уже из столицы руководил действиями преступного сообщества, которое как спрут распустило щупальца не только в Татарстане, но и в соседних регионах. К тому моменту Саляхов пересмотрел свое отношение к наркотикам. Он уже не ломал за дозу руки членам банды и не закапывал их живьем. Наркотики стали статьей дохода. Как считают в правоохранительных органах республики, именно "двадцатидевятники" наладили постоянный трафик афганской дури в Татарстан.

Из соседних регионов первой в поле зрения бандитов попала Елабуга, где они прибрали к рукам контрольный пакет акций местного мясокомбината. При этом в Мензелинском районе они убили директора местного ликероводочного завода, который отказался "лечь" под братков. В Удмуртии банда наложила лапу на мясокомбинат и крупный свиноводческий комплекс. Далее щупальца протянулись до Уфы, Самарской и Оренбургской областей, Украины, Кипра и даже Мальты. На Алика и его подручных работала уже целая криминальная империя, в которую входили не только бритоголовые "работники ножа и топора", но также банки и коммерческие предприятия. "Двадцатидевятники" даже умудрились пробить официальное разрешение на ношение оружия. Многие бойцы из преступного сообщества числились штатными охранниками ЧОПа "Барс". Были у них и "свои" политики регионального и федерального уровня. Одним словом, классическая мафия во главе с новоявленным крестным отцом.

Пауки в банке

Пауки, запертые в одной банке, рано или поздно начинают пожирать друг друга. То же самое произошло и с "двадцатидевятниками". После отъезда Алика с ближайшим окружением в столицу "смотрящим" от 29-го комплекса в Татарстане остался Рузал Асадуллин по кличке Рузалик. В 1998 году Рузалик оказался за решеткой, правда, по смехотворной для бандита такого уровня статье "хулиганство". Пока Асадуллин маялся на нарах, в Татарстане появился новый смотрящий - некто Рамушкин. Молодой и нахрапистый, он с молчаливого одобрения Алика начал выдвигать на первые роли своих дружков, отодвигая от кормушки "старую гвардию".

Результат такой "кадровой политики" был предсказуем. После возвращения из мест не столь отдаленных Рузалика вокруг него сразу же образовалось ядро обиженных бандитов, которые начали отвоевывать потерянное место под солнцем. Первым убили личного советника Алика по безопасности, бывшего сотрудника ГРУ. Его обезглавленное тело с отрубленными кистями рук нашли в лесу в Домодедовском районе. В августе 2001 года в один день были совершены покушения на смотрящего в Татарстане Рамушкина и самого Саляхова. В результате первый оказался на кладбище, а главарь каким-то чудом выжил.

Алик сделал ответный ход, поручив своим ближайшим помощникам убрать Рузалика. Но те его предали. В результате началось методичное истребление окружения главаря. За короткое время от рук киллеров погибли шесть человек.

Понимая, что следующим в этом похоронном списке будет он сам, Саляхов попытался выехать из России. Но было уже поздно. К этому моменту 29-м комплексом всерьез занялись не только правоохранительные органы Татарстана, но и ГУБОП МВД России.

В сентябре 2001 года оперативная группа МВД при поддержке бойцов спецназа сняла Алика с поезда. Начался планомерный разгром банды. В течение одного месяца прокуратура Набережных Челнов выдала санкцию на арест 28 активных членов банды, большинству из которых были предъявлены обвинения в убийстве, бандитизме и организации преступного сообщества. Всего же на скамье подсудимых оказались 33 человека. На счету банды - более двух десятков убийств, похищения людей, вымогательство. В процессе следствия был изъят целый арсенал оружия общим числом более 75 единиц, гранаты, взрывчатка, приспособления для бесшумной стрельбы. Бандиты не только грабили и убивали. Им инкриминируют и целый букет экономических преступлений, в том числе хищение нескольких миллиардов бюджетных рублей.

   кстати

Суд над бандой из Набережных Челнов обещает быть долгим. Судьям и присяжным предстоит изучить более двухсот томов уголовного дела, оценить доказательства, собранные следствием, и вынести вердикт. Каким он будет, предсказывать никто не возьмется. Очевидно лишь, что если вина лидеров преступного сообщества будет доказана, оставшуюся часть жизни они проведут за решеткой.

Каким бы ни был вердикт присяжных и суда, мы так и не получим ответы на целый ряд вопросов, не нашедших своего отражения в обвинительном заключении. Как стало возможным, что "двадцатидевятники" разъезжали с удостоверениями сотрудников милиции, числились помощниками депутатов, легально носили огнестрельное и газовое оружие. Банда росла и крепла на глазах местных властей и правоохранительных структур и долгое время пользовалась если не прямым их покровительством, то по крайней мере благосклонностью. Иначе чем еще можно объяснить тот факт, что молодежная шайка, выяснявшая некогда отношения со сверстниками "стенка на стенку", выросла в гигантского спрута, который в конечном итоге начал пожирать себя сам.

Происшествия Преступления Криминал Происшествия Правосудие Суд Происшествия Преступления Филиалы РГ Волга-Кама ПФО Татарстан