Новости

16.12.2004 02:50
Рубрика: Происшествия

Помощники смерти

Как отличить преступление от милосердия

Из какой они стаи?

Волгодонск застрял в межсезонье, поземка сменяется дождем. Двор, где выросли Марта и Кристина, - выстуженное пространство, схваченное двумя полукольцами стандартных многоэтажек. Непроходимая грязь, между домами как в аэродинамической трубе гудит ветер. Пустынно, только подъезд приютил группу подростков. Курят, смеются.

- Марта и Кристина очень стильные, - заявляет высокий нескладный паренек.- Особенно Кристина, она побогаче. У нее ведь и мать есть, и отец. Марта попроще. А вообще-то она очень добрая. На ней все наши старухи ездили. Называли ее Золушкой. Купи хлеба, помой подъезд, погуляй с собакой - все Марта. Правда, не совсем бесплатно. С нами они не очень водились. У них своя стая, там лучшие.

- Почему стая?

- Так у нас говорят.

Тишайшая Марта

Марте Шкермановой 14 лет. Четыре с половиной года ей придется провести в колонии, а раньше она жила этажом выше той квартиры, где произошла трагедия. Когда парализованную после автомобильной аварии Наталью Баранникову вносили в подъезд, она стояла в толпе рядом с дочкой Натальи - Викторией - и смотрела на это печальное зрелище. Потом девочка попросит старшую подругу приходить к маме, посидеть и просто поболтать. Марта согласится.

- Она же безотказная, - вспоминает пожилая соседка Екатерина Тищенко, - попросишь - сделает.

Учителя в шоке от происшедшего. Но о своей бывшей ученице отзываются неплохо: покладистая девочка. Прилежная, хотя и не очень способная.

Преподаватель русского и литературы, не пожелавшая назвать свою фамилию, говорит:

- Я теперь иначе отношусь к своим ученикам. Мы абсолютно не понимаем, что творится в их головах. Как случилось, что даже тихая мышка Марта смогла взять в руки шнур и задушить человека? Вознесенский когда-то написал: "Дети любознательны. Ловили кошку. Сбрасывали с десятого этажа, зарывали. Через пять дней бережно отрывали щемящий изяществом белый скелетик. Привяжите мясо к леске. Дайте заглотнуть Жучке. Тащите из желудка. Шутка. Чем жгучее, тем интереснее". Здесь это есть, конечно. Любопытство без всяких моральных границ. Но не только. Ведь Марта и Кристина постарше того возраста, когда детей иногда охватывает жестокость, и они с упоением отрывают крылья стрекозам. Может, искушение деньгами? Да, но опять - не только! Здесь прибавилось еще что-то такое, с чем я не сталкивалась раньше. Они искренне верят, что совершили доброе дело. Кто-то из них сказал даже: "богоугодное дело"! Полное смещение понятий: добро, зло. В каком мире живут наши тихие девочки и мальчики?

"Мама у Марты неблагополучная", - поговаривают соседи.

Мама Елена вышла из тюрьмы за два месяца до трагедии. Сидела за наркотики. Несколько лет девочку воспитывала бабушка Нина Владимировна. Есть еще отчим. Но ему было не до падчерицы.

Когда Лена вернулась, отношения с дочкой не заладились. "Кто ты такая? - частенько приходилось слышать соседям сквозь тонкие стенки, разделяющие квартиры многоэтажки, - я жила без тебя, и сейчас не надо ко мне лезть. Елена отмалчивалась. Марта гораздо охотнее общалась с больной соседкой, чем с ней.

Однажды девочка поделилась с мамой тем, что парализованная тетя Наташа все время твердит: "Лучше бы мне умереть, чем так мучиться. Я бы хотела уйти". Мать была краткой: "На ее месте я бы тоже хотела".

Лучшая подруга Кристина, которая жила в этом же доме, отреагировала иначе.

-Тетя Наташа хочет умереть? - уточнила она у Марты. - Может, я ее отговорю?

Но не отговорила.

Раз, два, казачок!

Кристине Патриной семнадцать. Она получала профессию строителя в казачьем кадетском училище. В группе из 25 человек всего пять девочек. Кроме того, как держать в руках мастерок, здесь изучали еще историю казачества. В училище особая дисциплина, ребята носят форму.

- Кристина - абсолютный лидер, - говорит мастер производственного обучения Галина Вениаминовна Дрючкова, - очень сильная личность. За себя постоять умеет. Любое дело доводит до конца. Если поручишь ей убрать в классе - сделает так, что все блестит. Конфликты в группе решала с легкостью. Достаточно было одного ее слова, взгляда, и все подчинялись. Надежнее помощника, чем Кристина, у меня не было.

Патрина - спортсменка. Еще недавно ее можно было увидеть в спортивном зале, отрабатывающую апперкоты и хуки. Говорят, что девочка забросила бокс только потому, что не нашла достойного спарринг-партнера.

У Кристины очень благополучная семья, в наличии и папа, и мама. В доме достаток. Дочку любили, одевали как куклу. Но когда случилась беда, она ударилась в бега. Скрывалась где-то у друзей. Разговора с родителями страшилась. И раньше немногословная, она просто перестала общаться с кем бы то ни было.

Однако первого сентября, спустя неделю после трагедии, Кристина подошла к Галине Вениаминовне и рассказала ей, как убивала соседку.

- Подростки нередко придумывают какую-то особую жизнь, - говорит учительница, - я и решила, что Кристина нафантазировала что-то в стиле "триллер". Сказала ей: "Не выдумывай, иди, садись за парту".

Суд

Девочки активно помогали следствию. Но вину свою не признавали. Они с ужасом вспоминают не о преступлении, а о времени, проведенном в следственном изоляторе.

- Я обижаюсь на тетю Наташу,- говорила Кристина, - Никто не решился ей помочь. Все только вздыхали. А мы сделали, как она попросила. Теперь ей хорошо, а нам каково?

- Это было доброе дело, - вторит ей Марта. - Все равно, что старушку через дорогу перевести.

А то, что собрали золотишко и поделили вырученные деньги - так это плата за работу.

Психологи, проводившие экспертизу, определили - Кристина "часто берет инициативу на себя, добивается поставленной цели любыми способами", Марта "склонна полагаться на мнение других без понимания последствий", обе "не способны осознать логику развития сложных ситуаций".

Некоторые врачи считали, что лет через пятнадцать Наталья Баранникова могла бы встать на ноги. Девушки знали об этом. Но ведь пятнадцать лет это так долго, почти никогда!

Жми на эскейп

В компьютерном салоне, где проводят большую часть времени ребята из двора, где живут Марта и Кристина, полутьма. Подростки сидят в наушниках, сосредоточенно смотрят на экран. Стены полуподвала оклеены распечатанными на принтере шутливыми геймерскими афоризмами. "Step by step - пока от монитора не ослеп!", "Семь бед - один reset", "Скучно - нажми на эскейп!" В тишине раздаются команды: "Поворачивай, стреляй!", "Осторожно, за углом дух". Идет игра по сети. Один из тех, кто сейчас находится в лабиринте, полном виртуальных монстров и злодеев, - Андрей, друг Марты и Кристины.

Он отвлекается на меня, и его герой летит в колодец, сверху падают огненные шары. "Черт, из-за вас я опять свалился на второй уровень", - недовольно говорит мальчик. Андрей не желает уходить из игры, нехотя отвечает на мои вопросы, не прекращая нажимать на клавиши.

Некоторое время после убийства Кристина пряталась у него дома.

- Мы хотели сбежать куда-нибудь от взрослых, - говорит он, - но не получилось. Сейчас наша компания больше не собирается. А что сделали Марта и Кристина? Тетя Наташа хотела выйти из игры, и они ей помогли. Если я попаду в беду или мне станет скучно жить, я нажму на "эскейп".

Андрей больше не хочет разговаривать. Эскейп! Исчезает бегущий по лабиринту человечек. Темнота. На экране появляется вопрос: "Вы уверены, что хотите выйти из игры?"

Начни гейм сначала

Взрослое общество "расползается" в своих взглядах на случившееся.

- Церковь расходилась с государством по разным вопросам, - говорит настоятель храма Серафима Саровского отец Иоанн, - но на этот раз православные священники полностью поддерживают запрет эвтаназии. Во что бы мы ни рядили убийство, оно все равно остается жутким, запредельным... И здесь не место философским спорам. Для всех - верующих и неверующих - немощь другого человека - это возможность проявить милосердие на деле. А мы вместо того, чтобы до последней минуты быть рядом с больным, пытаемся найти более легкий выход - эвтаназию. Нельзя подводить общество - исподтишка, - к мысли, что немощных проще и гуманнее убивать. К таким случаям, как в Волгодонске, могут привести даже сами разговоры о приемлемости убийства из милосердия.

- Смертельно больные, сильно мучающиеся пациенты находятся в совершенно другой системе координат, - возражает Александр, врач-онколог. - За той гранью все по-другому. Там есть одно желание - уйти. Мы не способны вынести груз ответственности: дать человеку горсть таблеток или отключить аппарат искусственного дыхания. Вот за это и взялись дети, те, кто еще толком не понимает, что такое смерть. В Ростовском медуниверситете проводились социологические исследования среди врачей самой разной специализации. Более сорока процентов высказались за легализацию эвтаназии.

Нельзя лишать людей жизни по принципу "все равно не жилец", комментирует ситуацию психолог Александр Мельниченко. Что было бы, если бы лауреата премии Букера Рубена Гонсалеса - инвалида-колясочника - много лет назад "избавили от мучений"? Смерть не может быть ни счастливой, ни благой.

- Самое страшное, что проводниками в другой мир сейчас становятся дети, - убеждена учитель Анна Пономарева. - Все общество пронизано мыслью - каждый сам за себя. А если человек уже не может бороться - ему нет места среди нас: молодых, сильных, здоровых. Слабый игрок? Давайте уберем его из игры, с красивого тропического острова, из жизни... Дети не понимают, что вернуться назад невозможно. Убить! Оживить! Начать гейм сначала...

Происшествия Преступления Криминал Происшествия Преступления Филиалы РГ Юг России ЮФО Ростовская область
Добавьте RG.RU 
в избранные источники