Новости

29.12.2004 02:00
Рубрика: Общество

Особенности "оскаровской" охоты

Жоэль Шапрон о шансах русского кино пробиться на мировой экран

Продюсер по имени государство

- На ваших глазах советское кино стало новорусским. Какие, с вашей точки зрения, здесь обретения и потери? Если не говорить о политике.

- Но для всего мира кино России с политикой связано очень тесно. Имидж советского кино во Франции резко отличается от его имиджа в России. Ведь ваши фильмы к нам приходили только отборные. А когда из одной страны приходят фильмы Тарковского, Параджанова, Кончаловского - казалось, что это кинематограф, производящий только шедевры. Так что до 90-го года я смотрел только шикарное советское кино. А теперь смотрю и все остальное. В России мне говорят: это много хуже того, что снималось лет 10 назад. Вы можете сравнивать, мы - нет. Мы не видели вашего мейнстрима и сравнивать можем только сегодняшнего Германа с Германом вчерашним, Муратову - с Муратовой, Кончаловского - с Кончаловским. Важно, что эти люди, несмотря на проблемы, тогда имели возможность работать. Им было сложно, но они сняли то, что хотели, и как хотели. Сняли фильмы, на которые у нас не получили бы ни франка. "Двадцать дней без войны" по французским масштабам имели гигантский бюджет. И государство говорило: пожалуйста, снимай. Во Франции такой возможности не было ни у кого и никогда. Сейчас ее, за редкими исключениями, нет и в России. Теперь и ваши продюсеры диктуют авторам, что снимать, и Тарковский уже не снял бы "Иваново детство". Продюсер Серж Зильберман мне рассказывал, как он заставлял Бунюэля переписывать сценарии по семь-восемь раз. Он был любителем кино и защищал художников, а с другой стороны, был финансистом и не хотел терять деньги. В СССР этот вопрос не стоял вообще.

- То есть для искусства государство как продюсер эффективнее?

- Власти в СССР считали, что Тарковского, Германа нужно держать в узде, но на плаву - можно представить их фильмы на фестивале и сказать: видите, какое кино мы производим, а вы - можете? И правда, не можем! Я не защищаю ни СССР, ни эту политику, а просто хочу сказать, что ни французское, ни американское кино нельзя сопоставлять с советским - они существовали в разных условиях.

- Однако и в Европе, и в США тоже снимали авторское кино.

- И многие продюсеры обанкротились. Особенно с Феллини: бюджеты его картин были очень большими. "Гомон" на таких картинах потерял кучу денег. Он вел себя почти как советская власть -был не столько продюсером, сколько меценатом.

- В российском кино есть кое-какие сдвиги. Возник международный успех "Возвращения", "Своих", "Коктебеля". Развивается прокат, строятся кинотеатры. Как это выглядит со стороны?

- Добавьте: в России снова стали считать, что кино может быть прибыльным. Рынок для высокобюджетных картин у вас созрел, значит, пришло их время. Это говорит и о повышении доверия к собственной стране, к тому, что не будет нового дефолта. Второй важный момент: все понимают, что никто уже не будет смотреть кино на плохой пленке и без "долби". И по техническим стандартам российское кино вышло на мировой уровень. Третье: эти фильмы пользуются успехом у российской публики. Неудивительно: свои звезды, свои истории. В каждой стране Восточной Европы хотя бы один национальный хит попадает в десятку лидеров проката. В Эстонии снимают три фильма в год, но там уже два года подряд лидер - эстонская картина. В Чехии в 2003 году в десятку попали четыре национальных фильма! Это - закономерность.

Художественный уровень в целом тоже повысился. Снимается много плохого ширпотреба, но пропорционально - меньше. Еще недавно, когда появлялся русский "экшн", казалось, что всюду электрическое напряжение 220 вольт, а в России все еще 110. Русский "экшн" был неконкурентоспособен, а теперь его уже можно смотреть.

Игра на американском поле

- Россия выдвинула на "Оскара" "Ночной дозор" - каковы, по-вашему, его перспективы? И правильно ли делать ставку на такой путь развития национального кино?

- С точки зрения индустрии - правильно. Страны, выдвигающие картину на "Оскара", часто выбирают не лучший фильм, а тот, который может понравиться в США. Франция в этом году выдвинула "Хористов", собравших 8 миллионов зрителей. Для меня это не лучший фильм, но решение правильное: картина может понравиться в Голливуде. И если ей дадут "Оскара", это будет хорошо для всей французской киноиндустрии. Схема верна и для "Дозора".

- И вы считаете, у него есть шанс?

- Это неизвестно: "Ночной дозор" играет на поле американского кино. Или американцам понравится сам факт, что их фильмам в России так послушно подражают, или они, наоборот, предпочли бы увидеть в русской картине нечто русское. В случае с "Оскаром" имеет огромное значение раскрутка. Когда фильм "Восток - Запад" попал в пятерку номинантов, Режис Варнье объездил 30 городов США! Надо пожить в Америке месяца два, говорить с журналистами, чтобы название картины мелькало в прессе, встречаться с академиками, говорить им лестные слова и дарить DVD, чтобы они посмотрели картину. Если не делать этого - надо забыть об "Оскаре". Поэтому я не стану критиковать выбор российского комитета.

- То есть наш "экшн" уже конкурентоспособен?

- Трудно сказать. Приведу пример с Францией: там был свой, французский "экшн": Жерар Филип, Жан Маре, Жан-Поль Бельмондо... Потом все это исчезло, и первым успешным "экшн" спустя много лет стал фильм Люка Бессона. Есть жанры, которые в национальном кино зритель не воспринимает, потому что они не свойственны этому кино. Например, попытки сделать французский фильм ужасов проваливались: французы от своего режиссера не ждут "хоррора". В России долгое время был двойной имидж французского кино: для массового зрителя - "экшн" с Жаном Маре и комедии, для интеллигентов - "новая волна". Сегодня французское кино сломало этот имидж, и я считаю это правильным: в Москве теперь есть публика и для "Такси-3", и для фильма "В моей коже". Но в мире русского "экшн" по-прежнему не ждут.

Брешь в стене

- А каков сегодня имидж русского кино на Западе?

- Имидж кино авторского, довольно тяжелого и мрачного, но в художественном отношении интересного. Поэтому в Париже легче найти прокатчика для Звягинцева или Сокурова, чем для комедии Янковского "Приходи на меня посмотреть", которая мне очень понравилась. Ее на Западе никому не продашь: слово "комедия" не совпадает с тем, чего инстинктивно ждет публика от русского кино.

- Но Франция сломала имидж - как сломать его России?

- Нужен большой поток жанровых лент, чтобы убедить: такие жанры органичны для национального кино. В этом смысле судьба "Ночного дозора" за рубежом проблематична: он резко не совпадает с имиджем русского кино в мире. Люди там ходят на русское кино, когда оно плачет, когда кругом мрак. Если в России и снимали успешную "фантастику", то это был "Солярис" - авторское кино. У авторского кино свой зритель. И теперь интересно, сумеет ли "Ночной дозор" привлечь другого зрителя, который русское кино не смотрел никогда.

- Была и другая попытка предложить Западу иной образ России - в фильме "Сибирский цирюльник"!

- "Цирюльник" укладывается в традицию русского "духовного" кино: любовная история на фоне Большой Истории. И он был бы рентабельным, если бы не такой бюджет. Во Франции он собрал зрителей почти вдвое больше, чем "Утомленные солнцем". Но в финансовом отношении более дешевые "Утомленные" - это успех, а "Цирюльник" - нет.

- Как насчет других жанров в русском кино? Как вам наши комедии?

- Я небольшой поклонник "Особенностей национальной охоты", это слишком специальный юмор, непонятный за пределами России. Мы тоже снимаем комедии, которые у нас собирают до десяти миллионов зрителей, но не идут за рубеж. Юмор не экспортируется, если он основан на таких реалиях, которых в мире не знают. А вот когда смешное основано на поступках, как у де Фюнеса или Ришара, - это работает везде. Но не забудем про имидж вашего кино: поклонники Германа во Франции на русскую комедию не пойдут, потому что это комедия, а любители комедий не пойдут - потому что она русская. Интересно, сумеет ли "Дозор" пробить в этой стене брешь.

- Но ведь и здесь та же схема: поклонники Германа не пойдут на "экшн", любители "экшн" не пойдут, потому что из России. В чем разница?

- За "Дозором" стоят большие деньги. Этот фильм купил "Фокс" и собирается его прокатывать в мире. Как прокатывать - я уверен, они не знают и сами: они привыкли к жанровому кино на английском. Но деньги будут вложены, и это шанс, очень важный для русского кино. Шансом было и "Возвращение", которое продано в 80 стран и везде прошло очень неплохо. Этот фильм тоже пробил брешь и обратил внимание зрителя на русское кино.

- Я помню массовый интерес к русскому кино в Канаде на пороге 90-х: публика расхватывала майки с серпом и молотом, в витринах магазинов были портреты Горби, к кинотеатрам тянулись очереди.

- Все в мире тогда смотрели на русское кино с надеждой. С полки были сняты многие отличные фильмы. "Мой друг Иван Лапшин", "Комиссар", ленты Параджанова и другие шедевры, снятые за много лет, вышли одновременно! И все ахнули: кинематография шедевров! Потом русское кино уже не удивляло и уступило место бурно растущему азиатскому. И первым снова привлек внимание к нему Звягинцев. Привлек без раскрутки, что уникально. Теперь "Ночной дозор" - если получится с "Оскаром", то прокатчики станут чаще ездить в Россию в надежде найти что-то интересное. Это важно для страны, где снимается 60-80 картин в год, но только единицы пробиваются за рубеж.

- У вас уже есть прикидки насчет участия России в Каннском фестивале 2005 года?

- Я еще не видел ни одной новой картины. Собираю информацию - кто из режиссеров на какой стадии находится. Во Франции есть замечательная пьеса "То, что ожидается, и то, что происходит". Так вот, я уже знаю, какие фильмы жду, а дальше вступит в действие "то, что происходит". Я могу разочароваться в ожиданиях или, наоборот, найду что-то такое, о чем еще никто не слышал.

Общество Ежедневник Образ жизни Культура Кино и ТВ