Новости

22.02.2005 03:00
Рубрика: Власть

Испытание Братиславой

Текст: Александр Дугин (директор Центра геополитических экспертиз)

Российско-американские отношения представляют собой геополитическую задачу, не имеющую простых решений. Дело в том, что США упорно и последовательно строят "американский порядок" в мировом масштабе, активно закрепляя и расширяя свой выигрыш в "холодной войне", в которой мы, напротив, потерпели сокрушительное поражение.

Их политика однозначно направлена на создание однополярного мира, где высшим арбитром и одновременно "мировым жандармом" будут только сами США. Всем остальным странам, как вчерашним союзникам, так и вчерашним противникам, предлагается встроиться в этот "новый порядок" и беспрекословно следовать за Америкой.

Те, кто отказывается, автоматически попадают в "черный список", причисляются к "оси зла", и им уготована участь Афганистана или Ирака.

Россия в этом ряду не только не исключение, но, напротив, только что побежденный противник, который совсем недавно представлял собой реальную угрозу Западу. Отсюда недоверие, раздражение, неприязнь к России со стороны США, постоянное ожидание подвоха или признаков стремления взять реванш.

Вместе с тем геополитический подход, на котором взращены целые поколения американских стратегов, утверждает как аксиому формулу английского геополитика Хэлфорда Макиндера: "Кто контролирует Евразию, тот контролирует мир".

А Россия, как царская, так и советская, и сегодняшняя демократическая, занимает в Евразии центральное место. Следовательно, контроль над Россией есть залог мирового господства.

Одним словом, США хотели бы видеть Россию покорной, слабой, послушной, зависимой, управляемой, возможно, расчлененной и распавшейся. По сути, покоренной.

Без этого глобальный американский порядок и однополярный мир не может быть установлен.

А российское отношение к Америке? В этом самая большая проблема. Никакой внятной позиции ни во время Горбачева и Ельцина, ни во время Путина в этом вопросе не было выработано. Москва просто не знает, как ей быть с однополярным миром, с глобалистскими устремлениями США, с их политической, экономической и военной мощью, с их железной волей к мировому господству.

Здесь возникает неразрешимая задача: если Россия хочет понравиться Америке, она должна планомерно - без рывков и скачков - двигаться к геополитическому распаду, начатому Горбачевым и Ельциным. А если она решится сделать хоть малейший шаг в деле укрепления своего реального стратегического влияния, например на постсоветском пространстве, то трения, а то и конфликт с Америкой неминуемы.

Как только Путин делал какие-то политические шаги, свидетельствующие о намерениях вести себя без оглядки на Америку, в Вашингтоне хмурили брови. А тон американской прессы в отношении России и ее власти быстро скатывался к стереотипам "холодной войны" и тезаурусу риторики о пресловутой "империи зла".

Сегодня антироссийские настроения в американской прессе достигли апогея. Образ Путина практически обезображен до неузнаваемости. Причины такого поворота очевидны: в конце 2004 года Россия после трагедии в Беслане ясно продемонстрировала курс на окончательную централизацию власти и решимость играть свою игру в СНГ. Путин стал сопровождать свои патриотические декларации конкретными шагами, а это уже выходит за рамки, установленные для России единственной сверхдержавой.

В такой атмосфере и пройдет братиславская встреча. Подготовительные шаги к ней не предвещают ничего хорошего. Госсекретарь США Кондолиза Райс на встрече с министром иностранных дел РФ Лавровым в Анкаре настояла на расширении круга обсуждаемых вопросов, куда были - естественно, вопреки позиции России - включены больные для Путина темы: "права человека" в Чечне, приватизация "Юганскнефтегаза" и "дело Ходорковского" в целом, угроза свободе прессы.

Но самое важное, что в одной из версий повестки дня американской стороны предполагается прямая постановка вопроса о "международном контроле над ядерными технологиями в России". Это уже не что иное, как требование десуверенизации России, оформление ее геополитической зависимости и первый шаг в направлении установления "внешнего управления". Потребовать этого от Путина равносильно тому, чтобы заставить его публично признать отказ России от какой бы то ни было субъектности, независимости и свободы.

Причем сущность требования вписывается в жанр диалогов Америки со странами "оси зла": "Единственный шанс оставить вас в покое - это ваш добровольный отказ от ядерного оружия". Так Вашингтон говорит с Тегераном и Пхеньяном, которые входят в список ближайших целей для агрессии, недавно анонсированный переизбранным Бушем. Сама атмосфера оценки Путина американскими СМИ уже подготовила для этого почву в самой Америке - образ российского президента демонизирован достаточно для того, чтобы в скором времени занять свое место в нелицеприятной галерее "плохих парней" XXI века в тягостном соседстве с одиозными карикатурами.

Итак, Братислава вполне может стать для России ультиматумом. Пойдет братиславская встреча по этому наихудшему из сценариев или нет, заранее предсказать трудно. Но несомненно одно: российско-американские отношения подошли к критической точке.

А как же, возразят мне, добрые отношения Путина и Буша, поддержка нашим президентом Буша на выборах? Ответ простой: американскую внешнюю политику в США в отличие от России вырабатывает не президент в единоличном порядке, а целая армия интеллектуальной элиты, политический класс. И эта элита руководствуется сегодня неоимпериалистической, или, как ее называют, "неоконсервативной", повесткой дня.

Что же делать в такой ситуации российскому президенту? В его манере - уклониться от ясного ответа. Но на сей раз это едва ли удастся. Братислава - это очень, очень серьезно. Наверное, необратимо. Путин вернется оттуда другим человеком. В смысле его исторической миссии.

Признав американский ультиматум, он закроет страницу России как независимого государства и автоматически утратит свою патриотическую легитимность, которая составляет основу его политического курса. Отвергнув его, Россия вступит на опасный путь конфронтации, к которой, откровенно говоря, мы не готовы ни морально, ни физически.

Но неумолимые законы геополитики, увы, предъявляют властителям государств свой счет. Владимир Путин будет решать в Братиславе нашу судьбу. Нашу с вами.

Политологи - о предстоящей встрече президентов России и США

Власть Работа власти Внешняя политика Власть Позиция Россия и США