26.02.2005 04:00

    Политики и политологи услышали больше, чем сказал Касьянов

    Реакция на высказывания Михаила Касьянова продемонстрировала

    Суть сказанного экс-премьером Михаилом Касьяновым в четверг сводится к трем вещам: возможности баллотироваться на пост президента в 2008 году (и то с большими оговорками), необходимости защитить демократию путем объединения соответствующих сил и легкому недовольству работой нынешнего состава кабинета министров.

    Реакция же некоторых политиков и политологов превзошла себя, высказывались они в открытом режиме или же, как это сейчас принято, полушепотом. Одни говорили о чудовищном ударе в спину президенту, ведущему в этот день сложные переговоры с американским коллегой. Другие рассуждали о пиаре новой консалтинговой компании экс-премьера, выпавшего из "политобоймы" и таким странным способом пытающегося в нее вернуться. Третьи и вовсе гадали, возобновится ли после высказываний Касьянова подзабытое уголовное дело, по которому он проходил еще в период работы в Белом доме. Демократы же, получившие намек на лидера, как водится, стали оценивать возможность объединения под Касьяновым и делали это весьма скептически, исключая, пожалуй, только СПС.

    При этом никто не вспомнил, что Касьянов реализует свое конституционное право заявлять о президентских амбициях. И рассуждать здесь, скорее, следует в плоскости, удачное ли он выбрал время для собственной раскрутки, а не с точки зрения, удобно ли это президенту, который, по его словам, и на третий срок-то идти не собирается. Действительно, Касьянов сказал все то, что сказал, в день саммита в Братиславе. Но это больше проблема самого Касьянова, поскольку российско-американский саммит по определению затмил любые политические события внутри страны, в том числе и выступления экс-премьера. Однако этакий символизм - объявить о возможном участии в президентской гонке спустя ровно год с момента отставки с поста премьера - оказался важнее для Касьянова, чем соображения здравого смысла. Ведь подожди он хотя бы пару дней, эффект от его слов был бы гораздо большим.

    Все остальное, сказанное Касьяновым, уже лежит в русле подготовки к роли то ли будущего кандидата в президенты, то ли лидера демократической оппозиции и вряд ли может рассматриваться как предмет для возможного "наказания". Любой непреемник Путина, если это, конечно, не Сергей Миронов, будет строить свою предвыборную кампанию на критике действий властей. Да и на чем же еще, когда ниша "продолжателя дела", будет уже занята? Риторика, правда, может сильно отличаться, и Касьянов в этом смысле покажется еще подарком для действующей власти. Другое дело, что в последнее время все настолько отвыкли от любого слова "против ветра", что даже легкое покалывание власти готовы воспринимать либо как геройство, либо как признак неблагонадежности и склонности к заговорам.

    Из этой же серии, да еще и с оттенком личного - "полукритика" действующего правительства. В свое время Касьянов уходил в отставку на фоне вполне благоприятной экономической конъюнктуры, которая сопровождала его в течение всего срока премьерства почти безотносительно усилий его кабинета министров. Ясно, что когда-нибудь, да еще и во время проведения реформ наподобие замены льгот денежными выплатами, ситуация, хотя бы в части инфляционной составляющей, изменится. А стабильность - это хороший аргумент в предвыборной борьбе, не использовать который было бы грехом. Что Касьянов и сделал.

    В комментариях к выступлению Касьянова странным кажется еще и другое. Почему в последнее время любые слова или действия политиков рассматриваются исключительно через призму нанесения вреда лично президенту? Если глава государства пользуется безоговорочной поддержкой населения и еще больше укрепляет вертикаль власти, иными словами, является сильным президентом, чем ему могут навредить высказывания одного-единственного человека, даже если лидер страны в это время ведет серьезные переговоры? Ничем.