Новости

26.02.2005 07:00
Рубрика: В мире

Спорт хозяйствующих субъектов

В этой игре правила меняются по ходу матча

Напомним, что украинский вице-премьер Николай Томенко не исключил, что команду вернут в собственность государства, потому что она была продана "слишком дешево". С другой стороны, нынешнего владельца клуба Григория Суркиса связывают с "кругом Януковича", а его оппонент, российский бизнесмен Константин Григоришин, участник революции на стороне "оранжевых", еще в декабре говорил, что "отберет клуб из принципа".

Но помимо футбольной команды передел может коснуться нескольких тысяч объектов, ключевых для экономики страны. И как пойдет этот передел, не знает никто. Или собственников просто обяжут "доплатить", или отнимут активы у одних и передадут другим. Активно муссируемый термин "национализация", но он тем более не вносит ясности - в украинском бюджете вряд ли найдется столько денег, чтобы выкупить у "неправильных" собственников тысячи заводов. А без денег - грабеж какой-то.

Тональность высказываний российских экспертов поменялась за месяц на 180 градусов. В январе намерение пересмотреть итоги приватизации "Криворожстали" в России восприняли чуть не с восторгом: уж теперь-то она достанется не зятю г-на Кучмы, а российской "Северстали". Теперь толкуют, что "реприватизация" - лишь ширма для сведения счетов с противниками "оранжевых". Но много хуже другое - что идею "справедливого передела собственности" не принял фондовый рынок. Украинские акции на международных площадках катятся вниз. Украинские аналитики говорят, что инвесторы напуганы и думают, а не придется ли после новой смены власти бежать из страны, теряя миллиарды. Ведь в поисках справедливости, говорят киевские эксперты, "власти так и не определились, сколько объектов они хотят вернуть в казну - тридцать, триста, три тысячи? И каких именно?" Пока получается так, что "оранжевая команда" шла к власти под овации западных политиков, обещавших обвал инвестиций в страну "победившей демократии", но первыми, кто отвернулся от победителей, стали именно западные бизнесмены.

Г-н Ющенко спасает ситуацию, как может. Он уверяет, что реприватизация - это "политика исключений" и что приватизация 95-98 процентов объектов прошла без нарушений закона. Однако полного списка оставшихся 2-5 процентов он не называет, что рождает у бизнесменов подозрения: список формируется спонтанно и попасть в него - пара пустяков. Один из ведущих украинских экспертов, Инна Богословская, говорит, что "экономическое пространство страны находится в хаосе": показатели января оказались вдвое хуже, чем год назад. И обвиняет "безграмотных с точки зрения экономики и большевистских по методам" чиновников и бизнесменов, которым "плохо жилось" при г-не Кучме, и которые теперь жаждут реванша.

Единственный, кто призывает наш бизнес идти в Украину, - "внештатный советник" президента г-н Немцов. Но уже г-жа Тимошенко в беседе с г-ном Лавровым пригласила в страну только "порядочный" российский бизнес. Российский бизнес сразу взволновался критериями "порядочности". Скажем, на днях один из украинских экспертов выразил горячее желание зачистить украинскую экономику от структур, связанных с полумифической "Семьей" г-на Ельцина. Кто есть член "Семьи" в трактовке украинцев, вероятно, не знают пока даже они сами. И г-н Ющенко вынужден давать личные гарантии российским олигархам - так, вчера он пообещал г-ну Аликперову "равные правила игры", подчеркнув тем самым, что "ЛУКОЙЛ" вне подозрений.

Мы попросили прокомментировать ситуацию директора Центра сравнительных политических исследований РАН Бориса Шмелева.

Российская газета: Сколько объектов в "черном списке"?

Шмелев: Генпрокуратура Украины заявила, что у нее есть дела на 3 тысячи незаконно приватизированных объектов. По закону, г-н Ющенко не имеет право проигнорировать эти документы, и правительство будет вынуждено так или иначе ими заняться. А это может означать массовый пересмотр итогов приватизации. Фактически передел собственности уже начался. Пересматривается масса решений, скажем, о приватизации объектов энергетики, культуры. Украина стоит на пороге массового передела собственности. Удастся ли ей удержаться от последнего шага, покажет время, но совершенно очевидно: если нет, это будет иметь катастрофические последствия для ее экономики. Это подтвердит тезис, что борьба между Януковичем и Ющенко - это борьба не между тоталитаризмом и демократией, а между различными кланами собственников.

РГ: Что происходит с Динамо-Киев?

Шмелев: Странная история, странные действия, которые однако вписываются в логику передела собственности. Я думаю, что за этим тоже стоят личные мотивы, поскольку выступление президента "Динамо" Суркиса показало: такой поворот событий был неожиданностью и для него самого. История футбольного клуба ярко иллюстрирует ту мысль, что вся затея с реприватизацией есть лишь борьба кланов.

РГ: Вы говорите о "борьбе кланов", а Ющенко - о справедливости.

Шмелев: Вся кампания связана с желанием новой власти пойти на поводу у так называемых "широких народных масс" - "народу" в Украине приватизация как таковая не нравилась, и власть просто пытается завоевать себе очки как "борца за справедливость". К тому же передел собственности может окончиться тем, что с владельцев предприятий возьмут какие-то дополнительные деньги, за счет которых правительство выполнит ряд социальных обязательств, взятых на себя в ходе предвыборной кампании. При этом на самом деле вопрос "справедливой" или "несправедливой" цены, по которой приватизировались предприятия - очень деликатный. Конечно, проводя свою приватизацию, Украина повторила те же ошибки, что были и в России, когда многие объекты передавались в руки тех, кто связан с властью. Но я думаю, что это повторится и сейчас. Просто это будут другие лица. Хуже, что все это затрагивает интересы и российского бизнеса. И если реприватизация пойдет по Украине, как "каток", то это не может не отразиться на российско-украинских отношениях. Будем надеяться, что российский бизнес сам сможет отстоять свои интересы, но если он этого не сделает, придется вмешаться российскому государству.

РГ: Вмешаться как?

Шмелев: Я думаю, что на встрече Путина и Ющенко наш президент должен поставить перед украинским лидером эти вопросы и потребовать от него гарантий, что интересы российского бизнеса не пострадают, а законность будет соблюдена. Если все же российский бизнес будет преследоваться, видимо, придется искать другие формы воздействия на Украину.

РГ: Труба?

Шмелев: Труба - это крайний вариант, который приведет к резкому обострению всех российско-украинских отношений, в чем никто не заинтересован. Есть масса других возможностей на политическом уровне.

РГ: Ющенко пообещал не трогать Аликперова, а его приближенные озаботились поисками капиталов российской "Семьи". Кто тут ближе к правде?

Шмелев: У меня складывается впечатление, что в окружении Ющенко сформировалась группировка, которая проводит реальную политику без оглядки на Ющенко. Ющенко, на мой взгляд, это, к сожалению, ширма, которая говорит красивые слова. А после слов идут реальные дела, не имеющие со словами ничего общего. И лично я думаю, что заявление о "поисках Семьи" больше отвечает реальным процессам в Украине, чем заявления самого Ющенко.

РГ: Сразу после победы "оранжевой революции" появилось сообщение, так до сих пор не подтвержденное и не опровергнутое, будто Ющенко пересматривает приватизацию крымской земли, отведенной для особняков российских чиновников и бизнесменов. Вчера же президент Украины приостановил приватизацию объектов культурного наследия, что расценили как продолжение крымской истории. Будут ли украинцы брать россиян за живое, за личное - за дачи?

Шмелев: За последние несколько лет богатые россияне построили в Крыму очень много - пройдите от Ялты до Фороса. Если Украина покусится на это, она подрежет тот "сук", на котором сидит вся крымская экономика, а она сидит на российских туристах и на российских инвестициях в недвижимость. Видимо, в новой украинской элите есть люди, которые настроены крайне решительно, и то, что они начнут отнимать дачи и земли, нельзя исключать. Но я надеюсь, что здравый смысл в Крыму и в Киеве не допустит такого драматического сценария.

РГ: Видите ли вы за борьбой украинских кланов "руку Вашингтона"?

Шмелев: Крупного интереса американских компаний в Украине не просматривается. За годы Кучмы, хотя возможности были, крупных инвестиций из США в Украину не поступало. Скорее есть желание ослабить влияние России в Украине.

РГ: Если экономика Украины погрузится в хаос, как долго Запад будет поддерживать режим Ющенко политически?

Шмелев: Запад сделает все, чтобы не допустить краха украинской экономики, поскольку тем самым он распишется в своей близорукости. По некоторым данным, Ющенко в ЕС уже сказали, что с пересмотром итогов приватизации надо быть крайне аккуратным, и вовремя остановиться. Но если все-таки украинцы не остановятся, то Запад займет жесткую позицию в отношении Ющенко. Ему не простят такую политику. Мы уже видим это с Саакашвили - его рассматривают на Западе все более критически.

РГ: Можно ли сказать, что при самом плохом раскладе Украине грозят хаос и международная изоляция?

Шмелев: В самом худшем варианте - массовая реприватизация, дезорганизация производства и инфляция - да. Украина может столкнуться и с социальными проблемами, и с международными. Ющенко спасать никто не будет.

РГ: Месяц назад в интервью "РГ" вы остереглись ставить крест на ЕЭП. А сегодня?

Шмелев: Пока тоже поостережемся. Хотя все больше фактов говорят о том, что перспективы ЕЭП окутываются туманом. Это и инициатива Назарбаева создать союз среднеазиатских государств в противовес ЕЭП, и заявления Ющенко и членов его правительства. Я думаю, в ходе визита министра г-на Лаврова в Киев этот вопрос не удалось четко обсудить. Ясность может появиться после визита Путина. Мне кажется, Путин поступил бы верно, если бы поставил этот вопрос перед Ющенко в лоб: или вам все еще интересно ЕЭП, или вы берете курс на интеграцию с ЕС. Понятно, что это взаимоисключающие цели. А Ющенко должен дать четкий и ясный ответ. Я надеюсь лишь, что в Украине понимают: ориентация на ЕС - это длительный процесс, что будет через 5-7 лет, никто не знает. Готовиться к вступлению в ЕС можно, нужно пересматривать законодательство, но это в перспективе, а жить надо сейчас. С другой стороны, я надеюсь, что и Россия перестанет заниматься пустыми декларациями. Наша страна должна все просчитать и понять, что можно делать, а что нельзя.

Как ломали копья в России

Для российского бизнеса "спорт хозяйствующих субъектов" - дело привычное. Хотя ныне скандалы наперечет, еще года два назад страницы газет были заполнены "боевыми сводками" практически из всех отраслей. Напомним хотя бы конфликт между акционерами и менеджерами на водочном заводе "Кристалл", усложненном перипетиями в "Росспиртпроме". В силу специфики отрасли через "кристальную схему" прошло большинство водочных предприятий, а сегодня новая волна конфликтов может произойти из-за желания государства "национализировать" самые ходовые водочные бренды. Скандалы сотрясали и целлюлозно-бумажную отрасль, скажем, между предприятием Илим Палп и "Базовым элементом". Само собой, были конфликты в топливной сфере - достаточно вспомнить тяжбу "ЛУКОЙЛа" и "Северной нефти" за месторождение Вала Гамбурцева, или конфликт вокруг "Варьеганнефтегаза". Наконец, бурно отметились фармацевты - одно из лекарственных предприятий в Москве сравнительно недавно, в 2000 году, захватывали с помощью ОМОНа. Вырисовывается правило: "интересность отрасли" плюс невнятность государственной политики приводят к разборкам хозяйствующих субъектов.

Что может потерять Россия в Украине

Официально российские инвестиции в Украине составляют 7 процентов от всех иностранных (5-е место, США -

16 процентов, Нидерланды - 8), общий объем составил всего 300 миллионов долларов. Но иные отрасли целиком контролируются россиянами: две российские компании почти поделили розничные продажи бензина, полностью под контролем алюминиевая промышленность, велика доля в производстве удобрений. Теневое же участие еще выше. Россиян выталкивал в "тень" сам г-н Кучма, который как мог препятствовал легальному приобретению контрольных пакетов акций россиянами.

В мире экс-СССР Украина Реприватизация на Украине в 2005 году