Новости

02.03.2005 06:00
Рубрика: Общество

Дело врачей

Вчера Мосгорсуд вынес оправдательный приговор трансплантологам

Не скрою: очень, очень хотелось, чтобы приговор был именно таким, оправдательным. Не скрою: верилось в такое с трудом - уж очень рьяно нагнетались страсти вокруг этого дела. Прокуратура Москвы обвинила трансплантологов "в приготовлении к убийству гражданина А. Орехова". Горжусь тем, что на протяжении почти двух лет ("дело врачей" началось 11 апреля 2003 года) наша газета последовательно выступала в защиту обвиняемых, писала о необходимости скрупулезного, объективного рассмотрения такого деликатного дела. Сегодня можно вздохнуть с облегчением? Справедливость восторжествовала? Можно, конечно, и так сказать. Но явно требуется извлечение уроков.

Прежде всего потому, что не вернуть жизнь тем, кто погиб, не дождавшись пересадки органа. В результате (теперь уже понятно, что сфабрикованного "дела врачей") количество трансплантаций в России уменьшилось более чем в два раза. А в нашей стране их и так производится меньше, чем в цивилизованных странах. Так, с 1990 года выполнено всего пять тысяч трансплантаций почки, 108 - сердца, 148 - печени. А в США каждый год пересаживают более 12 тысяч почек. Не забудем и о том, что медицинское обслуживание пациента после пересадки почки обходится государству куда дешевле, чем пациента на гемодиализе.

Далее. Напомню, что дело трансплантологов началось с передачи на телевидении, поданной как сверхсенсация. Еще бы! Фильм заявлялся как результат журналистского расследования о врачах-убийцах, "разбирающих" живого человека на органы. Не было еще никакого следствия, не было суда, а приговор уже был вынесен: "врачи-убийцы". И ярлык сработал: буквально через день после этой передачи мне позвонила знакомая: "У мужа началось кровотечение.Что делать?" - "Немедленно - "скорую" и в больницу". - "Какая "скорая"? Какая больница? Он же молодой, его там разберут на органы". И моя собеседница вовсе не была исключением.

Тогда у нас в редакции побывали некоторые фигуранты "дела врачей". Пошла провожать одного из них. Стоим, ждем лифта. Ждут лифта сотрудники одного из подразделений редакции, обсуждают увиденную по телевизору страшилку об убийцах в белых халатах. Говорю: хотите, познакомлю с одним из них. Как же они были удивлены, увидев обычную, но очень усталую женщину, никак не вписывающуюся в созданный на экране образ.

Врачам перестают доверять, вирус недоверия расползается: "Убийцы в белых халатах". Не лечат, не спасают. Конечно, впечатляют картинки того, что людей чуть ли не ловят на улице, чтобы изъять орган. Поймали, куда-то затащили, изъяли, пересадили. Не спасают, умерщвляют. Так все примитивно просто.

И можно проигнорировать, что в реанимации пациент не один на один с медиком. Там целая бригада. Все в заговоре? Взяли почку, пересадили. Кто? Где? Как? Кому? По боку, что это медицина высоких технологий, что это очень публичная область врачевания. Тут невозможно действовать в одиночку. Шельмование медиков уничтожает веру в них, а значит, делает нас еще более беззащитными перед недугами.

Смею предположить, что компания с "делом врачей" кому-то, наверное, выгодна: пусть у нас вовсе прекратится пересадка органов, почек прежде всего. Меньше пересадок почек, больше потребность в гемодиализе (искусственной почке). Центров гемодиализа у нас - кот наплакал, даже в столице не всем хватает. Это очень дорогое удовольствие. Все расходные материалы - импортные: тут у нас полная зависимость от западных фирм. Если пересадок вовсе не будет, то нам остается только стать поставщиками пациентов, нуждающихся в таких операциях, для зарубежных траснсплантологов. А ведь, как правило, это люди от двадцати до сорока лет.

Пересадка органов и тканей - не только медицинская, но и этическая, юридическая, религиозная проблемы. Возможно, именно поэтому вокруг нее столько инсинуаций. Должна быть очень точная правовая база. Теперь уже не ссылаются на церковные запреты, потому как многие религиозные конфессии дали свое "добро" на изъятие органов для трансплантации.

Во всем мире есть две юридические модели изъятия органов. Первая: прямое и информированное согласие. Каждый из нас время от времени думает о неизбежности конца - так уж устроен мир. И составляет завещание. А ведь можно завещать не только имущество, деньги, ценности, автомобиль, но и собственные органы. Подобные завещания во многих странах есть. Там считается нормой, что некий гражданин завещает свое сердце, печень, почки. Их, как правило, не интересует, кому именно достанется такое наследство. Случается, что никакого завещания нет. Тогда обязательно спрашивают родственников: не возражают ли они против изъятия органов. Такая модель действует в США, Испании, Англии.

Вторая юридическая модель принята во Франции, Бельгии, Австрии. Действует она и у нас. Это модель "презумция согласия". Иными словами: изъятие органов или тканей у трупа может производиться во всех случаях, если не было заявления от пострадавшего или его родственников против такого донорства. Изъятие органа начинается после констатации смерти мозга. Ибо смерть мозга необратима: нигде в мире не было случая чудесного исцеления, а донорский орган может спасти жизнь.

Не раз говорила о ситуации с корифеем отечественной медицины, непревзойденным авторитетом в области трансплантологии академиком Валерием Шумаковым. Он приходил на различные "круглые столы", конференции, проводимые в связи с "делом врачей". Мне все казалось, что Шумаков должен как-то активнее отстаивать честь мундира, тем более что было явно заметно, как он переживает случившееся, как возмущает его то, что творится вокруг трансплантации органов. Но он, видимо, мудрее нас: предлагал не торопить события, тем более видел, что даже Открытое письмо выдающихся российских ученых в защиту медиков, их убедительная просьба разобраться в этом щепетильнейшем деле остается без ответа.

Прошел еще год. И вот оно, наконец, решение: врачи оправданы. Самое время принести извинения тем, кого поспешили причислить к убийцам в белых халатах. Последуют ли они? Маловероятно.

Сейчас очень многое придется в трансплантологии, выражаясь специальной терминологией, реанимировать. Очень важно вернуть этому важнейшему, очень перспективному направлению медицины доверие. Тут уместно напомнить о примере Испании. Еще лет десять назад она занимала одно из последних мест в Европе по трансплантологии: общество не благоволило к этой отрасли врачевания. А потом медицинская общественность при поддержке правительства, церкви начала поднимать трансплантологию на щит и... Испания вышла в лидеры. А католическая церковь выступила с призывом: "Не берите свои органы на небо, они вам там не потребуются". Папа Иоанн Павел Второй называет трансплантацию великим шагом в деле служения науки на благо человечества и считает, что дарующий свои органы после смерти повторяет подвиг Христа.

Вот бы и нам последовать совету Папы Иоанна...

Фото с сайта www.vesti.ru.

Общество Здоровье Власть Работа власти Госуправление Судебная власть Суды общей юрисдикции Московский городской суд ЦФО Дело трансплантологов
Добавьте RG.RU 
в избранные источники