Новости

10.03.2005 04:10
Рубрика: Власть

"Исцелися сам"

Генпрокурор вскрыл болезни общества

"В минувшем году зарегистрировано почти 2,9 миллиона преступлений, что превысило показатели 2003 года на пять процентов", - сказал Нургалиев. И тут же сообщил депутатам и хорошие новости - "заметно сократилось количество тяжких преступлений, меньше совершено убийств, похищений и захватов заложников", благодаря усилению криминальной милиции удалось увеличить число раскрытых преступлений, в том числе убийств, причинения тяжкого вреда здоровью, краж, грабежей, разбоев. Раскрыто почти 45 тысяч преступлений прошлых лет.

Большое внимание органы правопорядка, по словам Нургалиева, уделяли созданию предупреждения заказных убийств. К ответственности привлекаются 37 исполнителей и заказчиков. В зоне особого внимания оставалась и борьба с террором. Трагические события в Беслане, потребовали от МВД в кратчайшие сроки разработать и реализовать комплекс дополнительных мер по предупреждению террористической угрозы, выявлению организаторов и исполнителей, подрыва экономической и финансовой основы терроризма.

Основным источником террористической угрозы по-прежнему продолжает оставаться Северо-Кавказский регион. "Специальные мероприятия в регионе, - отметил Нургалиев, - стали проводиться по единому замыслу и предельно адресно в отношении конкретных незаконных вооруженных формирований и определения мест их пребывания". Эти и другие меры, по словам министра, позволили не только не допустить совершения более 250 террористических акций, но и добиться более чем двукратного снижения их числа по сравнению с прошлым годом. Возбуждено 456 уголовных дел прямого финансирования бандформирований. Нургалиев сообщил депутатам и об успехах в борьбе с организованной преступностью - в прошлом году была пресечена деятельность более десяти тысяч лидеров и активных участников организованных групп, совершивших почти 26 тысяч особо тяжких преступлений.

Министр признал, что пока еще не удалось переломить криминальную ситуацию, складывающуюся в экономике. Но тем не менее органами внутренних дел в прошлом году было выявлено более 400 тысяч преступлений экономической направленности, а размер причиненного ущерба на момент возбуждения уголовного дела достиг 275 миллиардов рублей. И с коррупцией, по словам министра, шла активная борьба - "выявлено более 30 тысяч преступных посягательств против государственной власти и интересов службы". Однако, по словам Нургалиева, это несопоставимо с истинными масштабами коррупции, которые можно оценить по отдельным примерам. И он привел в пример изобличенную правоохранительными органами организованную группу должностных лиц Госкомрыболовства России, которые путем вымогательства получили взятку в сумме трех миллионов 700 тысяч долларов США. Министр попросил Думу ускорить принятие закона об участии граждан в охране общественного порядка, а также норм, которые бы позволили искоренить укрытие преступлений. В минувшем году за ненадлежащий прием и рассмотрение заявлений, по словам Нургалиева, к ответственности привлечено 28 тысяч сотрудников органов внутренних дел и их руководителей, 583 из них - к уголовной. Однако проблема остается.

Генпрокурор Владимир Устинов не согласился с министром в том, что МВД хватает правовой базы. "Какой может быть нормативный акт, когда речь идет о простой порядочности человека в милицейской форме. Получив сообщение о преступлении, зарегистрируй его, и больше ничего не надо. Какие нужны еще придумки?" - возмущался Устинов. Он считает, что милиции невыгодно регистрировать все преступления, потому что это влияет на оценку ее работы.

В 2004 году прокуроры выявили и поставили на учет более 120 тысяч укрытых преступлений, сказал Генпрокурор, заметив при этом, что на самом деле количество таких преступлений в разы больше. Но к каждому "участковому, следователю, дознавателю прокурора не приставишь". Укрытие преступления, по мнению Устинова, оборачивается еще одним негативным явлением - не получив поддержки в правоохранительных органах, граждане больше туда не обращаются, а пытаются бороться с преступлениями иными способами. Таким образом формируется теневая юстиция. Данные о количестве преступлений - видимая часть айсберга. По оценкам директора Института по проблемам организованной преступности и коррупции профессора Лунева, в России регистрируется только 20-25 процентов реально совершаемых преступлений. Значит, преступлений, делает он вывод, в прошлом году было совершено не 2,9 миллиона, а 9-12 миллионов.

Устинов считает, что периодические заявлении об объявлении войны с преступностью, по сути, были больше призывами, чем действительно проявлением государственной воли. По мнению Устинова, в деле защиты прав и свобод граждан пора отказаться от использования военной терминологии. "Нужна не война, а воздействие на преступность при существовании как минимум четырех условий - адекватной правовой базы, надлежащем ресурсном обеспечении, достаточной квалификации и специализации работников правоохранительных органов, а также участия и поддержки населения". Устинов сожалел, что поправками в Уголовный кодекс исключен контроль за людьми, которые совершили преступления и отбыли свой срок наказания. В результате, заметил Устинов, наиболее опасные преступники, у которых в биографии не одна судимость, оказались вне контроля правоохранительных органов. В последнее время, отметил Генпрокурор, на ранее судимых приходится до 40 процентов убийств и квартирных краж, более половины разбойных нападений. "Никто не требует возвращения административного надзора, но необходимость наблюдения по решению суда за поведением лиц, не вставших на путь исправления, совершенно очевидна", - сказал Устинов.

Он назвал еще одну проблему, выявленную прокурорскими проверками, которые показали, что нередко государственные и муниципальные служащие не считаются с требованием закона и не передают в доверительное управление пакеты своих акций в коммерческих организациях, а используют служебное положение в корыстных интересах. В целом по России выявлено 24,5 тысячи таких чиновников. Но порой, по словам Устинова, после увольнения с госслужбы чиновник приходит в "опекаемую" компанию или коммерческий банк и "начинает там служить как специалист, возможности которого, связи и осведомленность трудно переоценить". Такой человек, считает Устинов, подчас становится опасным для интересов государства, для борьбы с коррупцией. Депутаты и сами предлагали меры, которые бы позволили вылечить общество от опасной болезни. Но чаще всего к правоохранительным органам обращались с тем же советом, какой традиционно адресуют всякому врачевателю - "Исцелися сам".

Власть Безопасность Армия Происшествия Преступления Правительство Генпрокуратура Правительство МВД
Добавьте RG.RU 
в избранные источники