Новости

25.03.2005 02:20
Рубрика: Общество

Дуайт Эйзенхауэр: Навеки любящий тебя

"РГ" продолжает публикацию интервью с близкими полководцев Победы. Сьюзан Эйзенхауэр делится воспоминаниями о своем деде - президенте США, верховном главнокомандующем экспедиционными силами союзников в Западной Европе

Российская Газета: Сьюзан, расскажите о ваших дедушке и бабушке. Любовь президента Эйзенхауэра и его жены Мэйми обросла легендами, а порой и мифами. Вот к примеру, правда ли, что обручальное кольцо будущей жене Айк купил на деньги, выигранные в покер?

Сьюзан Эйзенхауэр: Я думаю, что это скорее всего миф. Когда дедушка учился в военной академии в Вест-Пойнте, деньги, которые он выигрывал в покер, действительно составляли значительную часть его бюджета, более того, он часто пользовался выигрышами для того, чтобы расплатиться с долгами. Но к моменту знакомства в 1916 году в Сан-Антонио (штат Техас) с Мэйми Дауд у него уже была полноценная работа - он служил в армии в должности второго лейтенанта.

На самом деле в День святого Валентина - праздник всех влюбленных, Айк подарил Мэйми копию кольца, которое носили все выпускники академии Вест-Пойнта. Это означало официальную помолвку. Несмотря на то, что бабушкина семья очень хорошо относилась к жениху, перед свадьбой у Мэйми состоялся серьезный разговор с отцом. Тот счел своим долгом объяснить дочери, какая жизнь ее ожидает, если она станет женой военного. Но Мэйми это не остановило, и уже первого июля в музыкальной комнате особняка Даудов в Денвере состоялась их свадьба. Правда и то, что после замужества наивной и избалованной Мэйми, которая гораздо больше знала о том, как руководить прислугой, чем о том, как готовить еду и выполнять работу по дому, пришлось очень многому научиться. Она рассказывала нам - своим внукам, что благодаря Айку и армейской жизни ей пришлось очень быстро повзрослеть. И то, что некоторые предметы мебели молодоженам заменяли ящики, - тоже правда. Они жили очень скромно, и Мэйми приходилось максимально эффективно использовать в хозяйстве все, что было под рукой.

РГ: Ваша бабушка много раз появлялась в списке "Десять женщин, которыми восхищается Америка". Что так восхищало в ней американцев?

Эйзенхауэр: Бабушка была сильной, целеустремленной женщиной. У нее было потрясающее чувство юмора. Они с дедушкой были очень привязаны друг к другу. Их отношения, начавшиеся с огромной любви, продолжались пятьдесят три года, и Мэйми старалась сделать все, чтобы их жизнь была веселой и радостной. Когда Айк умер, она любила вспоминать об их юности, о том, как они жили в те годы. У нее всегда находился для нас совет, как сохранить отношения. Она предупреждала: "Никогда не воспринимайте любовь как нечто само собой разумеющееся". Несколько лет назад я написала книгу "Миссис Айк", в которой собраны все истории, которые она нам рассказывала, письма, которые ей писал дедушка.

РГ: Где для семьи Эйзенхауэров началась война?

Эйзенхауэр: Когда стало известно, что Япония атаковала главную военно-морскую базу США на Тихом океане Перл-Харбор, дедушка с бабушкой были в Сан-Антонио. Айк немедленно отправился в военный департамент в Вашингтоне, где, перед тем как его назначили командовать войсками в Европе, руководил разработкой операций, связанных с войной на Тихом океане. А мой отец Джон Эйзенхауэр 6 июня 1944 года окончил академию в Вест-Пойнте. Он тоже был отправлен в Европу.

Мои бабушка с дедушкой провели в разлуке в общей сложности три года. За это время Айк написал Мэйми около трехсот пятидесяти писем, под которыми всегда подписывался: "Твой возлюбленный". Некоторые из них были опубликованы, книга так и называлась: "Письма Мэйми", а некоторые вошли в мою книгу "Миссис Айк". Например, одно письмо, на которое я наткнулась много лет спустя, когда разбирали личные документы моего деда. Оно лежало в ворохе бумаг, я сразу узнала почерк Айка. На конверте было указано, что распечатать его можно только в случае дедушкиной гибели. Письмо написано на бумаге для документов, без всяких почтовых марок и пометок. Непонятно, как оно попало к Мэйми и читала ли она его когда-нибудь.

"1 июля 1943

Дорогая девочка, я надеюсь, что тебе никогда не придется читать это письмо, потому что оно хранится в конверте, который может быть вскрыт только если со мной что-нибудь случится. Но если это произойдет, ты получишь таким образом, как минимум, еще одно подтверждение того, что я люблю тебя, и только тебя, что я самый счастливый из людей, потому что ты моя жена, и что я горжусь нашим сыном. Я очень люблю его и с огромным вниманием читаю каждое слово, которое он мне пишет. Он такой, какой он есть, только потому, что его мать - ты.

Не печалься - если я погибну на этой войне, я надеюсь, что оставлю после себя имя, которого тебе не придется стыдиться, и то, что я выполнил свой долг в полной мере, будет общепризнанным.

Не трать время на слезы - ты все еще можешь сделать кого-то в этом мире счастливым, а это самый верный путь к твоему собственному счастью.

Навеки любящий тебя - твой возлюбленный все эти годы".

РГ: А как ваша семья жила после войны?

Эйзенхауэр: После окончания войны Айк ездил в Москву. Я очень много об этом слышала. Тогда, в августе 1945 года, в поездке в Советский Союз Эйзенхауэра сопровождал его сын, и они вместе ужинали со Сталиным и другими людьми из советского руководства. Так что мой отец сейчас один из немногих поныне живущих людей на Западе, встречавшихся со Сталиным.

Потом дедушка стал начальником штаба армии США, затем он уволился из армии и возглавил Колумбийский университет в Нью-Йорке. После этого ему пришлось вернуться в ряды военнослужащих - он был назначен верховным главнокомандующим вооруженными силами НАТО в Европе. Ну а потом он принял участие в президентских выборах и победил. Мои первые воспоминания о дедушке относятся к этому периоду. Он уже был избран президентом Соединенных Штатов Америки, и мы проводили большую часть времени в Белом доме, нас тщательно охраняли. Невозможно было не понимать, что мы отличаемся от остальных детей.

РГ: А дед участвовал в вашем воспитании?

Эйзенхауэр: Конечно. Нас - внуков - у него было четверо, и Айк был очень внимателен ко всем. Главное, чему нас учили и дед, и отец, - что мы должны к работе относиться серьезно, а к себе - с юмором.

Несмотря на то, что дедушка был очень занят, я очень много общалась с ним и когда он был президентом, и после этого. Я помню, что на нашей ферме в Геттисберге были лошади и я на них каталась. Мы с Айком оба очень их любили и много времени проводили за разговорами о лошадях.

РГ: А у него было какое-нибудь хобби? Чем он любил заниматься в свободное время?

Эйзенхауэр: Айк одним из первых понял, что иметь хобби необходимо, если всего себя отдаешь работе. В свободное время он любил играть в гольф и рисовать. Свою первую картину дедушка нарисовал, еще когда работал в Колумбийском университете. Он внимательно наблюдал за тем, как нью-йоркский художник пишет портрет Мэйми, после чего решил поэкспериментировать с оставшейся краской. Он написал свой вариант бабушкиного портрета. Впоследствии он много раз рисовал ее. Один такой портрет хранится у меня. Сходство удивительное. Интересно, что дедушка и Уинстон Черчилль любили дарить друг другу картины, которые рисовали в свободное время. Кроме того он очень любил читать, обязательно читал что-нибудь каждый вечер перед сном. У него было много любимых книг, например, "Янки при дворе короля Артура". Он с удовольствием читал Библию, некоторые произведения Шекспира.

РГ: Каким человеком был Дуайт Эйзенхауэр?

Эйзенхауэр: Дедушка был сильным, но добрым человеком. На его столе в Белом доме стояло пресс-папье с надписью: "Мягкий в душе - твердый в делах". Это был его девиз. Он был личностью. Меня всегда поражало, насколько люди, которые с ним работали, были ему преданны, какую симпатию он внушал окружающим. У них с бабушкой было множество друзей. Он умел сделать так, чтобы каждый чувствовал себя нужным. Например, когда он узнал, что родилась я, он нарисовал на обратной стороне открытки с надписью "С днем рождения" по-французски небольшую картину - вид из окна его студии в Париже. Это - одна из самых дорогих мне вещей.

РГ: Каково это - быть внучкой президента США, героя войны?

Эйзенхауэр: То, что дедушка был президентом, разумеется, наложило свой отпечаток на всех нас. Но и он, и мой отец очень старались, чтобы мы не начали задирать нос, не считали дедушкины заслуги своими заслугами. И все же это - огромная ответственность. Айк оказал большое влияние на наши жизни, и мы не можем не чувствовать себя ответственными за то, что думают о нем люди.

За эти годы я научилась разделять его жизнь на личную - с нами, членами его семьи, - и общественную, так что теперь мне стало легче участвовать в спорах о его политических или военных заслугах. Но я все еще скучаю по его прямоте, его удивительной внимательности и этой светлой, искренней улыбке.

Общество Ежедневник Образ жизни 75 лет Великой Победы