Новости

29.03.2005 04:00
Рубрика: Происшествия

Ошибка с конфискацией

Преступник готов отсидеть в тюрьме, лишь бы у него не отобрали украденное
Текст: Владимир Кудрявцев (академик РАН) , Нина Кузнецова (доктор юридических наук, профессор МГУ)

Правоохранители давно говорят, что она должна касаться не только имущества, принадлежащего террористам, но и действовать при других тяжких преступлениях. На этом, в частности, настаивает Генеральная прокуратура. Но возвращение этой нормы в обновленном виде в наш УК совершенно очевидно тормозят какие-то силы.

Когда в декабре 2003 года Государственная Дума исключила конфискацию имущества из Уголовного кодекса РФ, очень многие посчитали это гуманным и справедливым актом. В самом деле: согласно статье 52 действовавшего тогда УК могло быть конфисковано все имущество осужденного, включая его долю в общей собственности. Нельзя было изъять только жизненно необходимые предметы: одежду, обувь, домашнюю утварь. Понятно, что при этом страдал не только сам преступник, но и вся его семья, которую ни в чем не обвиняли.

Решение Думы было верным, если бы, следуя привычной манере, вместе с водой не выплеснули и ребенка. Да, конфискация имущества, которым осужденный владел законно, несправедлива и должна быть отменена. Но ведь во многих случаях обнаруживается и такое имущество, которое было украдено у государства или у частных лиц. И подчас огромные суммы! Тут - и дома, и автомобили, и даже самолеты, не считая колоссальных банковских вкладов. Разве и это похищенное не надо конфисковывать? Об этом и позабыли! Словом, хотели как лучше, а вышло...

И позабыли ли? Или это было сделано сознательно? Расследуя преступление, древние римляне первым делом задавали вопрос: "Кому это выгодно"? Зададим и мы. И легко на него ответим: только не мелким несунам, сдавшим в утильсырье украденные на заводе свинцовые трубы. И тем более не тому, кто стащил курицу у соседа. Тут и конфискации не надо: за трубы придется заплатить, а курицу вернуть, если ее еще не сварили.

Речь идет о воротилах, похитивших миллионные и миллиардные суммы. Напомним, что в одном лишь 2004 году ущерб от экономических преступлений составил 275 млрд. рублей. Эти люди готовы даже отсидеть в тюрьме любой срок, лишь бы денежки остались целы. Отмена конфискации украденного имущества - лучший для них подарок.

Между прочим, за рубежом это поняли уже давно. Так, наши соседи предусмотрели конфискацию, но не всего имущества осужденного, а только того, что было предназначено для совершения преступления либо было получено в результате него. Подобные формулировки ввели в своем УК Латвия, Литва и другие страны. Эти положения вполне соответствуют международным конвенциям, в том числе и признанным Россией. Конвенция ООН 2004 года, направленная против организованной преступности, обязывает государства, ее подписавшие, ввести конфискацию:

а) доходов от преступления или имущества, стоимость которого соответствует этим доходам;

б) оборудования или других средств, использованных при совершении преступления.

А Конвенция ООН о борьбе с коррупцией (2003 года) дополнила этот перечень еще и доходами, приобретенными путем незаконного обогащения, в том числе - легализованных посредством финансовых операций, а также предназначенных для финансирования преступных сообществ.

Подписанные и ратифицированные международные обязательства надо выполнять. Чего же ждет Государственная Дума? Ведь уже больше года прошло, как шестнадцать академиков и профессоров из Москвы, Санкт-Петербурга и Владивостока напомнили об этом законодателям в своем Открытом письме. Там верно говорилось, что отменой конфискации защищены многочисленные преступные доходы, а это будет способствовать лишь дальнейшему безнаказанному ограблению страны.

Мнением ученых, судя по всему, просто пренебрегли - они не получили никакого ответа. Зато любопытно было наблюдать за реакцией. В дискуссии, развернувшейся в СМИ по поводу конфискации уже в начале этого года, многие отчаянно защищали позицию предыдущей Думы, отменившей эту меру. И упорно утверждали, что конфискация означает изъятие всего имущества и осужденного, и его семьи. То есть говорили о том, чего уже нет. По незнанию ли это, или, как иронизируют юристы, "ошибка со злым умыслом"?

Зададим сакраментальный вопрос: а можно ли вообще обойтись без конфискации? Ответ прост: можно, если воровать перестанут. Этого в наше время достичь не удастся, но кое-что сделать можно. И делается во многих странах. Например, вводится система обязательного декларирования приобретенного имущества. В Великобритании член парламента обязан ежегодно сообщать об изменениях своего материального положения, в том числе о получении подарков дороже 135 фунтов стерлингов. То же должны делать члены его семьи. Так дело обстоит и в США, где любой избиратель вправе получить копии подобных документов.

В Федеральном законе "О государственной гражданской службе РФ" (2004 год) тоже была сделана такая попытка: служащих обязали ежегодно представлять декларацию об их доходах и имущественном положении. Но кому? Оказывается, "представителю нанимателя", то есть отделу кадров... Правда, статья 20 этого закона гласит, что такие сведения "предоставляют для опубликования общероссийскими средствами массовой информации по их обращениям". Но этих обращений что-то не видно. А без них о доходах чиновников ничего узнать не удастся. Воровать или брать взятки, конечно, нехорошо. Но кто об этом узнает?

Происшествия Правосудие Следствие Власть Работа власти Госуправление Наука и образование РАН Наука и образование МГУ им. Ломоносова Правительство Генпрокуратура
Добавьте RG.RU 
в избранные источники