Новости

29.03.2005 01:20
Рубрика: Культура

Полетела бы, да голованоги не пускают

"Золотая маска" показала современные танцы

Современный танец, давно признанный на Западе, на "Золотой маске" был удостоен отдельной номинации лишь пять лет назад. До этого Евгению Панфилову и Саше Пепеляеву приходилось соревноваться с Мариинкой и Большим. Но и сейчас в жюри "Маски" больше специалистов по классике, а критерии оценки не ясны. Тем более что современный танец и сам по себе не однороден: модерн-данс не очень-то сопоставим с движенческим театром.

Три истории, показанные 27 марта в Центре им. Мейерхольда, рассказаны языком синтетическим: хореография, включающая классические па, и уже ставший новой классикой язык модерна и джаз-данса сменяется подчеркнуто обыденной пластикой, манипуляции с предметами и прямое речевое высказывание сопровождаются значимым видеорядом. Как и в современной ироничной поэзии или застенчиво циничной "новой драме", высокий пафос здесь сменяется "просторечьем", косноязычием, а монотонный бубнеж "двоечницы" - "чтением с выражением". Здесь много выдумки, эксперимента, уместных знаковых цитат, но в самой хореографии немало и повторов, приемов, хорошо знакомых любителям современного танца по признанным образцам.

Все три постановки, несмотря на родовую концептуальность, предполагающую разные варианты прочтения, можно при желании пересказать - перевести на язык обыденной логики и понятных чувств. Большая, чем у других, расплывчатость высказывания театра "Игуан" не кажется достоинством. Noise& Silence - противоборство одетых в черное очкариков-роботов и светлых, здоровых телом и духом физкультурников под скрежет техномузыки. Все относительно: в пластике красавцев проступают механические мотивы их антагонистов, от лица девушки-танцовщицы, воспроизведенного на экране и исполненного покоя, веет жутью - ведь из-под нее методично выскакивают яйца, изнутри которых кто-то проклевывается. Может быть, лебеди, а может быть, крокодильчики или неведомые монстры?

"Голованога" - подростковая история дворовой борьбы полов до осознания ее участниками своего пола, история постепенной самоидентификации. Агрессивность, с которой две девочки набрасываются на мальчика, подсознательная жестокость, готовая вылиться в символическое убийство: и вот уже контур тела очерчивают мелом. Но умершую пробуждает звонок будильника: каждый вечер, засыпая, мы умираем, потому так трудно заснуть и так невозможно проснуться. Техничные молодые танцоры рассказывают о себе (нескладные монологи очень напоминают документальный театр), рисуют свои силуэты на стене и призывают зрителей в помощники. Действие разворачивается под песни "АукцЫона" и "Новых композиторов" и сопровождается анимацией - на экране бесконечно бежит обнаженный человек, обращенный спиной к зрителям, - навстречу ему несутся заводские трубы, мишени гигантского тира, лики старых кумиров, всесокрушающий стенобитный маятник...

"Танцы на взлетной полосе" Натальи Фиксель - вариации на тему "Отчего люди не летают". "Очень простая девушка", как выразился бы герой "Школы для дураков" Саши Соколова, надевает белые туфли на высоченном каблуке отнюдь не на прозрачные колготки, а на черные носочки. Она мечтает быть настоящей леди, и более того - летать. Парадокс в том, что приземленный мужчина с бугрящимися мускулами понимает про технологию полетов больше, чем она. Героиня примеривает маски Ренаты Литвиновой и Мерилин Монро, а босоногий партнер, присев на корточки и советуя тужиться, напоминает о Наташе Ростовой, верит в чудо, расставляет огни на взлетной полосе. Он искренне не понимает женской неудачи: "Полетела бы!" Но именно с ним в дуэте и возникает полет. Хореограф хорошо слышит музыку и чувствует зону молчания. Ироничная, компактная, цельная композиция, профессионально исполненная Еленой и Андреем Конновыми под Паганини, Дж. Кейджа и группу "Tuxedomoon", не тянет, однако, на спектакль - это, скорее, зарисовка, реплика. Впрочем, то же можно сказать и о постановках питерцев. В них много необязательных эпизодов, длиннот.

Так сложилось, что признанные центры современного танца сегодня - в российской провинции. Фавориты прошлых "Золотых масок" - челябинцы и екатеринбуржцы. Работы из Питера и Москвы по сравнению с ними несколько "провинциальны", они вряд ли могут быть признаны лучшими и на нынешнем фестивале. Но пусть не произошло эмоционального захвата зрителя, моменты интеллектуального отождествления, заражения идеей, увлечения тайной - это немало. Лев Толстой призывал оценивать не за то, сколько поднято, а за то, как тужились. Во всех трех работах ощущается напряжение поиска - технологий, средств выражения, идей - для толчка, для свободы полета.

Культура Театр Фестиваль "Золотая маска"-2005
Добавьте RG.RU 
в избранные источники