Новости

01.04.2005 03:10
Рубрика: Власть

У Европы нет больше дел?

Какие жалобы рассматривает суд в Страсбурге

Сегодня мы рассказываем о том, какие жалобы направляют в Европейский суд граждане из других стран Европы и какие решения по ним принимаются. (Подготовлено по материалам Российского издания Бюллетеня Европейского суда по правам человека N 2 (32) за 2005 г.)

1. Драган и другие против Германии

Вопрос о законности высылки из страны гражданина иностранного государства.

По делу обжалуется решение властей депортировать в другое государство - участника Европейской Конвенции - женщину-мать, состояние здоровья которой вызывает беспокойство и которая вполне убедительно грозит покончить жизнь самоубийством.

Обстоятельства дела: Заявители - мать и дети проживали в Германии, не имея вида на жительство в стране. В свое время они отказались от своего румынского гражданства с согласия властей Румынии. Как лиц без гражданства их сначала не могли выслать назад в страну своего происхождения. Впоследствии это препятствие для властей было устранено в результате соглашения, заключенного между Германией и Румынией. Власти Германии отдали заявителям распоряжение о том, чтобы они покинули территорию страны и объявили об их высылке. Заявители обжаловали распоряжение о высылке, но их жалоба была отклонена. Тогда они вновь обратились к соответствующим властям с ходатайством, чтобы им разрешили остаться в Германии, но им было отказано.

У первой заявительницы была физическая болезнь, кроме того она страдала расстройством психики. В частности, ей был поставлен диагноз заболевания гепатитом С, и у нее наблюдалась сильная депрессия. Службы социальной помощи сочли вполне убедительной ее угрозу покончить жизнь самоубийством в случае, если ее все-таки обяжут выехать из Германии. В сентябре 2003 года соответствующее медицинское учреждение сделало заключение, что первая заявительница в состоянии перенести переезд в случае ее депортации из страны при условии, что она будет находиться под постоянным наблюдением врачей для предотвращения самоубийства или какого-либо акта членовредительства. Тем не менее это медицинское учреждение безоговорочно высказалось против такого переезда.

Дети заявительницы, проживавшие в Германии уже более десяти лет, указывали в своих прошениях властям, что их постоянное присутствие рядом с матерью было чрезвычайно важно ввиду состояния ее здоровья и угроз покончить жизнь самоубийством. Они также просили власти дать им возможность завершить образование в Германии. Власти предоставили им отсрочку депортации, с тем чтобы они могли завершить свое образование в Германии, но выдвинули при этом ряд условий.

В июне 2004 года власти предписали заявителям выехать из Германии, но с учетом серьезности угроз первой заявительницы покончить жизнь самоубийством приняли решение - в качестве меры предосторожности - не уведомлять заявителей о конкретной дате депортации. Было также принято решение, что перед отбытием заявительница пройдет медицинское обследование и будет находиться под наблюдением врача до прибытия в Румынию. В сентябре 2004 года власти Германии заявили, что заявители не будут высланы из страны немедленно. Такое решение было принято ввиду требования Европейского суда, обращенного к властям Германии на основании Правила 39 Регламента Европейского суда, о временном приостановлении высылки заявителей в Румынию. Заявители обжаловали распоряжения о высылке, но безуспешно.

Решение: Жалоба признана неприемлемой. Тот факт, что лицо, о депортации которого было вынесено распоряжение властей, угрожало покончить жизнь самоубийством, не возлагает на государство - участника Конвенции - требование воздержаться от реализации предусмотренной меры при условии, что государство предприняло конкретные шаги для того, чтобы эти угрозы не были бы приведены в исполнение.

2. Ассоциация "СОС Аттента" и Де Боэри против Франции

Вопрос о праве человека на доступ к правосудию.

По делу обжалуется отказ властей возбудить уголовное дело ввиду иммунитета от судебного преследования глав иностранных государств.

Обстоятельства дела: Ассоциация-заявитель объединяет жертв террористических актов и членов их семей. Вторая заявительница - сестра одной из жертв террористического акта в отношении самолета. Заявители, которые обвинили главу ливийского государства в причастности к этому террористическому акту, во Франции подали властям заявление о совершении им преступления одновременно с ходатайством признать их гражданскими истцами по уголовному делу, Следственные органы сочли, что имеются основания для возбуждения уголовного дела по данному заявлению. Кассационный суд Франции, который по сути является верховным судом страны, отказал в возбуждении уголовного дела со ссылкой на международно-правовой обычай, касающийся принципа иммунитета глав государств от судебного преследования, пока они находятся на своих постах. Три года спустя было подписано соглашение о выплате компенсации семьям погибших в результате указанного террористического акта. (В 2003 году в письме к Совету Безопасности ООН Ливия заявила, что "берет на себя ответственность за действия своих должностных лиц" в связи с совершенным 21 декабря 1988 года над Локкерби (Шотландия) взрывом самолета авиакомпании "Пан Америкэн", и организовала выплату компенсаций семьям погибших в соответствии с соглашением, достигнутым между родственниками жертв теракта и Ливией.)

Процессуальное действие: Жалоба передана государству-ответчику в отношении Статьи 34 Конвенции и пункта 1 Статьи 6 Конвенции (по вопросу о применимости Статьи 34 Конвенции и вопросу о праве человека на доступ к правосудию). Это означает, что дело будет рассматриваться судом данного государства.

3. О Хэллоран и Фрэнсис против Соединенного Королевства

Вопрос о соблюдении принципа презумпции невиновности при разбирательстве дела в суде. Вопрос об обязанности владельца автомобиля сообщить властям данные о личности лица, управлявшего его автомобилем.

Обстоятельства дела: Заявители - владельцы автомобилей, замеченные в превышении установленного ограничения на скорость. Каждый заявитель получил официальное уведомление о намерении властей привлечь к судебной ответственности лицо, управлявшее автомобилем, и требование предоставить властям имя и адрес лица, управлявшего автомобилем в момент превышения скорости, или предоставить информацию, которая помогла бы установить личность нарушителя. В соответствии со статьей 172 Закона 1988 года о дорожном движении непредоставление властям такой информации является уголовно наказуемым деянием. Первый заявитель подтвердил, что именно он был лицом, управлявшим автомобилем в момент превышения скорости, и на основании этого признания он был осужден за превышение скорости при управлении автомобилем. Второй заявитель отказался предоставить требуемую информацию и был осужден за отказ выполнить требование, содержащееся в статье 172 упомянутого закона.

Процессуальное действие: Жалобы переданы властям государства-ответчика в отношении пунктов 1 и 2 Статьи 6 Конвенции. (Государству-ответчику была также переправлена группа схожих по содержанию жалоб.)

4. У.В. и другие против Турции

Вопрос о соблюдении принципа презумпции невиновности при производстве по уголовному делу.

По делу ставится вопрос о неправомерности заявлений, сделанных сотрудниками полиции прессе в отношении подозреваемых, которые были сфотографированы журналистами до того, как эти подозреваемые были доставлены к судье. По делу допущено нарушение требований пункта 2 Статьи 6 Конвенции: "Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления считается невиновным до тех пор, пока его виновность не будет установлена законным порядком".

Обстоятельства дела: Пятеро заявителей были арестованы и заключены под стражу в полиции. Перед тем как их доставить к судье, полицейские следователи решили представить заявителей на обозрение журналистам на пресс-конференции, организованной в помещении полиции безопасности. На пресс-конференции сотрудники полиции заявили, что арестованные являются членами незаконной организации, и что их участие в преступной деятельности считается установленным фактом. В пресс-релизе, выпущенном полицией, перечислялись виды этой преступной деятельности. Журналисты сделали фотоснимки заявителей. В тот день, когда заявителей доставили к прокурору и судье, одна ежедневная газета опубликовала статью, в которой заявители описывались как злоумышленники, совершившие конкретно названные в статье преступления. В газете их упомянули поименно и поместили их фотографии. Несколько дней спустя заявителям были предъявлены обвинения в совершении упомянутых в публикации преступлений. По результатам разбирательства дела, состоявшегося в том же году в суде государственной безопасности, заявителей признали виновными в принадлежности к незаконной организации и оказании ей содействия. Каждый из них был приговорен к определенным срокам лишения свободы.

Вопросы права: По поводу пункта 2 Статьи 6 Конвенции. Опубликование фотографий подозреваемых, подлежащих уголовному преследованию, само по себе не может быть приравнено к нарушению принципа презумпции невиновности. Власти страны вправе информировать общество о ведущихся уголовных расследованиях при условии, что такое информирование проводится со всей осмотрительностью и всем благоразумием.

В настоящем деле, хотя в пресс-релизе полиции заявители не были названы поименно, и в нем указывалось, что им еще предстоит предстать перед прокурором, то, как заявители были представлены журналистам, позволяло легко идентифицировать их личности. Кроме того, их имена и фотографии появились в газетных публикациях. Аналогичным образом в тексте пресс-релиза, составленного полицией и распространенного среди журналистов, заявители упоминались без каких-либо оговорок или уточнений - как "члены незаконной организации" и указывалось, что совершение ими нескольких преступлений является "установленным фактом". Эти два места в тексте пресс-релиза могли бы быть истолкованы как подтверждение того, что в соответствии с информацией полиции заявители действительно совершили преступления, в которых они обвинялись.

Постановление: Европейский cуд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований пункта 2 Статьи 6 Конвенции. Европейский cуд присудил выплатить заявителям суммы в возмещение морального вреда, причиненного им в результате нарушения принципа презумпции невиновности. Суд также присудил им совместно сумму в возмещение судебных издержек и иных расходов, понесенных в связи с судебным разбирательством.

5. I. и U. против Норвегии

Вопрос о праве человека на уважение его семейной жизни.

По делу обжалуется отказ властей разрешить свидания двух старших сестер со своей родной младшей сестрой.

Обстоятельства дела: Заявительницы - старшие дочери двух лиц, страдающих психическим заболеванием. В 1993 году заявительниц отдали на попечение приемной семьи ввиду того, что их родители были не в состоянии обеспечить их надлежащей родительской заботой. В 1997 году у этих лиц родилась третья дочь, X., когда мать находилась на излечении в психиатрической больнице. Немедленно после рождения девочки власти отдали ее на попечение другой приемной семьи, чем та, которая воспитывала старших дочерей, и лишили родителей родительских прав и права на свидания с X. Родители не оспаривали решение властей об установлении публичной опеки над X. с момента ее рождения, но обратились с жалобой в суды на то, что решение властей полностью оградить X. от связей с ее биологическими родителями, и в особенности запретить свидания их старших дочерей с X., было необоснованным. Суды двух уровней подсудности отклонили требования родителей предоставить старшим дочерям право на самостоятельные свидания с X. Суды постановили, что ввиду удочерения X. приемными родителями и ее воспитания в нормальных условиях полный разрыв связей с ее биологическими родителями будет в ее наилучших интересах, и что достижение этой цели невозможно также без запрета на свидания с сестрами. В 2004 году власти разрешили удочерение X. ее приемными родителями. Заявительницы жалуются в Европейский cуд на то, что отказ властей предоставить им право на свидания со своей младшей сестрой является актом вмешательства государства в осуществление ими права на семейную жизнь.

Решение: Жалоба признана неприемлемой. Европейский cуд сомневается, что между младшей дочерью и ее биологической семьей на момент отказа властей предоставить ее сестрам право на свидания с ней существовала "семейная жизнь" в том значении, которое этому понятию придается Статьей 8 Конвенции. Старшие сестры были давно разлучены с родителями и никогда не встречались со своей младшей сестрой.

Европейский cуд замечает: слабые узы между заявительницами и их младшей сестрой, равно как и психологическая уязвимость последней, удостоверенная медицинским заключением, являются факторами, на которые надлежит обратить особое внимание. Предоставление старшим сестрам права на свидания с X. не было бы мыслимо без того, чтобы не открыть возможности установления контактов младшей дочери с ее биологическими родителями, что потенциально опасно для ее психического здоровья и благополучия и может нарушить стабильные условия ее жизни в приемной семье. На фоне такого рода соображений интересы защиты положения младшей дочери в приемной семье более весомы, чем интерес заявительниц в получении права на свидания с сестрой. Предпринятая государством мера, таким образом, может считаться необходимой в свете защиты интересов ребенка. Жалоба признана явно необоснованной.

6. Кьяртан Асмундсон против Исландии

Вопрос о праве человека на беспрепятственное пользование своим имуществом.

По делу обжалуется прекращение выплаты пенсии по нетрудоспособности лицу после того, как оно получало эту пенсию в течение примерно 20 лет. По делу допущено нарушение требований Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции, которая гласит: "Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права".

Обстоятельства дела: Заявитель, который работал матросом на морском судне, получил серьезную производственную травму на борту траулера. Ему была установлена 100-процентная нетрудоспособность, что давало право на получение пенсии из средств Пенсионного фонда моряков. Установление нетрудоспособности было произведено на основании закона, который наделял каждого вкладчика указанного фонда правом на получение пенсии в случае утраты трудоспособности на 35 процентов и больше, которая наступила в результате несчастного случая на производстве при исполнении трудовых обязанностей. После несчастного случая, приведшего к утрате трудоспособности, заявитель нашел себе работу в конторе и получал некоторый заработок в дополнение к назначенной ему пенсии.

Однако впоследствии в указанный закон были внесены поправки, в соответствии с которыми потребовалось заново установить степень потери заявителем профессиональной работоспособности с учетом его способности трудиться вообще. В результате повторной медицинской экспертизы было установлено, что уровень его нетрудоспособности не достиг минимума в 35 процентов, и в 1997 году Пенсионный фонд прекратил выплату заявителю пенсии по нетрудоспособности и соответствующие пособия на детей. Пенсию и пособия он получал в течение почти 20 лет. Заявитель возбудил в суде исковое производство против Пенсионного фонда и государства в целом, однако требования заявителя были отклонены окружным судом. Верховный суд Исландии оставил в силе решение окружного суда.

Вопросы права: По поводу Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Стороны по делу согласились в том, что прекращение выплаты заявителю пенсии по нетрудоспособности приравнивается к акту вмешательства в осуществление им своего права на беспрепятственное пользование имуществом. Европейский суд воспринял аргументы Верховного суда Исландии, касающиеся законности оспариваемой меры. Целью этой меры было помочь Пенсионному фонду моряков преодолеть финансовые трудности посредством избегания выплат пенсий по нетрудоспособности значительному числу бывших моряков, которые продолжали получать такие пенсии, имея на берегу оплачиваемую работу.

Однако вопрос, лежащий в основе настоящего дела, состоит также и в том, не отличалось ли безосновательно обращение с заявителем от обращения с другими пенсионерами, получающими такую пенсию. В деле поражает то, что в соответствии с новыми правилами назначения пенсии по нетрудоспособности только небольшое число такого рода пенсий перестали выплачивать в июле 1997 года. Подавляющее большинство пенсионеров, получающих пенсию по нетрудоспособности, продолжали получать эти пенсии в тех же размерах, как и раньше, до принятия поправок к закону, тогда как заявитель и небольшая группа таких же пенсионеров, как и он, стали жертвой суровой меры, выразившейся в полном лишении их пенсионных выплат.

Таким образом, оспариваемая по делу мера была опорочена неоправданным различением в обращении с человеком. Заявитель мог утверждать, что у него имеется законное ожидание того, что его нетрудоспособность будут продолжать оценивать на основании его неспособности выполнять его предыдущую работу на судне, как это предусматривалось законом, действовавшим в то время, когда имел место несчастный случай, приведший к утрате им трудоспособности. Хотя после этого случая заявитель нашел себе на берегу должность административного помощника в транспортной компании, изменения в законодательстве особо негативно отразились на его интересах. Поэтому, даже учитывая свободу усмотрения, которой наделены государства - участники Конвенции в сфере социального законодательства, можно утверждать, что заявителя вынудили нести чрезмерное и непропорционально тяжкое бремя, возложение которого на него не может быть оправдано.

Постановление: Европейский суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Европейский суд присудил выплатить заявителю компенсацию в размере 76 500 евро в возмещение причиненного заявителю материального ущерба и морального вреда.

7. N.A. и другие против Турции

Вопрос о законности лишения человека собственности.

По делу обжалуются невыплата компенсации после аннулирования титула на собственность и снос властями здания, возведенного на земле при наличии необходимых разрешений на его строительство.

Обстоятельства дела: Заявители получили по наследству участок земли, который был зарегистрирован в земельном кадастре, и за который они уплатили все полагающиеся налоги и сборы. После получения необходимых административных разрешений они приступили к строительству гостиничного комплекса на этом участке. Когда строительные работы уже производились, Государственное казначейство обратилось в суд с требованием аннулирования титула на собственность на земельный участок и сноса здания. Государственное казначейство добилось успеха в деле: участок земли, принадлежащий заявителям и занимавший территорию прибрежных песков, считался частью морского побережья и потому - согласно Конституции Турции - не мог принадлежать частным лицам. Заявители потребовали компенсации за финансовый ущерб, понесенный ими в результате утраты титула на собственность и сноса гостиницы. Их требования были судом отклонены. Суды указали, что морские побережья являются собственностью государства; заявители сами были способны заметить, что их участок занимает территорию прибрежных песков. Кроме того, поскольку участок занимал территорию, являющуюся государственной собственностью, регистрация этого участка в земельном кадастре на имя заявителей было изначально признана незаконной. По этой причине, указали суды, заявители не имеют никакого права на компенсацию в какой-либо форме. Заявители жалуются в Европейский суд на невыплату им компенсации.

Решение: Жалоба признана приемлемой, что касается Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции, после того как были отклонены возражения, представленные государством-ответчиком.

Власть Работа власти Госуправление В мире Европа Франция Международные организации ЕСПЧ