Новости

07.04.2005 03:20
Рубрика: Власть

Либерализм и веру в будущее

попытался совместить Андрей Илларионов

Вчера советник президента по экономике Андрей Илларионов дал самую нетипичную в своей жизни пресс-конференцию. Он не потряс ни одной основы, не потребовал ни одного литра крови, зато призвал "думать оптимистично". Аналитики делают вывод: в недрах власти зреет конструктивная альтернатива нынешнему хаосу в умах иных либеральных экономистов. Это тоже либеральная альтернатива, но она не предполагает сверхчеловеческого напряжения сил, штурма баррикад ради абстрактных идей и вообще большевизма.

Пробным камнем для любого экономиста, похоже, стала задача удвоения ВВП. Настроениям типа "если не удвоим - отстанем навсегда" г-н Илларионов противопоставил философский призыв "не понимать удвоение ВВП буквально". "Если темпы экономического роста будут такими, или чуть ниже, или выше таких, ничего страшного не произойдет", - сказал он, добавив, что удвоение не "некая плановая задача", наказывать за ее срыв никого не нужно и хорошо уже то, что она есть, что она зовет и манит вперед.

Нефтяные деньги разлагают российские политические и экономические элиты, делают безнаказанными ошибки, в том числе крупные

С таким же стоическим спокойствием г-н Илларионов усомнился в способности финансистов удержать в этом году инфляцию в пределах 10 процентов. Но особенно показательно, что г-н Илларионов сосредоточился на самом ярком успехе властей последних лет - возможности досрочного погашения внешних долгов РФ. По словам советника, экономической проблемы погашения больше нет - Россия может заплатить все, что от нее требуется, хоть сейчас. Осталась техническая: ведь кредитор далеко не жаждет получить свой долг назад как можно быстрее, потому что теряет проценты. Г-н Илларионов похвалил позицию правительства, которое предпринимает на этот счет серьезные политические шаги.

Идеями примирения дышал и пассаж экономического советника об итогах приватизации. Признав, что в приватизационной эпопее 90-х годов были темные пятна, г-н Илларионов заявил, что исправлять эти ошибки, пересматривая итоги, было бы "крайне опасно". Бизнес должен быть вообще вне подозрений: он лишь пользовался теми извращенными правилами, которые создавали чиновники. И если кого сегодня наказывать, так именно чиновников. В то же время г-н Илларионов сказал, что отныне крупная приватизация должна быть абсолютно прозрачной, "такой, которой у нас пока нет". По его словам, о крупных приватизационных аукционах надо объявлять не за месяц, а за полгода, и объявлять не на ушко: "Если не обнародованы условия и не объявлена сама приватизация в таких СМИ, как Financial Times, Wall Street Journal и Economist, то и проводить такой аукцион нельзя". И, конечно, г-н Илларионов не удержался от того, чтобы кинуть камешек в недавнюю продажу "Юганскнефтегаза", не назвав, впрочем, эту сделку по имени: абсолютно недопустимы ситуации, сказал он, "когда ни российские граждане, ни кто другой не знают, кто является приобретателем того или иного имущества, тех или иных активов".

Но в чем же угрозы российской экономике - ведь советник президента пришел вчера на встречу с общественностью именно ради разговора об угрозах? Их две: элита развращена нефтяными деньгами, а "инфраструктурные монополисты" довлеют над экономикой.

Развращенная элита - это и в самом деле сильно. С одной стороны, сказал г-н Илларионов, нефтяные деньги дают власти "степень свободы" и возможность реализации "различных проектов, в том числе политических". С другой же - они оказывают "разлагающее воздействие на российские политические и экономические элиты, уменьшают склонность к проведению ответственной экономической политики, делают безнаказанными ошибки, в том числе крупные".

Вторая угроза - диктат монополий, порожденных государством - вытекает из первой. Г-н Илларионов окрестил ее "венесуэлизацией" страны, пояснив, что сие - такое состояние умов властителей, когда они, видя бешеные деньги от газа и нефти, стремятся держать под контролем как сами деньги, так и их производителей. Венесуэла национализировала свой ТЭК (откуда и термин), а ОПЕК, по мысли г-на Илларионова, распространил эту практику на мировой масштаб. Именно в этой связи он выступил - в числе немногих из российской элиты - с принципиальным одобрением предложения "Газпрома" либерализовать рынок газа. "Газпром" за это в последние недели только ругали, мол, свобода для монополиста - это несвобода для всех остальных. Г-н Илларионов сказал, что отвергать это предложение с порога было бы серьезной ошибкой. Он приветствовал тот факт, что о либерализации заявил сам "Газпром" "после долгих лет непростых внутренних дискуссий". В то же время он заметил, что ни одно предложение такого рода не может быть в чистом виде принято или отвергнуто. Идеи "Газпрома", сказал г-н Илларионов, надо вписать в общую стратегию реформирования ТЭК. После чего советник президента фактически присоединился к критикам "монопольных свобод": "Составной частью этого реформирования являлось бы устранение каких бы то ни было ограничений на участие частных инвесторов: в газовом бизнесе, в электроэнергетическом, нефтяном. Это означало бы создание вертикально интегрированных компаний, приватизацию таких компаний и создание условий для эффективной конкуренции".

Пока же корень проблем, сказал советник, в том, что государство не отпускает монополистов на волю и не допускает в инфраструктурный бизнес альтернативных инвесторов. Государству, сказал он, надо отказаться от своих эксклюзивных прав и снять ограничения на инвестиции хоть в строительство трубопроводов, хоть в энергосети, хоть в железные дороги. При этом г-н Илларионов в своем желании "общих правил для всех" готов, вероятно, пойти очень далеко. Он даже похвалил президента Украины Виктора Ющенко, который пропагандирует подобные идеи, и заявил, что недопустимо как давать преференции российским инвесторам, идущим "в инфраструктуру", перед иностранными, так и иностранцам - перед нашими. Естественно, г-н Илларионов против идеи дифференцированного налогообложения в ТЭКе: налоги должны платить одинаковые и те, кто гонит нефть за рубеж, и те, кто вкладывается в разведку новых месторождений.

И все-таки трудно не увидеть в этом "гимне нового либерализма" слабого места: г-н Илларионов, например, не ответил на вопрос о дорожающем бензине, который деформирует другие нетопливные отрасли экономики, например АПК. Не услышал россиянин ничего ни про свои доходы, ни про рабочие места, ни про бедность, ни про цены. С другой стороны, об этом и другие макроэкономисты вспоминали крайне редко. Простая мысль, что в богатеющей стране с идеально проведенными макрореформами народ может пребывать в постыдной бедности, наверное, отнюдь не проста. Кстати, в киргизской коллизии (а Киргизия могла удвоить ВВП быстрее России и активно проводила реформы) г-н Илларионов увидел чисто политический аспект и не нашел в ней ничего интересного для комментирования с позиций экономики.

Власть Позиция