Новости

07.04.2005 03:10
Рубрика: Экономика

И тюрьма, и метро

В концессии будет отдано все, что нельзя продать

Итак, концессии возвращаются в Россию спустя 75 лет. Тогда они помогли поднять из руин послереволюционную экономику. Сейчас самочувствие государства лучше, но есть другая напасть. Иное имущество продать нельзя, а его содержание никакой бюджет не потянет. Вот тут-то и зреет крепкая надежда на концессии как альтернативу приватизации.

Со времен принятия этого документа в первом чтении прошло "всего лишь" девять лет. Столько же времени цвели и плодоносили концессии в двадцатые годы прошлого века. Треть российского золота добывалась концессионерами, иностранцы восстанавливали железные дороги и телеграфные линии...

Теперь иная песня: то, что нельзя приватизировать, государство готово отдать в управление бизнесу. В концессионном списке не только автодороги и морские порты, аэродромы и метро, но и автобусные остановки. Но главное, что концессионера можно вполне законно "обвешать" дополнительными обязательствами, например, по сдерживанию тарифов на воду, проезд, почтовые услуги. И при этом власти желают оставить за собой контроль за социально значимыми объектами.

Почему законопроект пролежал на полке девять лет, корреспонденты "Российской газеты" попытались выяснить у одного из экспертов концепции "О концессионных соглашениях", заведующей лабораторией Института макроэкономических исследований минэкономразвития Юлии Зворыкиной.

Юлия Зворыкина | Дело не в документе, а в потребностях рынка. У государства нет денег для реализации крупных и суперкрупных инфраструктурных проектов стоимостью от десятков до сотен миллионов долларов. Между тем за последние 15-20 лет в России изрядно обветшали железные дороги. На пределе возможностей работают автомобильные трассы. Судьба морских и воздушных портов тоже под вопросом - мы просто не можем вписаться в мировые транспортные коридоры без современного припортового хозяйства. Альтернатива такова - либо государство тратится на свое стремительно ветшающее хозяйство, либо сдает права на пользование и управление имуществом частным компаниям, то есть в концессию.

РГ | При слове "концессия" многие вспоминают историю с Аляской, которую царское правительство сначала передало в концессию, а потом продало США. И снова начинаются разговоры о новой распродаже Родины. Что же на самом деле?

Зворыкина | Это исторический миф. О том, как все было, пусть расскажут историки. Но несомненно, что концессии в России имели куда больше положительного экономического смысла. Только с их помощью, подчеркну, в дореволюционной России были построены все железные дороги. Коммунальное хозяйство уездных городов тоже находилось в концессиях у частных компаний.

Сейчас концессия используется в 37 странах мира, и при этом ни одна страна не потеряла своего суверенитета. Бизнесу отдаются только права управления, инвестирования, хозяйствования. Концессии - это чрезвычайно универсальный инструмент. В Великобритании в концессию сданы даже тюрьмы. А в некоторых странах - театры, концертные залы, учебные учреждения.

"Российская газета" | Неужели в России такое возможно, тюрьмы - в частные руки?

Зворыкина | Почему бы и нет в отдаленном будущем. Герману Грефу, например, такая идея очень нравится. На мой взгляд, уместна сдача в концессию и государственных вузов, поскольку акционирование, о котором сейчас идет речь, - это далеко не лучшая форма по их реорганизации. Вы себе, к примеру, представляете, что диплом государственного образца вам будет выдавать некое АО. Хотелось бы все-таки оставить вузовское образование в рамках государственной системы. Вопрос - на каких коммерческих условиях для инвесторов и государства.

РГ | Приведите пример удачных современных концессионных соглашений.

Зворыкина | Если вы отдыхали в Испании, то наверняка заметили, что там все пляжи бесплатные. Государство отдало их в концессию тем предприятиям гостиничного и туристического комплексов, которые работают на побережье. В условиях же концессионного соглашения прописало десятки пунктов, в том числе и тот, за счет чего эти бесплатные для населения пляжи могут для инвесторов окупаться.

Теперь возьмем известную всем курортную Анапу, которая сегодня буквально "падает" в воду и не может обеспечить комфортабельный отдых. Денег, чтобы укрепить берег, построить новые санатории и пансионаты, в бюджете нет. И тем не менее проблема решаема. Именно за счет концессий. К примеру, 40 процентов в эксплуатацию прибрежных территорий может вложить частный бизнес, 50 процентов - регион, остальное - федеральный бюджет. Но возникают вопросы: как получить и распределить прибыль, компенсировать затраты инвестора и гарантировать интересы общества? Без закона "О концессионных соглашениях" такая складчина просто нереальна.

РГ | Кстати, бизнес опасается, что концессионный договор может быть расторгнут по одностороннему решению государства. Не будет ли это серьезным препятствием для тех, кто вкладывает деньги?

Зворыкина | Договор в одностороннем порядке будет расторгаться лишь в случае неисполнения концессионером своих обязательств. Например, когда он отказывается под любым предлогом снизить тарифы, отключает в жилых домах газ или электричество, не оказывает оговоренные социальные услуги. Эта норма защищает в первую очередь потребителей - ведь власти обязаны вновь взять на себя обязанности "выбывшего из игры" концессионера. Кроме того, при расторжении договора концессии по собственной инициативе государство берется возместить убытки концессионеру. В Бразилии, например, в восьмидесятые годы прошлого века правительство отдало в концессию железные дороги. Но железнодорожные перевозки оказались убыточными. Правительство было вынуждено часть затрат возместить. Риски приостановки и прекращения концессий есть всегда и во всех странах. А инфраструктурные проекты - самые высокорисковые. И тут главное - в какой степени российское правительство готово разделять с концессионером риски.

Что касается бизнеса, то под гарантии государства он, без сомнения, пойдет на такие проекты.

Досье "РГ"

С 1921 по 1929 год было создано 2200 концессий с участием германских, английских, американских и французских компаний. Но уже в 1928 году концессионные дела стали сворачивать. В 1937 году Главконцесском разогнали, его руководителей посадили. Исключением стало совершенно секретное постановление Совнаркома от 5 июля 1938 года о продлении японской нефтяной концессии на Сахалине.

Кстати, концессионные механизмы - это то, к чему бизнес и государство так долго шли. Если бы в свое время тот же аэропорт Домодедово был передан в концессию, а не по расплывчатому договору аренды с модернизацией, то наверняка не случился бы всем известный скандал. Теперь государство вынуждено оспаривать невыгодные условия по уплате коммерсантами мизерных арендных платежей. А частная компания, вложившая в развитие аэродромного хозяйства более полумиллиарда долларов, поставлена перед необходимостью участвовать в новом конкурсе по предоставлению прав аренды.

Внедрение концессионного механизма только в транспортной инфраструктуре позволит к 2010-му привлечь 10-12 миллиардов долларов инвестиций. На основе концессии будут привлекаться инвесторы и в жилищно-коммунальное хозяйство. О том, чтобы сдавать в концессии природные богатства: недра, водоемы, леса, в нынешнем законопроекте нет ни слова.

РГ | Насколько велик интерес со стороны западного бизнеса?

Зворыкина | Проявляют интерес немецкие и французские компании, Мировой банк и Европейский банк реконструкции и развития.

"РГ" | Что, на ваш взгляд, помешает развитию концессий в России?

Зворыкина | Коррупция. Это бич концессионных соглашений практически всех стран. Государство должно будет дотошно отслеживать такие проекты, с тем чтобы концессионер выполнял свои обязательства и не мог использовать те или иные монопольные преимущества. У чиновников всегда будет искушение дать какие-то поблажки концессионерам. Именно поэтому концессионные договоры за рубежом заключаются на три, пять, десять лет, не более, с правом дальнейшего их пересмотра. Отечественный законопроект занимает иную позицию. Он направлен на максимальную защиту концессионера: срок договора практически неограничен (от 7 до 99 лет).

Что говорят эксперты

Экспертный совет думского Комитета по экономической политике, предпринимательству и туризму на своем недавнем заседании обозначил конфликтные точки законопроекта. Пока неясно, всегда ли концессионер должен платить, если взятый им объект столь запущен, что требование "входной платы" может отпугнуть потенциального инвестора.

Нет правил определения тарифов для потребителей услуг концессионеров. Установлено, что концессионеры должны отбираться только на конкурсной основе, но непонятно, что будет критерием определения победителя - наибольшая цена или наименьший тариф для потребителя.

Что будут сдаватьв концессии?

Автомобильные дороги, метрополитен, городской общественный транспорт, мосты, порты, аэродромы, трубопроводы, радиотелевизионные передающие центры, предприятия почтовой связи, объекты жилищно-коммунального хозяйства, санатории. Природные богатства - недра, водоемы, леса - в законопроекте не упоминаются.

Экономика Бизнес Правительство Минэкономразвития
Добавьте RG.RU 
в избранные источники