Новости

08.04.2005 01:00
Рубрика: Культура

"Белорусские песняры" потеряли окарину

Но это не помешало им с большим успехом выступить в Москве

"Белорусские соловьи" и в Беларуси, и в России в свое время пользовались поистине всенародной любовью. Поклонники по-прежнему слушают их музыку, вспоминая свою молодость. Это наша ностальгия. Наше общее достояние.

Корреспондент "РГ" встретился с лидером группы, заслуженным артистом Республики Беларусь Владиславом Мисевичем.

Российская газета| Владислав, мы помним вас еще по ансамблю "Песняры" стоящим на одной сцене с Владимиром Мулявиным. Когда и по какой причине к названию добавилось слово "белорусские"?

Владислав Мисевич| Я с Мулявиным служил в армии, там и познакомились. Хотя оба мы родились в России - я в Оренбурге, Володя в Свердловске, но служили оба в Минске. Мулявин до армии жил у родственников в Минске, срочную службу проходил в оркестре штаба ПВО. Мы познакомились в Доме офицеров. Демобилизовались вместе. У меня встала проблема трудоустройства. Мы начали вместе работать, слушали "Битлз", пытались подражать этой группе, потом стали исполнять какие-то свои вещи. Так стихийно образовались "Песняры". Володя потом вырос в потрясающего музыканта, начал писать аранжировки, у него проявились прекрасные вокальные данные. Он стал нашим лидером. Мы все у него учились петь.

Из первого состава "Песняров" в живых остались три человека: я, барабанщик Александр Демешко и Леонид Тышко, который уехал жить в Израиль. Лет десять состав "Песняров" был стабилен. После распада СССР начались проблемы. Володя Мулявин заболел. Болезнь его усугублялась. "Песняры" к тому времени стали государственным ансамблем. Мы работали много, продуктивно. Но Мулявин выполнял много функций и эмоционально "стерся". И за два года до его гибели мы юридически отделились от государственного ансамбля.

РГ| Кто мы?

Мисевич| Я, Валерий Дайнеко, исполнитель "Беловежской пущи", "Зачарованных", Игорь Пеня, к нам присоединились другие музыканты. Мы продолжаем традиции "Песняров", но уже сами строим репертуарную политику. Раньше был репертуарный нажим. Нам говорили: "Не забывайте о патриотической песне". Сейчас патриотическую песню Газманов, "Любэ" делают основой репертуара достаточно профессионально и от души. У нас патриотизм был гипертрофированным. А то, что из-под палки, - это непродуктивно.

Не все бы мы пели, если бы нам сказали: "Пойте, как хотите". Сейчас этого нет. Мы больше ориентируемся теперь на лирику, что свойственно белорусскому фольклору. В аранжировках учитываются современные течения в музыке, осталось многоголосие, вокал хоровой и сольный.

РГ| А в чем отличие нынешней концертной программы от предыдущих?

Мисевич| Мы показали фрагмент из программы "Через всю войну", которая была высоко оценена критиками. Плюс классические хиты - "Вологда", "Олеся" и т.д. Плюс новый репертуар, чтобы московский зритель смог увидеть,как далеко мы продвинулись за шесть лет - именно столько мы работаем вместе.

РГ| Но ведь есть еще и просто "Песняры". Какие между вами отношения?

Мисевич| Да, государственный ансамбль "Песняры" после смерти Мулявина не расформировали, но в него набрали людей, которые по большому счету не работали с Володей. Нас тоже туда звали, но мы уже почувствовали вкус свободы. Мы сотрудничаем, даем концерты, но финансово мы независимы.

РГ| Как формируется ваш репертуар сегодня?

Мисевич| Мы делаем ремиксы. Исполняем песни Пахмутовой, Лученка и народные из репертуара старых "Песняров". Но песни, которые пел Мулявин, мы не исполняем. Это его песни. Его голос заменить нельзя. "Александрину" иногда поем, так как эта песня яркая.

РГ| Говорят, вы потеряли уникальный инструмент - окарину, из-за чего знаменитая песня "Беловежская пуща" звучит теперь по-иному...

Мисевич| Окарина - это род свистковой флейты с оригинальным "лесным" звучанием. Этот музыкальный инструмент я услышал и приобрел случайно более 25 лет назад в Молдавии. Уникальное звучание окарины решили использовать во вступлении к "Беловежской пуще". Этот звук стал "визитной карточкой" песни.

На одном из концертов "Белорусских песняров" в Подмосковье музыкальный инструмент пропал. До сих пор не знаю, как это произошло. Скорее всего, я его просто оставил в гримерке. Ведь этот инструмент совсем маленький, помещается в руке. Так что мог и не заметить. Но могло быть и по-другому.... Кражи вещей у звезд эстрады сейчас приобретают все больший масштаб. Украденные предметы либо остаются в личных архивах "злоумышленников", либо впоследствии продаются на специальных закрытых аукционах, где пользуются огромной популярностью.

Окарина - редкий инструмент, и сейчас приобрести его в музыкальных магазинах очень сложно. На концертах окарину заменяет обычная флейта, но настоящие поклонники сразу видят разницу. Надеемся все же найти окарину, чтобы порадовать своих поклонников настоящим "песнярским" звучанием.

РГ| А где вы сейчас живете?

Мисевич| Сначала работали в Минске в Белконцерте, потом перебрались в Москву. Третий уже год здесь. Семьи остались в Белоруссии.

РГ| Продолжаете собирать белорусский фольклор?

Мисевич| Была одна экспедиция в белорусскую глубинку, которую организовал еще Мулявин. Бабушкам потом подарили нашу пластинку со словами: "Бабули, это те пацаны, которые у вас были". "Как добра спяваюць, но не так, как мы", - ответили бабушки.

РГ| Слова "песняр" в Беларуси имеет купаловские истоки. Обязывает ли вас это название?

Мисевич| Да. И название "Белорусские песняры" говорит о том, что группа несет национальный колорит, национальную идею и не забывает о родном языке, на котором мы исполняем около половины наших композиций.

РГ| Сколько вам лет?

Мисевич| 8 мая будет 60. Но возраст мне не мешает. Ребятам из "Орейро", которым звезду будут закладывать, под 70. И мы еще поработаем.

Культура Музыка