Новости

22.04.2005 03:00
Рубрика: Культура

Жизнь за стенами Кремля

увидели с помощью "летающей" камеры кинематографисты

Наталья Касперович, один из режиссеров и создателей фильма, согласилась ответить на вопросы корреспондента "РГ".

Досье

Родилась в Баку в 1965 году. Окончила факультет журналистики МГУ. Работала в передаче КВН. По ее собственному признанию, "всю жизнь вела развлекательные программы". В 1992 году вместе с мужем, ученым-физиком, переехала в Гамбург и начала работать на германском телевидении. До настоящего времени остается журналистом немецкого канала НДР. Живет в Париже.

Российская газета | Почему возник интерес именно к "маленьким" людям, работающим по ту сторону Кремля?

Наталья Касперович | На немецком телевидении я работаю уже более семи лет. И могу сказать, что о России там говорят и снимают много. Но в основном это информация об угнанных машинах, проституции, Чечне и Ходорковском. Но это ведь далеко еще не вся Россия. Мне как журналисту всегда были интересны люди. Простые, ничем на первый взгляд не отмеченные свыше. И примерно четыре года назад меня осенила идея, что ведь и в Кремле есть такие люди! В принципе об этом все знают, но никому не приходило в голову о них рассказать. Все эти уборщицы, электрики, рабочие остаются в тени тех, кто делает историю. Мне было интересно узнать: какие же они на самом деле, отличаются ли чем-то от своих коллег, не вхожих в Кремль.

РГ | И теперь, после съемок фильма, что вы можете о них сказать?

НК | То, что самые простые люди и есть самое интересное в стране...

Кадр из фильма:

Раннее утро. Почти рассвет. Героиня фильма в комбинезоне уборщицы молится возле Могилы Неизвестного солдата в Александровском саду. Затем, тщательно отжав тряпку в ведре, начинает протирать самый святой в стране мемориал. Камера крупным планом берет руки женщины и ее немудреное орудие труда - довольно старую, местами рваную тряпку...

НК |

На мой взгляд, это один из самых сильных кадров в фильме. Это жизнь, самая настоящая жизнь. Могилу Неизвестного солдата моют каждое утро. Это священное место так же, как и любое другое, требует ежедневного ухода. Но уборщица все равно не ставит его в один ряд с остальными объектами своей работы. Каждый раз перед уборкой она молится. Да, мы показали, что священную Могилу Неизвестного солдата моют самой обычной половой тряпкой. Мы сознательно не хотели приукрашивать жизнь. Если бы для съемок мы специально купили этой женщине новую тряпку, которой бы она картинно протирала плиту, - это было бы по-другому. Это было бы вранье. Сама эта уборщица - образец замечательной сильной русской женщины. Женщины, которую жизнь не так уж и балует: зарплата невысокая, работа тяжелая, вставать приходится рано, до работы ехать два часа. И тем не менее она умеет жить. В ее словах, поступках, в ее глазах есть душа. Нормальная, чистая, светлая, не очерствевшая в процессе жизни душа. Я считаю, что для всей нашей съемочной группы Таисия (так зовут кремлевскую уборщицу. - Авт.) была находкой. Мы даже представить себе не могли, что взрослая женщина может так самозабвенно мечтать! (В своем монологе Таисия рассказывает о том, что мечтает сняться в индийском кино. - Авт.)

РГ | Вы считаете, мечтать и грезить о несбыточном - это национальная особенность "загадочной русской души"?

НК | Отчасти - да. На Западе ведь совершенно другой менталитет! Вы себе не представляете, какой резонанс у немецких зрителей вызвали самые обычные на первый взгляд сцены из фильма!

Кадр из фильма:

Сцена смены почетного караула у Могилы Неизвестного солдата. Служащие "кремлевского" полка с идеальной выправкой, отработанными до мелочей движениями заступают на почетную вахту. Торжественные, прошедшие тщательный фейс-контроль лица солдат суровы и непроницаемы. Сейчас они - абстрактное воплощение военной мощи державы. А от этого кажутся нереальными и неземными. Камера задерживается на лице одного из солдат - это следующий персонаж фильма: сержант Дима. Следующий сюжет о том, как Дима, чье лицо минуту назад было лишено всяких человеческих эмоций, по-детски улыбается, торопясь на встречу со своей мамой...

Геннадий - кремлевский электрик, любитель джаза.
Сержант Дима. Его маме завидуют немецкие женщины.
А президент на самом деле не так суров, как кажется.
Московский Кремль: секретная зона с высоты "летающей камеры".

НК | На Западе существует стереотип русского солдата еще времен "холодной войны": суровый, жесткий, неулыбчивый. И немцам трудно представить, что этот часовой, который с непроницаемым лицом несет вахту у Вечного огня, способен на самом деле на сентиментальные чувства: любит свою маму, элементарно по ней скучает. Это, конечно же, вызвало у германского зрителя настоящий культурный шок. Встреча мамы с сыном всех удивила. Дима - двадцатилетний мальчик, его персонаж несвойственен для немецкой аудитории. Дело в том, что в Германии совсем другие отношения в семье. Там после 18 лет ребенок открепляется от родительского гнезда. Сантименты между повзрослевшими детьми и родителями там не приняты. Большее, на что способны двое из трех сыновей, - это несколько открыток в год: к Рождеству и дню рождения родителей. Нежно относиться к своей маме на протяжении всей жизни - это чисто русский менталитет. Эта сцена, такая естественная для России, на Западе непредставима. После этих кадров немцы нас буквально засыпали письмами.

РГ | Что, не верят?

НК | Завидуют!

РГ | Трудно было разговорить людей, не привыкших давать интервью?

НК | Конечно же, первые интервью были непросты. Эти люди не привыкли распространяться о своей работе и не привыкли к съемкам. Вот, например, снять сюжет с кремлевским электриком нам удалось лишь после нескольких попыток. Поначалу он на все вопросы отвечал односложно: "да", "нет". И только потом раскрылся, рассказал о себе. И вновь открытие: обычный электрик не такой уж заурядный человек. Он увлекается джазом! И вновь очень показательный момент: джазмен работает в том месте, в котором еще несколько десятилетий назад джаз, мягко говоря, не приветствовался. Кстати, у нас начали просить адрес Геннадия. Немецкие любители джаза хотят с ним переписываться.

РГ | То есть фильм в Германии не прошел незаметно?

НК | Более того, занял очень высокий рейтинг. Для страны, где только 35 общедоступных каналов, рейтинг 14,6 балла просто бум! Фильм вышел на экраны 28 марта, и сразу же наша электронная почта стала наводняться письмами и откликами. А одна моя подруга из немецкого турагентства рассказала, что к ним потянулись люди за путевками в Россию. Так прямо и сказала: "Приходят и покупают билеты в Москву, "чтобы Кремль посмотреть".

РГ | И тем не менее в фильме о "маленьких" людях вы все-таки не обошлись без "большого" персонажа, да еще и в таком неожиданном для всех ракурсе...

Кадр из фильма:

Владимир Путин и Людмила Путина во дворе Кремля. Но сейчас они не президент и первая леди. Они просто люди.Муж и жена. Она ему что-то тихонько рассказывает на ухо. Он, чтобы лучше расслышать, слегка наклоняет к ней голову. Улыбается и согласно кивает головой. Обычное утро перед началом обычного дня.

НК | Таким Путина еще никогда не видели. Мы очень долго искали кадр, который бы показал его с непривычной стороны. Нашли его в архивах Кремля. Мы специально хотели показать Путина не как президента, а как мужа, который нежно относится к своей жене. На протяжении всего фильма президент как бы присутствует и как бы нет. И то, что он появляется в фильме, вполне логично. Ведь современный Кремль без Путина немыслим. Но мы сознательно не брали у него интервью. Все-таки фильм о простых людях.

РГ | Трудно было у кремлевских спецслужб добиться разрешения на съемку?

НК | Как ни странно, это была не самая большая проблема. Труднее было не убедить ФСО пропустить наши камеры, труднее всего было осуществить съемку. Бюджет картины достаточно большой - около 1 миллиона евро. И на 70 процентов эти затраты связаны с "летающей" камерой. Страшно дорогое приспособление, которых во всем мире насчитывается пока всего только несколько штук. Знаете, когда мы обсуждали наш проект, говорили, пили за новый фильм, все было красиво, романтично. Но когда дело дошло до практики, оказалось, что у нас проблем больше, чем мы могли себе предположить. У нас было всего 20 съемочных дней. И каждое утро начиналось с того, что мы обнаруживали несколько десятков проблем, которые нужно было решить за 15 минут. Нужны были миллион разрешений, куча бумаг, которые надо было подписать в десяти министерствах. Представьте себе хоть на минутку, что значит перекрыть Красную площадь! А над Кремлем вообще снимать нельзя. Каждая вертолетная съемка готовится год. Или что такое попасть на крышу ГУМа! Поначалу нас принимали за сумасшедших. Директор ГУМа так сразу и сказал: "Вы хотите подняться к нам на крышу? Так это ж десять лет переписки!" Но камеры мы все-таки поставили. И на крыше ГУМа, и на крыше гостиницы "Россия", на крыше гостиницы "Балчуг Кемпински".

РГ | Были кадры, которые спецслужбы не допустили к показу?

НК | Такого не было. Есть кадры, которые не вошли в фильм, просто не вписавшись в объем. Мы их планируем вставить в расширенную версию фильма.

РГ | Почему фильм сопровождается такой грустной музыкой?

НК | Музыку к фильму делали два человека. Один из них замечательный российский бард Александр Городницкий. Кстати, к расширенной версии фильма выйдет написанный им специальный саундтрек. И опять-таки я нахожу знаковым, что музыку к фильму о Кремле писал бард. Как известно, этот вид творчества в самом Кремле долгие годы не приветствовался. Есть в этом некий парадокс нашей российской истории. А вторым автором музыки был немецкий композитор. Дело в том, что у немцев несколько другое восприятие мира, нежели у нас. То, что русскому человеку покажется траурным, для немца прозвучит как величественно-торжественная мелодия. Да и сам Кремль воспринимается как нечто романтическое и спокойное.

РГ | На немецком телевидении есть аналогичный фильм о закулисной жизни их центра власти?

НК | Нечто подобное есть и в Германии, и в Австрии. Есть фильм о Белом доме. Мы просмотрели все аналогичные фильмы. И сделали вывод, что такого уровня съемки нигде не было. Потому что нигде не было "летающей" камеры.

Что такое "летающая" камера?

Сергей Комаров,
оператор

- Представьте себе две вышки, метров по сто каждая. Одна стоит за храмом Василия Блаженного, другая - за Александровским садом, а между ними натянута система тросов. По ним движется тележка, к которой прикреплена камера. Вся эта система управляется джойстиком снизу. Все полностью автоматизировано: "наезд", "отъезд", фокус, короче, все управляется с земли. Оператор в это время стоит у монитора и снимает эти пролеты. Заранее было оговорено, что немецкие коллеги снимают с внешней стороны Александровского сада и со стороны Соборной площади. Мы - все закрытые зоны на территории Кремля. Все башни, Большой Кремлевский дворец, кабинеты - это наш фронт работ. Ну а ритм работы был простой: с утра и до ночи.

Досье

В кинематографе около 10 лет. Работал вторым оператором в фильме "Петербургские тайны". В настоящее время работает в студии Алексея Пиманова. Занят в съемках сериала "Кремль-9". Основной оператор "русской" стороны съемочной группы фильма.

Представитель ФСО Кремля:

- Была бы моя воля - никого бы на закрытую территорию Кремля не впустил. Секретная зона - это все-таки секретная зона. Хотя, положа руку на сердце, впечатления от съемочной бригады у меня остались самые лучшие. За все время работы никаких недоразумений и конфликтов не возникало. Ребята работали дисциплинированно, четко соблюдали все инструкции. После просмотра отснятого материала нам не пришлось изымать ни одного кадра, который каким бы то ни было образом нарушал условия договора. Что же касается самого фильма, то тем, чья должность предписывала посмотреть его одним из первых, он понравился.

Культура Кино и ТВ