Новости

22.04.2005 03:00
Рубрика: Культура

Идейный диверсант

Александра Маринина не считает свой роман "Замена объекта" провокацией

Дело в том, что в УВД Центрального административного округа Москвы трактовка образа сотрудника правоохранительных служб, предложенная писательницей, вызвала некоторое удивление, и потому милицейская пресс-служба предложила провести представление романа на своей территории и превратить его в дискуссию с участием представителей милиции.

В самом деле, иначе, как удивительным, героя романа Марининой не назовешь. Участковый Игорь Торошин плюет на значительную часть своих должностных обязанностей, дерзит начальству, не ведет документацию и вообще подчеркнуто небрежен в том, что касается формальной стороны его службы. Зато по-настоящему заботится о проживающих на его территории людях и особенно о самых беззащитных из них - стариках и детях.

В ответ на вопрос, считает ли писательница свой роман идеологической провокацией против милиции, Маринина ответила:

- Это, безусловно, провокация, но не против милиции, а против всей государственной идеологии в ее нынешнем виде. Бороться с милицией глупо, да я и не смогла бы: так же, как милиция - плоть от плоти государства, я - плоть от плоти милиции (Александра Маринина - подполковник МВД в отставке. - Г.Ю.) А на государственном уровне сейчас утвердилась идеология, согласно которой государству вовсе не обязательно быть человечным.

Но эту ситуацию так легко исправить! Огромная машина правоохранительных служб не видна подавляющему большинству граждан, поэтому какая она внутри - человечная или нет, гуманная или нет - не так уж важно. Но совершенно необходимо, чтобы в первых трех эшелонах этой машины, с которыми мы все имеем дело - я имею в виду патрульно-постовую службу, дежурную часть и участковых, - служили нормальные люди. Просто нормальные - пусть не блестящие профессионалы, но добрые, душевные и внимательные люди. Это я вам говорю как трижды потерпевшая за последние четыре года.

Я вам расскажу историю из собственной жизни. После того как у нас из офиса украли огромное количество ценных вещей, ко мне пришел наш участковый - это было мое первое с ним знакомство. И одной короткой фразой - "Я понимаю, в каком вы сейчас шоке" - он полностью реабилитировал в моих глазах своих коллег, которые мало того, что ничего не предприняли, но еще и были со мной подчеркнуто грубы. Участковый для большинства из нас - это и есть государство. И очень важно, чтобы у этого государства было доброе лицо.

На вопрос, почему же все-таки ее герой так халатно относится к выполнению своей должностной инструкции, писательница просто взорвалась:

- Да вы знаете, сколько у участкового милиционера обязанностей? Согласно инструкции, около восьмидесяти ("Более девяноста", - поправил Маринину из зала молодой человек в форме). Он должен знать по имени и поквартирно всех жителей своего участка, а это в среднем более трех тысяч человек! Хуже того, он должен знать всех животных, проживающих на его территории, с указанием породы и клички! А еще детские сады, школы, одинокие старики, строящиеся объекты, офисы, разукомплектованные машины... Да всего не перечислишь! А главное - бесконечное количество бумажной отчетности, которую образцовый участковый должен вести. Понятно, что со всем этим справиться невозможно, и чем-то приходится жертвовать. Но кто-то жертвует вещами по-настоящему важными, а кто-то, как мой герой, бумажной волокитой. И потому люди на участке Игоря по-настоящему любят, видят в нем своего защитника и друга. Он для них - доброе государство. А ведь это - самое главное.

Культура Литература