Новости

26.04.2005 03:00
Рубрика: Общество

Творог добывают из вареников

Разговор о современной журналистике продолжают наши коллеги из глубинки
Текст: Андрей Пушкарев (ИК "Золотой рог", Владивосток) , Вера Южанская (главный редактор газеты "Наше время", Ростов-на-Дону)

Не надейтесь!

Вера Южанская:

Нам твердят: "Чего вы трепыхаетесь? Ушло время, не нужны ваши размышлизмы. Пришли другие - значит, вы должны умереть". Что нам остается? Только доказывать каждый день, что слухи о нашей смерти сильно преувеличены...


Мы - это журналисты из регионов России. Это наши газеты, которые пытаются сжить со свету: путаемся под ногами на рекламном рынке (как ни крути, тиражи-то большие), занимаем нишу читательского внимания... Как чудно было бы, если бы нас не было! Во-первых, региональная реклама ушла бы сами понимаете куда, а это денежки. Во-вторых, читатель начнет активней читать центральную прессу, если буковки еще не забыл. Таких читателей все меньше, они на вес золота, за них дерутся. А настоящий читатель - он у нас, у местных газет. И все это понимают, но сознаваться не хотят.

Можно, конечно, называть себя журналистом, пребывая в уверенности, что творог добывают из вареников, а новости водятся в Интернете, и только там их следует искать, чтобы потом строчить на их основе свои материалы. Такую точку зрения сегодня исповедуют многие. Слава богу, есть и другие. Не только в профессии - среди тех, кто потребляет информацию. Они хотят думать. Сопереживать. Верить. Надеяться. Хотя делается все, чтобы читать и думать люди в российской глубинке разучились.

СМИ - бизнес. Захочет читатель - подпишется. На эти деньги и должна издаваться по-настоящему независимая пресса. Казалось бы, класс! Вот только есть нюансы. Не подпишется читатель на любимую газету за те деньги, которые сегодня нужны для издания газеты. Нет у читателя таких денег. Бедно живут люди. Не стройте иллюзий - смотрите данные УФПС по подписке: дорогие издания в России практически не читают! А в разряд "дорогих" для массового подписчика уже попали центральные газеты, туда же выталкивают и газеты региональные - типографские услуги, аренда помещений, экспедирование, доставка... Во сколько раз выросли цены? Значит, чтобы издаваться, газета должна дорожать. Но предел уже настал - покупательская способность в регионах низкая, людей заставили выбирать между хлебом насущным и всем прочим. Самые стойкие еще держатся. Но просят помощи. Многодетные семьи, инвалиды, учителя, врачи, пенсионеры, сельские жители... Стараемся помочь, ищем спонсоров. Кто искал, тот знает, насколько это приятное и творческое занятие. И делаем м-а-а-а-ленькую льготу для социально незащищенных. Практически все, что зарабатываем, тратим на то, чтобы удерживать подписную цену. И вот уже в этой самой цене 70 процентов уходит почте, а 30 остается редакции на все остальное.

Что дальше? Одна из региональных вкладок одного уважаемого издания теперь работает со своим московским хозяином по новой методике. Она должна за каждый свой выход принести московской редакции энную сумму. Чтобы ее собрать, там не должно быть ни одного бесплатного материала. Читатели получают проплаченные материалы - зато издание зовется независимым. Независимость теперь понимается как "чего изволите?"

А вот данные подписного тиража этого издания по Ростовской области: 1-е полугодие 2004 года - 577 экземпляров, 2-е полугодие - 466 экземпляров... В розницу - еще меньше. В хуторах и станицах и названия центральных газет уже подзабыли.

Что в итоге? Чтобы сохранить журналистику (называйте ее социальной, первичной - по мне, она и есть одна - первичная и единственная), надо спасать читателя. Того самого, который не в состоянии платить за газету, но которому Конституция вроде бы гарантирует право на информацию. И должно это делать государство, наконец определившись со своей информационной политикой.

Что такое "Освенцим"?

Андрей Пушкарев:

Проблема нашей профессии в том, что многие журналисты все еще тешатся мыслью о собственной исключительности. Давно уже пора понять, что мы не провидцы и не истина в последней инстанции. Журналистика - такое же производство и такой же бизнес, как и все остальное. А товаром нашим могут быть как бредни о виртуально забеременевшей домохозяйке в Урюпинске, так и серьезные аналитические материалы, которым, возможно, суждено сыграть судьбоносную роль в жизни страны. Этот товар нужно доставить потребителю, сделать ему рекламу и так далее.


Наша команда фактически на пустом месте создала и "раскрутила" издательскую компанию, которая специализируется на выпуске газет, журналов, справочников и прочей продукции в основном делового профиля. Мы развиваемся и, что самое странное для многих, приносим прибыль!

И насчет пропадающих талантов можно поспорить. Если не можете сделать ваше издание рентабельным или на худой конец найти заинтересовавшегося вашей позицией спонсора, то пишите книги, господа! Но не путайте спонсорские деньги с подачками. Поверьте, нашей компании сегодня больше мешают не газеты-конкуренты, а паразитирующие издания, живущие в основном за счет бюджетных вливаний. И талантами там не пахнет. Таланты в таких тепличных условиях (государственные деньги, как известно, мало кто считает) заплывают жиром и начинают писать самовлюбленные тексты. Но при этом такие издания не забывают использовать административный ресурс для поддержки, допустим, подписных тиражей.

"Неписаные законы чести и профессии" - это, по сути, обычные корпоративные договоренности, по возможности ограничивающие журналистскую индустрию от недобросовестных игроков и устанавливающие некие правила игры. Такие договоры пытаются заключить и на других рынках - пивовары, молочники и пр. Точно так же, как "качественная газета" - лишь брэнд конкретного издания.

Увы, но сегодня на Дальнем Востоке наше развитие тормозит не отсутствие идей, денег, возможностей, связей, рынка сбыта и пр., а фатальная пустота на рынке профессиональных журналистских кадров. Особенно это касается экономической журналистики. Да что там мы - сколько региональных проектов известных центральных СМИ ухнуло по этой причине! Ситуация такова, что все более или менее способные экономические журналисты региона работают в нашей компании либо уехали в столицу. Только за последние несколько лет мы так потеряли человек 15-20.

Кто идет на смену? В основном самородки из разных отраслей "народного хозяйства". Есть у нас геологи, биологи, историки, медики, железнодорожники. А вот "журналюг" с образованием все меньше и меньше. И особого желания брать выпускников местного журфака нет. Часто краснею, когда беседую с ними. Многие практиканты-выпускники, оказывается, вообще не читают газет (!) и не смотрят теленовостей, не говоря уже о "слегка аналитических" программах. Это о любопытстве к жизни. Порой студент-математик размышляет о политике и судьбах страны с горящими глазами, а (случай из жизни) худющий студент-журналист с 4-го курса в ответ на "подколку" "Ну, ты прямо из Освенцима..." сделал круглые глаза: "Откуда???" Пришлось объяснять - действительно не слышал о таком. Как не знал фамилию Карла Маркса... Ну да бог с ним...

Все легко объяснимо. Нынешняя система образования отсекла от журналистики подходящих для этого дела мальчишек и девчонок, а у тех, кто и выбирает эту стезю по зову сердца, увы, изначально не горят глаза. Нужно копать дальше: в постперестроечную школу, семью, двор и пр. Проблему эту мы не решим - бесполезно. Нам на смену приходят другие люди и, соответственно, другая журналистика.

Общество СМИ и соцсети Филиалы РГ Дальний Восток Филиалы РГ Юг России ЮФО Ростовская область Ростов-на-Дону ДФО Приморский край Владивосток Журналистика в XXI веке