20idei_media20
    29.04.2005 02:00
    Рубрика:

    Суд планируют повернуть от налоговиков к гражданам

    Президентский Совет по вопросам совершенствования правосудия предлагает разгрузить суд от копеечных претензий к гражданам

    Дамоклов меч навис прежде всего над арбитражными судами: дела хлынули уже не потоком, а половодьем. По свидетельству замглавы Высшего арбитражного суда Игоря Стрелова, на одного судью нынче приходится 120 дел в месяц. Если перевести в зримую картинку, судья должен, скажем, в понедельник за один присест рассмотреть 40 дел, во вторник и среду оформить на бумаге все эти четыре десятка, а в четверг изучить новые 40 дел к очередному заседанию. О каком качестве правосудия можно вести речь и что будет еще через пару лет, если, по самым оптимистичным прикидкам, на судью свалится уже по 160 дел? Судьи стонут, а битыми оказываются граждане: один из главных конституционных принципов - доступность правосудия - может превратиться в фиговый листок.

    Почему так случилось? По мнению Вениамина Яковлева, которому судейские беды хорошо знакомы (недавно сам возглавлял арбитражную ветвь третьей власти), мы пожинаем плоды "судебного романтизма" конца минувшего века. Тогда, начиная правовые перемены, все радовались: как хорошо, что теперь каждый гражданин по любому вопросу может обратиться в суд! Это действительно хорошо, подтверждает и ныне реформатор. Да проблема в том, что чаще не сам гражданин обращается в суд, а его тянут туда - налоговые органы, Пенсионный фонд, штрафные санкции, платежи...

    На Западе, который у нас прежде называли не иначе как "диким", у судопроизводства ярко выраженная правозащитная направленность в делах "гражданин против государства". Наша система унаследовала от советской модели стойкую карательную привычку - притащить человека либо юрлицо в суд и как минимум его оштрафовать. Например, по налоговым сборам и отчислениям в Пенсионный фонд арбитражные суды рассмотрели более 300 тысяч дел. Что это за дела и откуда они берутся? Есть закон, по которому полагается отчислять взносы в Пенсионный фонд. Но плательщик почему-то не платит. А фонд обязан взыскать. Никакого иного пути, кроме суда, не существует. По статистике 20 процентов таких дел касается сумм менее 100 рублей. На заседании Совета приводился пример, когда дело в Чите о взыскании 2 рублей 52 копеек прошло три судебные инстанции! Не издевательство ли это над судом и здравым смыслом?

    Есть несколько путей решения проблемы. В Верховном суде, например, считают, что надо прежде всего навести порядок в системе, а для этого принять кодекс об административном судопроизводстве, который они подготовили. В принципе речь давно идет о создании отдельной ветви административных судов. Они взяли бы на себя значительную часть нагрузки. Так, введение института мировых судей позволило вздохнуть судам общей юрисдикции. Но ситуация с административным правосудием такая же, как и с ювенальной юстицией: нужны новые штаты судей, здания судов и вся система их жизнеобеспечения. Минфин тихо отвечает: денег нет.

    Если у нас что-то не ладится, может быть, заглянуть за забор, как там у соседей? По словам Вениамина Яковлева, во всем мире сейчас на слуху судебные реформы, цель которых - разгрузить суды. Оказывается, проблема эта общая. Решая ее, все идут по пути развития досудебных процедур. Примеры здесь самые разные, и не все нам подходят. В США, например, оспорить беспредел налоговых органов почти что невозможно. Там бремя доказывания, что ты не верблюд, лежит на самом налогоплательщике. Если не согласен, будь добр, представь в суд все документы, что налог был уплачен правильно. А где бы их взять, эти документы? Поэтому из всех жалобщиков до суда доходят лишь пять процентов, а 95 туда просто не являются. И единственный на всю Америку налоговый суд вполне справляется.

    А вот в Германии дело поставлено куда как лучше, и нам не грех поучиться у "друга Герхарда". Там попадает в суд лишь 5-10 процентов дел по налогам, остальные разрешаются в досудебном порядке - быстро и бесплатно. Причем сначала разобрать жалобу поручают тому налоговому чиновнику, кто принял спорное решение, чтобы была возможность исправить свою ошибку. Если же, проверив, чиновник утверждает, что был прав, тогда вступает процедура досудебного рассмотрения. Нынче немцы пошли еще дальше и переводят налоговую службу на сервисную основу. Сервисные центры не частные, а государственные. Туда стекается вся информация от налоговых служб. Приходит налогоплательщик, а у чиновника по нему ясная картина, можно, что называется, сверить часы. И ни очередей тебе, ни скандалов.

    Нам надо вводить подобные процедуры - с этим давно никто не спорит. Споры о том, какие именно. Во-первых, кто будет заниматься этим разбирательством? Менталитет наших чиновников хорошо известен. Если тому, кто начислил неверный налог, поручить и разбирательство, жалобщик от него без инфаркта не выйдет. Президент Российской правовой академии Валентин Ершов считает, что у человека должна быть возможность выбора - обратиться в досудебную инстанцию или прямо в суд.

    Подводя итоги обсуждения, Владимир Туманов подчеркнул, что Совет будет активно способствовать реализации идеи досудебных процедур как безусловно правильной. В этой связи он сказал, что неплохо бы иметь и дозаконодательную процедуру, чтобы новые акты не выходили с заведомыми изъянами. В том же проекте кодекса административного судоустройства нет ни слова о досудебных разбирательствах, что ныне уже вряд ли оправданно. Помимо этого надо использовать и резервы органов исполнительной власти. По словам замначальника Государственно-правового управления президента РФ Артура Муравьева, сейчас готовится проект нового закона, предусматривающего введение административных процедур для урегулирования споров.

    Поделиться: