Новости

04.05.2005 01:00
Рубрика: Происшествия

Парламентская комиссия завершила расследование теракта в Беслане

Парламентская комиссия, занимающаяся расследованием теракта в Беслане, завершила сбор сведений от свидетелей и участников событий и теперь приступила к заключительному этапу в своей работы - подготовке текста доклада. О том, когда будет готов итоговый текст доклада, какие вещи больше всего мешают "парламентской следовательской бригаде" и причинах терроризма на Кавказе рассказал "РГ" сенатор от Северной Осетии Эрик Бугулов - единственный парламентарий в комиссии, представляющий эту республику.

- Сенаторам и депутатам, входящим в парламентскую комиссию, удалось задать руководителям спецслужб и членам кабинета министров вопрос о причинах их отсутствия в Беслане в те дни?

- Да, конечно. Мы имели возможность задать этот вопрос и директору ФСБ, и руководителю МВД, и представителям министерства обороны, и премьер-министру. По их словам, оперативная обстановка в самом Беслане и в стране в целом была такова, что руководителям спецслужб и вообще высшим лицам страны в тот момент не следовало собираться на территории одного небольшого города, к тому же удаленного от столицы. Это могло, помимо всего прочего, осложнить работу по освобождению заложников. Но ведь эти вещи нужно объяснить самим горожанам. Для Парламентской комиссии и всей федеральной власти важно не только рассказать правду о причинах произошедшего в Беслане, но и показать людям, какие выводы из всей этой трагедии сделало государство. В том случае, если четкие ответы на эти вопросы не прозвучат, авторитет федеральной власти будет подорван.

- Удалось установить, кто был организатором и заказчиком теракта?

- У комиссии есть все основания полагать, что среди организаторов был Шамиль Басаев. Что касается Аслана Масхадова, то он, видимо, знал о том, что такой теракт готовится, но, скорее всего, лично не принимал участие в его организации. Но и не мешал. Установить имена заказчиков гораздо сложнее. "Нити" этого заговора ведут далеко за границу России.

- Были ли случаи, когда запросы комиссии в тот или иной орган власти игнорировались?

- Запросы комиссии не были проигнорированы ни разу. Ни один чиновников, включая высших руководителей государства, не отказался от встречи с нами. Кроме того, могу сказать, что я не знаю случаев давления на кого-либо из сенаторов и депутатов, занимающихся расследованием обстоятельств теракта в Беслане. Такое отношение к комиссии вызвано особым отношением к ней Президента. Но в будущем для того, чтобы отрегулировать взаимодействие чиновников и парламентских комиссий понадобится принять закон "О парламентском расследовании".

- Понятно, что свои выводы комиссия опубликует только после завершения работы над докладом. Но наверняка о чем-то можно сказать и сейчас. В ходе расследования у парламентариев появились какие-то идеи по поводу того, каким образом надо улучшать борьбу с терроризмом?

У нас постепенно формулируются вполне конкретные законодательные инициативы по этому поводу. Действующее законодательство в этом смысле безнадежно устарело. Вот вам пример: в законе о борьбе с терроризмом написано, что захватами заложников, при которых выдвигаются политические требования, занимается ФСБ, а захватами заложников с корыстными целями - МВД. А если бандиты не выдвигают никаких требований - кто тогда ими будет заниматься? Ясно, что необходимо создавать единый центр по борьбе с терроризмом. Сейчас эта работа "распылена" между МВД, ФСБ, правительством. Не обязательно создавать какое-то новое министерство. Я поддерживаю предложения о том, чтобы на законодательном уровне за ФСБ был закреплен статус органа власти, ответственного за борьбу с террором. Необходимо ввести понятие персонифицированной ответственности за антитеррористическую операцию. Всегда должен быть человек, который обязан на месте руководить такой операцией и, главное, обладать достаточными полномочиями для принятия самостоятельных решений. Следует на законодательном уровне закрепить легитимность участия армии в контртерористических операциях и четко прописать ее функции. Видимо, речь должна идти о том, что армия привлекается в исключительных случаях и как крайняя мера. Необходимо предусмотреть также введение санкций для юридических организаций, в том числе и зарубежных, которые причастны к финансированию боевиков. Я уверен, что теракт в Беслане - это следствие системного кризиса управления в стране в целом и отсутствие четкой государственной политики на Кавказе. Теракт в Беслане доказывает, что террористы ищут самые болезненные точки на Северном Кавказе, пытаясь "взорвать" регион изнутри. Государство должно научиться оперативно и грамотно реагировать на такие вызовы. Надо иметь мужество признавать свои ошибки в интересах будущего страны. До тех пор, пока будут поступать доклады, что все у нас хорошо - это "хорошо" никогда не наступит. Однако хочу подчеркнуть, что борьба с терроризмом не может исчерпываться решением лишь организационных вопросов. Необходимо обратить внимание на истоки возникновения терроризма. Одна из основных причин, по которой отряды боевиков продолжают пополняться, - катастрофически низкий уровень жизни населения и тотальная безработица. Я уверен - развитие экономики, создание новых рабочих мест и повышение качества жизни людей - вот что должно сегодня стать одним из главных препятствий терроризму.

Происшествия Терроризм Теракты Происшествия Терроризм Антитеррор Годовщина теракта в Беслане