16.05.2005 23:00
    Рубрика:

    Контрафакт по-прежнему делает погоду на рынке, но теперь о нем помалкивают

    Он по-прежнему делает погоду на рынке, но теперь о нем помалкивают

    По всем признакам Россия переживает настоящий потребительский бум. По данным Росстата России, оборот розничной торговли по итогам 2004 года составил 4,5 триллиона рублей. Однако качественные показатели пока значительно уступают количественным. Наш корреспондент Андрей Евпланов встретился с одним из крупнейших экспертов в области отечественного потребительского рынка, руководителем Союза участников потребительского рынка (СУПР), депутатом Государственной Думы Петром Шелищем и попросил его ответить на несколько вопросов.

     

    - Раньше говорили, что производители не могут обеспечить качество, потому что они государственные, и никто лично в этом не заинтересован. Сейчас большинство производителей - это частные компании, а качество товаров и услуг мало чем отличается от того, что было прежде. В чем причина?

    - На рынке всегда есть спрос на товары любого качества. К сожалению, есть спрос даже на такие товары, которые находятся за пределами допустимого уровня безопасности для здоровья и жизни. Есть люди, которые покупают водку за 30-35 рублей, хотя известно, что с учетом акцизов стоимость легальной водки на сегодняшний день не должна быть меньше 54 рублей.

    Всегда в обществе есть люди, которые готовы платить за товар самую высокую цену, если это им гарантирует высокое качество, с точки зрения безопасности для здоровья, комфорта и престижности. Для таких людей первостепенную важность приобретает брэнд, который зачастую дороже самого товара. Эта группа, по приблизительным оценкам, составляет процентов пять от общего числа потребителей. Есть люди, которые покупают все самое дешевое, другое им просто не по карману. Таких в нашем обществе процентов 10-15. Но большинство объективно заинтересовано в том, чтобы товар соответствовал цене.

    Большая проблема нашего рынка - это проблема информированности потребителей о подлинных свойствах товаров. К сожалению, пока нет отлаженного механизма распространения такой информации. Хотя общественные объединения предпринимают шаги в этом направлении. Союз потребителей, например, разработал положение о знаке "Лучшее в России", который присваивается товарам по результатам исследований Центра независимой потребительской экспертизы. При этом учитывается соотношение цена/качество.

    - Есть ли какие-нибудь особые черты, которые отличают наш потребительский рынок от зарубежных?

    - Российский рынок принципиально отличается от рынка развитых стран совершенно ненормально высокой долей контрафакта.

    Вообще есть две проблемы, которые очень болезненны для потребителя, - контрафакт и фальсификат. Фальсификат - это когда один вид продуктов выдается за другой, более дорогой и пользующийся большим спросом, когда, скажем, маргарин, продается на рынке под видом сливочного масла и по соответствующей цене.

    К сожалению, тут имеют место большие недоработки в системе стандартов. Обязательными в них остались только требования по безопасности. Мы добились, чтобы такой же статус получили идентифицирующие признаки вида продукции, и теперь это, по сути, предусмотрено законом "О техническом регулировании". Контрафакт, то есть подделка популярного у потребителей товарного знака, несколько лет назад, по официальным оценкам, составлял от 30 до 90 процентов в разных секторах рынка. Сегодня считается, что этот показатель снижается.

    На Западе, по оценкам ЕС, контрафакт составляет 9 процентов, при этом наблюдается тенденция роста.

    Еще недавно крупные компании били тревогу по поводу контрафакта, призывали государственные органы к борьбе с этим явлением. Сейчас они предпочитают отмалчиваться, потому что если все время говорить, что вместо твоего известного брэнда продают контрафакт, то перестанут покупать и подлинный продукт.

    СУПР объявил этот год Годом защиты рынка от контрафакта. В рамках Петербургского экономического форума будет представлена наша концепция национальной программы борьбы с ним. Она достаточно проста: мы считаем, что спасение утопающих - дело рук самих утопающих, производители должны перестать лишь призывать государство защитить их. Они должны вкладывать реальные средства в борьбу с контрафактом. Такие примеры уже есть, некоторые компании организуют службы, которые отслеживают наличие контрафакта на рынках и готовят материалы для привлечения производителей контрафакта к ответственности.

    Проверки - это, конечно кнут, а должен быть и пряник. Мы предлагаем программу добровольного подтверждения легальности продукции. Например, торговое предприятие объявляет: наш магазин - зона, свободная от контрафакта. Это некий инструмент конкурентной борьбы. Если общественный контроль обнаружит, что у него есть контрафакт, он ответит за это рублем. Штраф взымается по гражданско-правовому договору с СУПР. А продавец может защитить себя от недобросовестного поставщика такими же соглашениями о поставках. И тогда поставщик будет платить за нарушение.

    - Насколько наше законодательство способно защитить права потребителей? Не нуждается ли оно в доработке?

    - За время существования Закона "О защите прав потребителей", который был принят в 1992 году, трижды вносились большие пакеты поправок. Последние поправки вносились совсем недавно. В числе важнейших я бы назвал ту, что касается дистанционных методов продажи. Это, например, когда вы видите рекламу по телевизору, заказываете товар то телефону и вам его доставляют на дом.

    Мы ввели норму, которая существует в европейском законодательстве, это так называемый "период охлаждения". На Западе давно поняли, что люди возбудимы, сгоряча под влиянием агрессивной рекламы они могут купить товар по очень высокой цене, а потом спохватятся, что он им совсем не нужен или что вещь не стоит таких денег. Так вот сегодня такой товар можно в течение семи дней вернуть без объяснения причин. И продавец обязан возврат принять и выплатить стоимость товара. Я думаю, эта поправка должна подействовать охлаждающе на слишком агрессивные действия таких продавцов.

    Во-вторых, мы существенно улучшили ситуацию для тех, кто покупает импортную вещь и имеет к ней претензии, но продавца не достать, он ликвидировался, или ушел с рынка, или он очень далеко и сложно с ним связаться.

    Теперь мы обязали зарубежного изготовителя иметь своего представителя здесь, а если представителя нет, то перед потребителем отвечает импортер - тот, кто запустил данный товар в оборот на нашей территории.

    И третья, очень важная поправка, касается ценников. Немалое возмущение людей вызывают цены в у.е. Мы не можем запретить указывать цены в любых валютах, хоть в тугриках, но наряду с этим теперь обязательно должна быть указана цена в рублях.

    - Насколько эффективно работают общественные организации, которые занимаются защитой прав потребителя?

    - Потребитель относится к ним с доверием, подчас большим, чем к государственным органам, которые призваны выполнять аналогичные функции. Но у нас остро стоит проблема финансовой базы. Мы ведь должны оплачивать работу независимых экспертов, консультантов, адвокатов, которые защищают права потребителей в суде. За некоторые услуги мы вынуждены взимать плату, особенно когда речь идет о дорогих покупках, скажем, об автомобилях класса "люкс". Но вопрос финансовой базы остается открытым.

    Мы считали, что его решили, когда в "Законе о защите прав потребителей" записали, что, когда суд принимает решение в пользу потребителя, он вправе наложить на ответчика, который отказался добровольно удовлетворить законные требования, штраф в размере цены иска в пользу общественных объединений, которые защищали интересы потребителя. Но суды, как правило, не пользуются этим правом. Сейчас мы уменьшили размер штрафа вдвое, но убрали слово "вправе", суды теперь просто обязаны взимать такие штрафы.

    Эта поправка имеет двоякое значение, помимо того, что общественные объединения получают средства на защиту прав потребителей, усиливается давление на тех, кто продает и производит недоброкачественный товар.