Новости

17.06.2005 05:00
Рубрика: Власть

Деньги, вперед!

Кабинет министров узнал, как будет жить в ближайшие три года

Жить по-новому и заглянуть в будущее, наконец, решилось правительство. Правда, не все при этом удалось. Все-таки не смогли в полной мере сделать бюджет, ориентированный на результат, поскольку главный финансовый документ страны практически на все три ближайшие года обречен на социальные выплаты. Но даже в этих условиях премьер-министр Михаил Фрадков попытался найти сильные стороны бюджета и заметил, что формирование трехлетнего финансового документа и социально-экономического прогноза является важным элементом макроэкономической и социальной политики государства. "Формирование трехлетнего бюджета - это залог стабильности и эффективности макроэкономической политики и исполнения социальных обязательств государства", - считает глава правительства. Правда, неоднократно переработанный социально-экономический прогноз все же так и не оправдал надежд премьера и даже на вчерашнем заседании правительства так и не ответил на главный вопрос, интересующий, пожалуй, практически всех: "Как удвоить ВВП и где найти дополнительные источники роста?"

Министр экономического развития и торговли Герман Греф признался, что в прогнозе не отражены темпы, необходимые для удвоения ВВП за десять лет, однако, овладев уже необходимой терминологией, заверил, что эта задача, "как сказал Михаил Ефимович", не снимается с повестки дня. "Но мы должны прежде всего реально оценить возможности экономики на нынешнем этапе реформы, институты и инструментарий, находящиеся в руках государства для стимулирования экономического роста", - пытался Греф предложить министрам разделить участь его штаба, обещая им, что в перспективе это поможет приблизиться к 7-8-процентным темпам экономического роста. "Очевидно, что такие темпы роста в 2008-2010 годах и далее закладываются сегодня", - с пафосом продолжал главный экономист.

Но разделить с Грефом ответственность явно никто не желал, хотя слушали его с неподдельным вниманием, ведь от того, что его ведомство рассчитало в прогнозе, напрямую зависит сумма финансирования каждой отрасли. Греф же призывал обеспечить страну инвестициями и демонополизировать рынок продовольствия. "В прошлом году, по оценке минсельхоза, мы получили всплеск инвестиций на производство мяса птицы, а 2005 год министр Алексей Гордеев пообещал сделать "годом свинины", - несколько развеяв напряжение в зале, заметил Греф. - Мы, признаться, посмеивались над формулировкой, но мои поездки по регионам показали, что они откликнулись на этот призыв инвестиционной активностью".

Но этого пока мало, и, по словам главного экономиста, необходимо ликвидировать искусственные барьеры для продвижения продовольствия в пределах страны. "Федеральной антимонопольной службе дали поручение ликвидировать межрегиональные барьеры для продвижения продовольствия и, в том числе, местную полукриминальную монополию на торговлю", - сообщил Греф. Кроме того, правительство готово проработать с нефтяными компаниями вопросы, связанные с поставками более дешевого топлива для сельхозпроизводителей.

В общем, Греф рассказал обо всем, но только не о том, как повысить экономический рост и производительность труда.

- В чем проблема? - спросил премьер.

- Проблема производительности труда связана с качеством менеджмента и устаревшими основными фондами, - заметил Греф.

- Так вот она работа, - не удержался от восклицания премьер. - Если мы сегодня дошли до свинины, то нам так лет не хватит, объявляя год науки, высоких технологий и так далее. Работать надо.

Главному экономисту нечего было ответить на это замечание. Зато министру сельского хозяйства было что сказать своим коллегам.

- Я вопрос хочу задать, который задаю 4 последних года, - издалека начал Алексей Гордеев. - У вас в прогнозе записано, что импорт будет снижаться. За счет чего это произойдет?

Очевидно, что произойдет это не по причине проводимой реформы или увеличения поддержки сельского хозяйства. Но отвечая на этот ставший уже действительно традиционным вопрос, Греф заметил, что перед правительством сейчас стоят проблемы, связанные с проведением реформ, - это недостаточное качество проектов и нехватка финансовых ресурсов. В частности, отметил он, "Зурабов поставлен в ситуацию, когда мы ждем от него качественного проекта реформы здравоохранения". "Он предложил три варианта, и все три требуют денег. Мы говорим - давай четвертый вариант, так, чтобы без денег", - продолжал Греф. Но такой Зурабов разработать никак не может. "Я тоже не могу ему предложить, как сделать реформу здравоохранения, чтобы денег не потратить", - сказал глава минэкономразвития. Кроме того, Греф предложил определиться с возможностью финансирования инфраструктурных реформ, в частности в сфере образования и здравоохранения, и в зависимости от наличия или отсутствия финансовых ресурсов начинать их реализацию или отложить на 3-4 года. По его мнению, "все эти реформы затратны, поэтому нужно либо увеличивать составляющую финансирования такого рода перспективных вещей, либо просто-напросто не начинать эти реформы". "Тогда нужно объявить о том, что мы эти сектора в течение 3-4 лет трогать не будем; нужно дать людям свободу и пусть они крутятся, как могут", - сказал Греф.

- Это задача, которая является важной для штаба, - тут же грозно заметил Фрадков.

Греф даже смутился от подобного замечания. А премьер продолжал наступать, говоря, что "штаб должен видеть все поле и изыскивать финансы".

- Пусть Кудрин не дает денег на инвестпроекты, кстати, и проектов еще нет, - язвительно закончил Фрадков, намекая на то, что и деньги уже для инвестфонда предусмотрели, а ведомство Грефа так и не решило, на что их можно потратить.

Дав главному экономисту время оправиться от критики, Фрадков миролюбиво предложил ему рассказать немного о естественных монополиях. Собственно, обсуждение тарифов естественных монополий накануне обещало быть самым острым, но этого не произошло. Министры, видимо, решили не выносить этот скандальный вопрос на всеобщее обсуждение.

- Да я упустил это, - заметил Греф, поражая общественность столь странной забывчивостью. - Мы предлагаем оставить те цифры тарифов, которые предполагались ранее.

Правда, при этом главный экономист не стал распаляться насчет высоких аппетитов газовиков, которых явно не устраивал предлагаемый уровень повышения тарифов в 11 процентов на следующий год против 22 процентов, необходимых по их расчетам. Греф пообещал, что над вопросами по железнодорожным перевозкам и газовым тарифам еще подумают, но правительство будет придерживаться жесткой линии. Скандала не случилось. Но "Газпрому" все равно досталось. Глава минэкономразвития вспомнил о газовиках в другой связи, говоря, что в России "нет острой проблемы в нехватке банковских ресурсов или в отсутствии конкуренции в банковском секторе". "Банковский сектор, к счастью, не объявлен сферой стратегических интересов, он открыт, и у нас есть обязательства по поддержанию такой открытости при вступлении в ВТО", - заметил главный экономист. При этом Греф язвительно выразил удовлетворение тем, что у главного российского игрока в данной отрасли - Сбербанка - "нет аппетитов "Газпрома". "Если бы такие аппетиты были, банковский сектор был бы очень быстро монополизирован", - отметил министр, входящий в состав совета директоров российского газового монополиста.

Возвращаясь же к теме тарифов, министр транспорта Игорь Левитин напомнил, что железнодорожные перевозки в этом году были проиндексированы на уровень инфляции, но рост цен превысил запланированный уровень и приблизился к верхней границе. Более того, по его словам, повысились и цены на металл, соответственно, возросли и расходы. "Надо дополнительно проиндексировать", - робко заметил Левитин.

- Мы попросили у премьера две недели, чтобы разобраться, - сказал Греф, не вступая в дискуссию о том, что это лишь разгонит инфляцию, которую и без того с трудом удается сдерживать.

Главным оппонентом экономисту и финансисту в последнее время все чаще становится глава МЧС Сергей Шойгу. Он, к несчастью естественных монополистов, выступил с более чем либеральным предложением о том, чтобы использовать внутренние инвестиции естественных монополий на общефедеральные российские проекты. "Мы признаем, что дороги у нас в стране - не приведи Господь, и при этом у нас офисы в 40 этажей растут как грибы. Считаю, надо переориентировать внутренние инвестиции естественных монополий на общефедеральные проекты", - по-простому предложил Шойгу. Греф смог лишь признать, что внутренние инвестиции естественных монополий в текущем году составили 500 миллиардов рублей, что как минимум в два раза больше, чем федеральные. Шойгу цифры понравились, и он спросил у Грефа, почему нельзя довести инвестиции на национальные проекты до уровня внутренних инвестиций монополистов. "Если мы это не сделаем, то ничего не добьемся, мы и так все по копейке делим, а ведь цели у всех свои - у культуры, спорта, у МЧС, "года свинины", - язвил Шойгу. - Одним словом, я хочу спросить вас, как Шура Остапа, сколько нам нужно для полного счастья на блюдечке с голубой каемочкой?"

- 50 миллиардов надо, - произведя нехитрые расчеты, ответил Греф.

- У нас вообще-то есть больше, чем 50 миллиардов, на инвестиции, которые мы не используем в силу неэффективности расходования, - жестко прервал министра премьер Михаил Фрадков. - Это повышение эффективности расходов нужно делать - вкладывать в инфраструктуру, в высокие технологии, модернизацию, аэропорты. Речь идет не просто о модернизации, а о новых рабочих местах, об интенсификации экономики, и уповать на то, что иностранцы придут и помогут... Самим надо работать, и активно.

Власть Работа власти Госуправление Правительство
Добавьте RG.RU 
в избранные источники