Новости

17.06.2005 04:00
Рубрика: Происшествия

Двести тысяч за минуту разговора

Суд приговорил бывшего офицера ФСБ к семи годам тюрьмы

 

Бонды в банде

Всегда считалось, что в КГБ работают самые незапятнанные люди. Легенда про горячее сердце, холодную голову и чистые руки культивировалась с самого рождения ВЧК. Может, так оно и было когда-то. Но в поздние советские времена скандалов внутри секретного ведомства было не меньше, чем, скажем, в МВД. Просто решались они, как говорил популярный киногерой, "без шума и пыли".

Сейчас в кулуарах уже нового ведомства шепчутся: наконец-то и на Лубянке началось масштабное очищение от "балласта". Больно много накопилось так называемой пены, особенно после распада Союза. Непрофессионалы в органах - это еще не самая большая беда. Гораздо опаснее профессионалы, не преодолевшие искушения большими деньгами, разного рода соблазнами и возможностью безнаказанно преступать закон. Окажется ли приговор Юрию Молчанову первой ласточкой в череде громких разоблачений, покажет время.

"Российская газета" уже рассказывала об "универсальных преступниках", какими становятся бывшие сотрудники милиции, прокуратуры и спецслужб, - люди, которых государство вооружило бесценными специфическими знаниями и опытом. Помноженный на богатые связи, наработанные годами, этот багаж становится страшным оружием. В публикации 18 июня прошлого года речь шла и о Юрии Молчанове, бывшем капитане военной контрразведки КГБ, который начал "крутить кино", - так на профессиональном сленге называют подобные художества.

В советские времена он ловил преступников, а с приходом в страну товарно-денежных отношений стал "помогать решать проблемы" богатым людям. Многие из них, помня пословицу про закон, который что дышло, коль возникла проблема, предпочитают заплатить свои кровные, не надеясь на справедливость и судебное правосудие. Молчанов этим и пользовался. Он решал сложные щекотливые проблемы коммерсантов, подменяя собой суд и прокуратуру. Естественно, не безвозмездно. Но, как выяснилось на суде, он же эти проблемы потерпевшим сам и создавал, в тайне от них.

Кстати, о суде. Как оказалось, даже такие люди, как Молчанов, при всем своем профессионализме допускают ошибки и их завуалированные преступления с успехом доказываются в прокуратуре и на процессе.

Джангар, отдай векселя

Профессиональное мастерство Молчанова оттачивалось поначалу на Ставрополье. Но ловить шпионов - дело не слишком прибыльное. Контрразведчик решил попробовать себя на другой стезе. Ушел со службы, устроился в одном из столичных банков. Но вскоре у банка возникли проблемы, и сообщил о них Молчанов. Ему якобы стало известно, что банк хотят взять под контроль некие кавказские группировки. У руководства банка возникли смутные подозрения: к Молчанову как раз кавказцы частенько и захаживали, причем как добрые знакомые.

Как позднее напишет в обвинительном заключении первый заместитель прокурора Центрального административного округа Москвы старший советник юстиции А. Чубенко, "17 апреля 2003 года в помещении банка сообщил председателю банка ложные сведения о наличии угроз его жизни и здоровью и его семье, вмешательстве в финансовую деятельность банка лиц, входящих в чечено-ингушскую преступную группировку, и предложил передать ему, Молчанову, 200 тысяч долларов США, которые он в свою очередь передаст представителям указанной криминальной группировки..."

Банкиры - не такие уж наивные мальчики, заставить их раскошелиться непросто. Но Молчанов обладал навыками "разводки", запугивания и убеждения, умел втираться в доверие. Он даже на работу устроился по поддельным документам, пользовался фальшивым паспортом. Не беспокоился, был абсолютно уверен в своей безнаказанности, рассчитывал: в случае чего старые связи сработают. Привлек к делу дружка, бывшего спецназовца, который нынче в розыске за убийства. Словом, обложил банкиров со всех сторон, и они в какой-то момент дрогнули.

Деньги были выплачены, но в банке больше не захотели держать у себя "решающего проблемы" Молчанова. Тот не отчаялся и уже через несколько дней "помог" другой финансовой структуре. Там история была иная, но с такой же суммой в финале. Начиналась история незатейливо. В банк пришли оперативники для выемки документов. Повод - расследование уголовного дела по одной из фирм, клиенту банка. Но из сейфов забрали почему-то финансовые документы и векселя на миллионы долларов других клиентов банка, никак не связанных с уголовным делом. По закону документы, не относящиеся к делу, должны быть возвращены банку. Однако следователь Следственного комитета при МВД РФ Д. Инджиев, к которому они попали, отдавать бумаги не торопился. Банкиры забеспокоились, ведь солидные клиенты могли разорвать отношения с проблемным банком, а это огромные финансовые потери. Можно, конечно, подать в суд, но это время, а каждый день ареста чужих векселей - сродни катастрофе.

И вдруг - неожиданное спасение. В банке появился на удивление хорошо осведомленный в их проблемах доброжелательный офицер спецслужб Молчанов. Он объяснил расстроенным банкирам, что векселя изъяты действительно незаконно и следователь их в конечном счете отдаст. Но придется подождать, потому что следователь сначала отправит векселя на экспертизу, чтобы проверить их подлинность, а это, сами понимаете, время, и немалое. Правда, он, Молчанов, давно и хорошо знаком со следователем Инджиевым и мог бы попросить последнего обойтись без проверки, словом, помочь хорошим людям из банка. Но... за двести тысяч долларов. Банкиры, конечно, поняли, что к чему, но выхода у них не было, надо было спасать векселя, а уж потом разбираться со "спасителем".

Дело кончилось обвинительным заключением. В этом документе отмечается, что Молчанов "предложил свои услуги в качестве посредника при передаче Инджиеву Д.П., не осведомленному в его преступных намерениях, денежных средств в качестве взятки за возврат указанных векселей и назвал сумму взятки - 200 тысяч долларов США, в действительности намереваясь указанные денежные средства присвоить".

После того как Молчанов огласил условия возвращения векселей, две группы работников банка одновременно поехали к следователю и Молчанову. Одни банкиры с деньгами, другие с доверенностью на получение векселей. Как только деньги перекочевали из карманов работников банка к Молчанову, тот позвонил по телефону следователю Инджиеву и просто сказал: "Джангар, отдай векселя".

Вина следователя в сговоре с Молчановым не была доказана, но из органов милиции его уволили.

Приговор по закону и по совести

Арестовали Молчанова не сразу, некоторое время он находился под подпиской о невыезде и, похоже, до самого конца верил в то, что выйдет сухим из воды. Даже когда в конце прошлого года в Пресненском суде Москвы начался суд, три его адвоката убеждали, что все будет хорошо. Прокурор по статьям мошенничество, подстрекательство к даче взятки и пользование поддельными документами попросил 9 лет. Кстати, в довершение ко всему экспертиза показала, что в паспорте Молчанова были явные признаки подделки. Но Молчанов вел себя в клетке бодро. Он то приветливо щебетал со свидетелями, которые давали против него показания, то гипнотизировал их тяжелым взглядом. В былые времена он не раз упоминал, что может подавлять волю людей и владеет гипнозом.

Из источников, близких к следствию, известно: Молчанов рассчитывал и на иные возможности. Не доказано, но одного из адвокатов считают так называемым "решальщиком", есть и такая негласная профессия в нашей юридической системе. Это люди, которые имеют возможность и знают, что, как и кому надо занести, чтобы вопрос был решен в пользу клиента. Но ничего не вышло. Не помогли ни высокие связи, ни знакомства. Не исключено, что в недрах самой спецслужбы, где некогда работал Молчанов, кто-то вел работу, на официальном языке называемую оперативным сопровождением, чтобы нейтрализовать попытки повлиять на следствие и суд. То, что такие попытки - не редкость в отечественной юридической практике, давно ни для кого не секрет. Но надо ведь еще суметь сделать так, чтобы одни влиятельные люди побоялись сделать заступнический звонок по телефону, а другие побоялись взять деньги за развал дела или за неправосудное решение. В деле с Молчановым это удалось.

Суд продлился пять месяцев. Наконец судья Светлана Цивкина огласила приговор - 7 лет. В приговоре устояли все эпизоды преступной деятельности, которые вменил Молчанову прокурор.

Причем суд приговорил Молчанова лишь по стопроцентным эпизодам его преступной деятельности, хотя в оперативной разработке имелись данные и о других преступлениях контрразведчика. По просторам России уже появляются другие уголовные дела с его участием. Всплывают новые эпизоды мошенничества, вымогательства, хищения. Внутри самого грозного ведомства чекисты поговаривают и о непосредственном отношении их коллеги к череде убийств в Москве, Ставрополье, Черкесске. Ходят слухи, что Молчанов имел отношение к заказным убийствам, выполняемым как бывшими спецназовцами, так и представителями кавказских группировок.

Очень помогла диктофонная запись, которую банкиры сделали, когда Молчанов их "разводил". В суде были признаны и многочисленные показания потерпевших, причем из разных организаций. Никто из свидетелей и потерпевших не изменил свои показания, что тоже сыграло роль. По словам следователей, этот момент почти ключевой в суде. Если у заявителей крепкие нервы, нет страха и они готовы идти до конца, тогда самые сложные преступления легче доказать в суде и вынести правосудное решение.

Происшествия Преступления Должностные преступления Происшествия Преступления
Добавьте RG.RU 
в избранные источники