Новости

21.06.2005 01:00
Рубрика: Культура

Шедевр или бестселлер

Что делать с пятьюдесятью тысячами экземпляров нетленки?

Еще хуже обстоят дела с девизом "проснуться знаменитым" - из пяти лауреатов премии в той или иной степени реализовать его удалось разве что Александру Гарросу и Алексею Евдокимову, два года назад получившим награду за свой дебютный роман "Головоломка". Все же остальные победители "Нацбеста" - писатели уже и без того достаточно известные и именитые (Леонид Юзефович, Александр Проханов, Виктор Пелевин). Однако хуже всего обстоит дело с базовой установкой: демонстративно игнорируя призыв учредителей премии награждать качественные произведения с наибольшим рыночным потенциалом, жюри из года в год упрямо отдает предпочтение просто самому сильному тексту, вошедшему в шорт-лист. Так случилось и на этот раз, когда лауреатом стал сложный, умный и заведомо не рассчитанный на широкого читателя роман букеровского лауреата 2000 года, русского швейцарца Михаила Шишкина "Венерин волос".

Лонг-лист формируют сто с лишним номинаторов - критиков, издателей, писателей, имеющих право выдвигать книги и рукописи на соискание премии. Потом в дело вступает так называемое Большое жюри, прямым явным голосованием определяющее состав шорт-листа, - в короткий список премии попадают книги, набравшие наибольшее число голосов. На заключительной церемонии Малое жюри, составленное по большей части из разного рода звезд, выбирает победителя - тоже прямым. Победитель же в свою очередь получает премию в размере 10 тысяч долларов, из которых 4 достаются ему, две - его номинатору и еще четыре - издателю, который обязуется выпустить роман лауреата тиражом 50 000 экземпляров.

Кто бы мог ожидать, что нынешнее жюри под председательством Леонида Юзефовича, состоящее из диакона Андрея Кураева, режиссера Кирилла Серебреникова, телеведущей Светланы Конеген, модного питерского декоратора Андрея Дмитриева (прославившегося оформлением интерьера особняка Ринго Старра), прошлогоднего лауреата Виктора Пелевина и критика Александра Гаврилова, проигнорирует такую кассово-массовую вещь, как "Casual" Оксаны Робски, тоже попавшую в "короткий список", и отдаст пальму первенства "Венериному волосу"? И тем не менее: в своих речах все члены жюри интриговали публику, намекали на разные варианты решения (Виктор Пелевин, лично на церемонии не присутствовавший, прислал письмо с описанием процедуры гадания по Книге Перемен, которое якобы помогло ему определить победителя), однако с редким единодушием отдавали свои голоса роману Шишкина - из шести голосующих судей за него проголосовали четверо, в том числе Серебреников и Конеген.

То, что премию получил лучший роман, вошедший в шорт-лист (а, возможно, и лучший роман года), безусловно правильно, да и просто приятно. Однако остается один болезненный вопрос: что же издатель будет делать с пятьюдесятью тысячами экземпляров этого необыкновенно сложного для восприятия шедевра?

   прямая речь

Российская газета | Михаил, как вы думаете, ваш роман имеет шансы стать бестселлером?

Михаил Шишкин | Честно сказать, когда я писал "Венерин волос", о том, будет ли он бестселлером или нет, я думал меньше всего. Но победа мне, безусловно, приятна. Более того, я уверен, что выбор проголосовавших за меня членов жюри свидетельствует о том, что они по-настоящему глубоко уважают российского читателя, и я им за это очень благодарен.

РГ | Как, по-вашему, в чем функция писателя в сегодняшнем мире?

Шишкин | Для меня существование Бога проявляется в красоте, и я считаю своим писательским долгом способствовать преумножению этой красоты.

РГ | И легко ли вы справляетесь с подобным предназначением?

Шишкин | Я - да. А вот моим близким труднее. Помню, моя первая жена как-то в сердцах воскликнула: "Что за проклятье быть первой женой писателя! Нужно быть его последней женой! А еще лучше - вдовой".

Культура Литература Премия "Большая книга"
Добавьте RG.RU 
в избранные источники