Новости

28.06.2005 03:00
Рубрика: Общество

Мы попали в запендю

И так уж получилось, что какой ни возьмешь сюжет - в нем обязательно обнаружишь второе дно.

Уходя, не забудь хлопнуть дверью

Известный композитор Александр Журбин, поживший и поработавший в Штатах, вернувшийся на родину, - человек живой, общительный, хороший полемист и потому нередкий гость в разного рода ток-шоу. На минувшей неделе он принял участие в обсуждении вопроса усыновления брошенных российских детей иностранными гражданами, которое состоялось в прямом эфире "Пяти вечеров".

Как водится у господина Малахова, стоял жуткий ор, в котором преобладала густопсовая демагогия, отдававшая временами столь же густопсовой ксенофобией. Композитор не выдержал и, перекрывая общий гам, сказал, что он в знак протеста покидает это собрание. И покинул его.

"Собрание" не заметило потери бойца и продолжило галдеж. Малахов светился от счастья, не заметив, что ребенок, в заботе о котором сделана передача, давно уже захлебнулся в грязной воде.

Через пару дней, повстречавшись с нарушителем конвенции на лестнице Дома кино, я напомнил ему о его неординарном поступке. "Да, - сказал он, - мне по этому случаю многие звонили, одобряли". - "Ну а как отнеслись к твоему демаршу устроители диспута?" - "Ты знаешь, хорошо". - "Еще бы! Твой жест стал изюминкой программы. Он добавил ей несколько рейтинговых очков".

Следовательно, пришел известный человек на передачу - спасибо. А демонстративно хлопнул дверью - огромное спасибо.

Похоже, что квадрат телеэкрана - штука попрочнее любого самого порочного замкнутого круга. Тут все - спектакль. Тут все - актеры. В том числе и покойные.

Скандал, еще скандал

Что более всего трогает, так это беспокойство телевизионщиков о легенде, которой бы они могли оправдать перетряхивание белья публичного человека.

Свою легенду имел Малахов, вытащивший в эфир мать и сына Дуровых. Родственники при всем честном народе перемыли косточки друг другу. А после жуткой перебранки, после всех оскорблений ведущий бросает заготовленную фразу в таком духе: "Может быть, благодаря состоявшемуся разговору близкие люди достигнут примирения и согласия".

Фраза прозвучала как издевательство над близкими людьми.

Казалось бы, с какой стати Алексею Пиманову, ведущему программы "Человек и закон", тревожить покой недавно скончавшейся актрисы Инны Ульяновой? Он ведь не Виталий Вульф.

А с такой, объяснил нам ведущий, что из-за наследования двух квартир покойной вспыхнула судебная тяжба между родственниками и посторонней дамой, которой актриса завещала свое имущество. Исследователи сюжета чуть-чуть касаются юридической стороны дела, так и не вникнув в его суть. Зато с упоением пересказывают едва ли не всю биографию своей героини, перечисляют и цитируют ее роли, вспоминают о ее "романтических увлечениях". Они явно заступают на чужую территорию. Скорее всего, потому что на своей им скучно. И главное: не так рейтингово.

Так и не дав себе труда объяснить зрителям правовую сторону проблемы, они говорят нам: сами разбирайтесь. И нам ничего не остается, как снова и снова судачить: ну надо же, как эта мерзавка втерлась в доверие к гражданке Хоботовой, а эти родственнички тоже хороши - объявились, когда надо было делить сладкий пирог... Чума, мол, на обе ваши квартиры и на всех вас.

Что касается самой передачи, то она в силу своей поверхностности отдает спекуляцией на популярном имени, на трагической развязке жизни талантливого человека. В сущности, Алексей Пиманов и его сотрудники откусили от того же "пирога", на который претендуют как праведные, так и неправедные наследники Инны Ульяновой. Ну не квадратные метры они оторвали, так квадратненький скандальчик, который на телевидении ценится превыше всего.

Нарвавшиеся на омоложении

Благое дело сделала Оксана Пушкина своей передачей о том, как она стала жертвой собственного легкомыслия, позволив себе уколоться "уколом красоты" (препарат рестилайн-перлайн). Ей удалось показать, сколь условна грань между подлинной медициной и медициной контрафактной на личном драматическом примере. Оттого ее свидетельства особенно весомы, а выводы абсолютно точны.

Впервые, мне так кажется, за всю уже не маленькую историю "Женского взгляда" эта сугубо гламурная программа разорвала глянцевую упаковку, вызвала живое сочувствие к героине и ужас перед реальностью. Уже по-другому воспринимается заставка, где ведущая упорно заслоняет свое лицо ладонью. Не как театральный жест, а как жест естественного отчаяния.

Вызывает уважение гражданская реакция Оксаны Пушкиной. Она не просто решила сделать передачу-предостережение на материале своей беды - она бросила вызов поддельной фармацевтике в разделе "Эстетическая хирургия". Она будет судиться и с доктором, ее "омолодившим", и с компанией, распространяющей нелицензионные препараты-подделки.

Дай бог ей победы в судебном процессе и удачи в процессе выздоровления. "А вообще, - говорит Оксана, - внешность - фигня, главное, что внутри происходит. Это опаснее всего. Ведь препарат не только не рассасывается, а уже приобретает какие-то формы. Чтобы было понятно: он просто встал колом".

Эти слова звучат почти метафорически. Главное - действительно то, что происходит внутри не только отдельного организма, но и общества. Еще не гражданского, но уже телевизионного.

Оксана Пушкина много верного говорит о рынке предложения на контрафактную фармацевтику, словом не обмолвившись о рынке спроса на оную. Последний между тем сформирован и приумножен в немалой степени гламурной индустрией. Проектами типа "Фабрика звезд".

Да простит мне Оксана, но что такое был ее "Женский взгляд"? На мой вкус - бесконечное нарциссирование публичных особ в форме исповеди.

Сегодня молодость не просто мода, а мания, пунктик, который как раз и "встал колом" внутри нас. Все хотят быть дорианами греями и как можно дольше таковыми оставаться.

А как реагирует стихийный рынок, когда спрос на какой-либо товар остается неудовлетворенным? Известно как: из ничего, из пустоты является суррогат. В результате едва ли не все медиапространство перенасыщено контрафактной молодостью.

"Мы можем, - говорит Оксана, - носить контрафактные джинсы, куртки, даже игрушки покупать, хотя говорить об этом кощунственно. Но медикаменты?!" Я бы добавил: "Мы можем наслаждаться контрафактным шоу-бизнесом, но медикаменты?!"

Оказалось, все взаимосвязано. И более того - взаимообусловлено. Мы попали не просто в западню, а именно в запендю, как сказано у Чехова.

Общество СМИ и соцсети Теленеделя с Юрием Богомоловым
Добавьте RG.RU 
в избранные источники