Новости

01.07.2005 05:00
Рубрика: Власть

Греф заразил кабинет министров...

Амбициозностью

Задуманное реформирование научной отрасли натолкнулось на яростное сопротивление реформируемых. Известные ученые обвиняли Фурсенко во всем, в чем могли, но министр под натиском тяжеловесов лишь перерабатывал план повышения эффективности деятельности государственного сектора науки. В результате количество вопросов, по которым так и не найден был компромисс чиновников и научного сообщества, значительно сократилось. Зато у Фурсенко появился другой оппонент - Герман Греф. Видимо, окончательно разочаровавшись в коллегах и прочувствовав всю полноту ответственности, которую в последнее время возложил на главного экономиста премьер-министр, Греф вчера на заседании правительства решил напасть первым. Объектом нападения, как это ни удивительно, стал его обидчик - глава правительства Михаил Фрадков. Именно его решил раскритиковать главный экономист.

- Вот вы, Михаил Ефимович, ставите задачу удвоения ВВП, и совершенно понятно, что за счет нефти это сделать нельзя. Но это можно сделать, в частности за счет самой современной, мобильной, конкурентоспособной науки, в основном сформированной в государственном секторе, - сказал Греф, но и на этом он не остановился. - Вы говорите: "Щупайте министров". А тут в сфере науки щупать нечего.

Под амбициозные задачи, в частности повышение эффективности науки, надо разрабатывать амбициозные решения. По его словам, в подготовленном минобрнауки плане повышения эффективности не содержится конкретики. Более того, труд ведомства Фурсенко не отвечает на вопросы, каким образом этого повышения можно достичь. Аргументируя свою позицию, Греф перечислил пункты плана по повышению эффективности науки. "Предлагается в 2006-2008 годах провести шесть мероприятий для повышения эффективности науки. Первое: совершенствование нормативной базы... Наверное, надо, но не до конца понятно, что надо совершенствовать. Второе: сформировать эффективный механизм финансирования... Очевидно, нужно, но надо обеспечить не постановку задачи, а ее решение. Третье: повысить качество управления... Как?... Нет ответа", - почти прокричал Греф с жесткими нотками в голосе. "Четвертое: рационализация имущества научных организаций. Пятое: оптимизация размеров учреждений и их укрупнение. Но в документе не указано, какое новое качество получится, если вместо шести академий наук создать одну. Надо доказать эффективность, а она не доказана. И, наконец, шестое: сокращение государственного сектора науки, - продолжал вещать главный экономист окончательно притихшему залу. - Мы четыре года будем делать что-то, но как и что - ответа нет. И если двигаться такими темпами при реформировании науки, то удвоить ВВП мы сможем к следующему десятилетию". Апофеозом его пламенной речи стало не менее жесткое заявление: "Под амбициозные задачи надо разрабатывать амбициозные решения". Для непонятливых главный экономист пояснил, что именно таково веяние времени, именно этого ждет от правительства цвет нации - ученые, и именно они страдают от непринятия решения.

- Что мы предлагаем, чтобы поддержать этот сектор? - задал риторический вопрос Греф. - Ответа нет.

Зал притих, чувствовалось, что даже премьера сбила с толку неожиданная агрессивность министра экономразвития. Но Фрадков не дал паузе затянуться настолько, чтобы Греф торжествовал.

- Ясно? - полушутя спросил Фрадков, видимо, намекая на премьерский тон своего подчиненного. В ответ в зале заседаний раздался смех.

"Герман Оскарович начал конкретную работу, - с нескрываемым удовольствием от того, что ему наконец-то удалось расшевелить главного экономиста, сказал Фрадков. - Главное, чтобы за правильными словами теперь последовали решения".

Претензии к докладу минобрнауки высказывали многие. К примеру, ректор МГУ Виктор Садовничий предостерег против бездумной приватизации научных институтов и вузов страны. "Приватизация может быть по уму и не по уму. Продать-то мы сумеем, а вот сможем ли потом купить?" - спросил Садовничий. Мнения на этот счет, конечно же, могут быть разные, но он убежден, что нельзя приватизировать академические институты и главные вузы страны, которые назвал "ядром". Ректор отметил, что базовая подготовка в МГУ значительно выше по качеству, чем в других известных университетах мира. "Но наши молодые люди не хотят и не имеют возможности идти дальше", - привел в пример очевидные факты Садовничий. По его словам, молодые специалисты не идут в науку, потому что видят, как живут их профессора.

Ряд претензий к докладу высказал и министр здравоохранения и социального развития Михаил Зурабов. В частности, он отметил, что не до конца прописан статус Академии наук. Кроме того, из документов непонятно, откуда будут браться средства для увеличения зарплат научных работников к 2008 году до 30 тысяч рублей в месяц.

- Для нас это тоже интересно, - заметил Зурабов. - Наши врачи тоже хотят такую зарплату. Тогда они чаще бы использовали щадящие методы лечения.

Спокойно выслушав критику коллег, Фурсенко все же не смог промолчать и не ответить на обвинения Грефа. Он не согласился с мнением экономиста о том, что в предложенной программе повышения эффективности госсектора науки нет никакой конкретики. "У нас есть необходимые изменения по нормативной базе, есть, куда двигаться по нормотворчеству, - приводил аргументы Фурсенко. - Мы наметили определенные шаги, нашли общие позиции. Это не пустые слова, Герман Оскарович". Кроме того, указал он, уже существует ряд эффективных инвестиционных проектов в научной сфере. "Они дают удвоение, пока в масштабах миллиардов рублей, а не долларов, но дают", - защищался от разбушевавшегося Грефа Фурсенко. Правда, он не мог не признать, что в докладе минобрнауки "есть очень много недоработок и не столь жестко сформулированы решения". "Но есть заданное направление, и мы просим дать нам добро, чтобы начать двигаться по нему" - буквально с мольбой в голосе обратился министр образования и науки к залу.

- Работайте, удваивайте, - явно довольный результатами дискуссии, сказал министру образования и науки премьер. - Будем поддерживать науку! - твердо заверил премьер.