Новости

21.07.2005 07:00
Рубрика: Общество

За стеной

Ровно полвека назад Московский Кремль был открыт для свободного посещения

Российская газета: Сергей Дмитриевич, а раньше, пятьдесят лет назад, простые москвичи не могли вот так запросто посетить наш главный исторический памятник? Хотя бы групповые экскурсии, наверное, проводились?

Сергей Хлебников: До июля 1955 года Кремль был закрыт для свободного посещения. Почти сразу после Октябрьской революции эта территория стала приобретать особый статус. Сначала выселили монахов и церковных служащих, затем, в конце 20-х годов, снесли два монастыря - мужской Вознесенский и женский Чудов. К 1934 году проход в Кремль организовали только по пропускам - Совнаркома или ВЦИК. При этом на его территории проживали сотни человек - руководители государства, члены их семей, работники охраны, лица из т.н. "партсовноменклатуры". Даже в Большом Кремлевском дворце - бывшей резиденции русских царей - было устроено общежитие и оборудованы квартиры.

Экскурсии водить дозволяли, но обычно в группы включались лишь делегаты партийных съездов и конференций, депутаты Верховного Совета. Показывали им, как правило, Оружейную палату. Выставки Алмазного фонда тогда не было.

В 1955 году Н.С. Хрущев запретил проживание на территории Кремля, однако последние жители выписались отсюда лишь в 1961 году. 14 марта 1955 года состоялось решение президиума ЦК партии, открывшее свободный доступ на значительную территорию Кремля. Вход был разрешен через Троицкие ворота, выход осуществлялся через проходы в Спасской и Боровицкой башнях. Открытию Кремля для широкой публики предшествовали скромные по сегодняшним меркам подготовительные работы. Например, усилили освещение, на мостовые нанесли ограничительные линии и пешеходные дорожки, установили светофоры и указатели переходов. Тогда же, 50 лет назад, здесь стали проводить знаменитые теперь кремлевские елки для детворы - в Георгиевском зале БКД и в Тайницком саду, а впоследствии, с появлением Дворца съездов, их перенесли туда.

С тех пор Кремль если и закрывался для посетителей, то всего два-три раза и каждый раз это было связано с какими-то чрезвычайными обстоятельствами. Например, в тревожные дни августа 1991 года или в октябре 1993-го.

РГ: И еще вопрос по поводу другого юбилея, состоявшегося недавно. Можно догадываться, как много было у вас хлопот в связи с празднованием 60-летия Великой Победы. Ведь основные торжества состоялись на подведомственной вам территории. Как все прошло? Не было ли накладок? Какую оценку ваша работа получила у гостей и президента России?

Хлебников: Если говорить о том, как прошло, то, я думаю, самым подходящим словом будет такое - достойно. То, что было организовано и проведено в Москве, подчеркнуло величие Победы, нашей страны и тех священных мест, где находился центр празднования.

Участие глав многих государств, первых лиц международного сообщества подчеркивало политическую значимость торжеств. Верная тональность всех мероприятий, их масштаб и четкая организация позволили отдать дань уважения ветеранам, не оставили равнодушной молодежь, сплотили разные поколения.

Что же касается итогов, то возглавлявший оргкомитет по проведению праздничных мероприятий управляющий делами президента РФ В.И. Кожин высоко оценил деятельность всех ведомств и организаций, задействованных в те дни, в том числе ФСО. Многие иностранные журналисты говорили о том, что им не приходилось работать в таком прекрасном пресс-центре, какой для них организовали в гостинице "Россия". На лицах глав государств и других высоких гостей я сам видел выражение откровенного восторга. И, наконец, В.В.Путин сразу после праздника принял членов Оргкомитета и выразил им свою благодарность.

И еще, знаете, ведь как иногда бывает? Прошло какое-то крупное мероприятие, в котором ты участвовал, все вроде бы было нормально, а на душе остался осадок. Что-то гложет, уснуть не можешь. Заново все переживаешь, ищешь, где следовало лучше сделать, где упустил, недоглядел. А тут, честно скажу, осталось полное удовлетворение. Хотел бы еще раз поблагодарить сотрудников, рабочих, служащих всех организаций, принимавших непосредственное участие в подготовке мест проведении праздничных мероприятий.

РГ: Где вы находились во время прибытия высоких гостей в Кремль? Для меня загадка, как вообще это происходило - они что, стояли в очереди, чтобы затем так торжественно, по одному, появляться на Красной площади?

Хлебников: Ничего подобного. Протокол был рассчитан таким образом, что каждый из пятидесяти семи кортежей, состоящий из четырех автомобилей, прибывал в Кремль ровно через минуту. Этот график соблюдался неукоснительно. Главы государств выходили из машин у здания14-го корпуса и следовали к главному подъезду, где их приветствовал наш президент. Короткое рукопожатие, фотографирование - и через Спасскую башню они шли на Красную площадь. Мое место в тот момент было как раз у Спасской башни.

РГ: Я обратил внимание на тот жесткий многоступенчатый контроль, которому подвергались все без исключения люди, приглашенные на торжество. А как обстояло дело с главными гостями - их и свиту тоже досматривали?

Хлебников: Разумеется, нет. Ведь они как раз являются охраняемыми лицами.

Сложность еще заключалась в том, что в один день 9 мая на Красной площади состоялось два мероприятия с участием нашего президента и многих зарубежных делегаций: утром - парад, а вечером - театрализованное представление. Кстати, вечерняя часть программы тоже прошла безупречно. А между этими событиями еще был торжественный прием в Кремле, было возложение цветов к могиле Неизвестного солдата, памятное фотографирование глав делегаций в Александровском саду.

***

РГ: В интервью, которое вы дали "РГ" год назад, мы говорили о том, что хорошо бы возродить в Кремле красочные церемонии, связанные с национальными воинскими традициями. И вот теперь одна такая церемония появилась - это развод караулов. Каждую субботу на Соборной площади. Как это новшество воспринято гостями Кремля? Планируете ли что-то еще в этом же духе?

Хлебников: Судите сами: по субботам мы специально устанавливаем на Соборной площади легкую трибуну для зрителей на тысячу человек, а приходят увидеть церемонию три-четыре тысячи. И каждый раз провожают наших воинов аплодисментами. Значит, нравится.

Нас экзаменовал такой признанный специалист в области воинских церемоний, как Струан Симпсон, возродивший легкую кавалерию Великобритании. После этого воинов-кремлевцев пригласили выступить на Трафальгарской площади в Лондоне.

Мы продолжаем линию на максимальную открытость Кремля, проведение здесь выставок, концертов и даже спортивных соревнований. Международный турнир по бильярду на приз "Российской газеты", изменение ландшафтного дизайна Центрального сквера, открытие фестиваля военно-духовых оркестров стран антигитлеровской коалиции, уникальная экспозиция из хранилищ Гохрана в БКД "Поклонение подвигу" - вот только часть из того, что происходило и происходит весной и летом.

Эти наши усилия, кажется, должным образом оценили руководители туристической отрасли, особенно те, кто ориентируется на въездной туризм. Совместно с работниками музеев Московского Кремля, Управления делами президента мы стали регулярно встречаться с ними, вместе обсуждать наши планы.

Теперь по поводу планов. В марте будущего года будет отмечаться 200-летие музея-заповедника "Московский Кремль". И этот юбилей хотелось бы использовать для обустройства всей обширной территории, прилегающей к нашим седым стенам. В первую очередь Александровский сад, который хочется сделать более уютным, привлекательным и для москвичей, и для гостей столицы. Требуют продолжения работы по реставрации помещений Большого Кремлевского дворца.

РГ: Все как-то очень уж у вас хорошо. Но, если позволите, я добавлю ложку дегтя. Увы, люди, посещающие мероприятия в Государственном Кремлевском дворце, продолжают жаловаться на безумные очереди при входе. Даже зимой, в мороз, чтобы попасть в бывший Дворец съездов на концерт, зрителям приходится стоять часами, дожидаясь, пока их досмотрят. Неужели это такая неразрешимая проблема?

Хлебников: Абсолютно согласен с вами. Эти очереди унижают и гостей Кремля, и наших сотрудников. Увы, надо признать, что входной комплекс на Кутафьей башне оказался совершенно не готов к ситуации, когда требования к уровню безопасности значительно ужесточились. Сейчас разработан проект нового входного комплекса, предусматривающего в разы увеличить пропускную способность. Теперь все зависит от выделения нужных средств.

Интересным мне представляется предложение восстановить пристройку в середине Троицкого моста, существовавшую до конца XIX века. Тем самым мы и вернемся к историческому облику Кремля, и получим дополнительные площади для размещения оборудования входного комплекса.

***

РГ: Другой вопрос с проблемой касается Президентского полка, часть которого дислоцируется на территории Кремля. Известно - кстати, и вы тоже это признавали, - что болячки, разлагающие наши Вооруженные силы, затронули и эту элитную воинскую структуру. Еще недавно из-за высоких стен просачивались слухи и о неуставных отношениях, и о дезертирах. Когда мы беседовали год назад, вы обещали ужесточить борьбу с подобными безобразиями... Удалось?

Хлебников: Спасибо за вопрос. Лично для меня он очень важен: я сам после пограничного училища начинал службу в этом полку, многое с ним связано в прошлом и - скажу без преувеличения - он и сегодня остается предметом ежедневных забот. Надеемся, скоро на Первом телеканале состоится премьера документального фильма "Президентский полк". Я вам советую его посмотреть: там содержатся ответы на многие вопросы.

Теперь конкретно - о том, что сделано. Командиром полка в 2004 году назначен генерал-майор Олег Галкин, который в родной части прошел все ступени - от лейтенанта и выше. Он из тех, кому "за державу обидно".

Мы начали с того, что самым внимательным образом стали заниматься процессом призыва. В прошлый раз я вам рассказывал о том, какие добрые взаимоотношения в этом плане у нас сложились с руководством Кемеровской области, ее губернатором А.Тулеевым. Теперь то же самое можно сказать о Красноярском и Краснодарском краях, Новосибирской, Ростовской, Воронежской, Тверской, Ульяновской, Пермской областях, где призыв в Президентский полк находится под строгим контролем. Руководители и представители этих регионов находят возможность, чтобы посетить воинскую часть, познакомиться со службой и бытом солдат, поговорить с ними.

Далее. Коренным образом изменилась сама атмосфера в казармах. Реально заработало Офицерское собрание. В каждом батальоне введены должности психологов, налажено взаимодействие с Русской православной церковью. Провели показательные суды над теми, кто нарушил воинскую присягу, совершил правонарушения. Пригласили к себе представителей Комитетов солдатских матерей из тех тридцати регионов, откуда призваны на службу наши солдаты, для откровенного разговора о нерешенных проблемах. Многие матери ехали к нам, как они сами потом говорили, с предубеждением, были настроены жестко. Но побывали в части, пообщались с солдатами, сержантами, отведали из солдатского котла, и лед растаял. Открытость прошедшего диалога убедила представителей комитета в искренности наших намерений. Сейчас можно говорить о том, что между полком и комитетом установлены тесные рабочие контакты.

Взаимоотношения между т.н. "стариками" и "молодыми" все равно остаются, мягко говоря, своеобразными, и одними нашими усилиями ситуацию не исправишь. Требуются согласованные действия государства, общества, школы и семьи.

Все вопросы, связанные с Президентским полком, находятся на постоянном контроле у директора ФСО России генерала армии Е.А. Мурова.

РГ: А это правда, что для офицеров полка вы проводите какие-то тематические вечера в Георгиевском зале Кремля?

Хлебников: По инициативе Офицерского собрания в июне прошел такой вечер, посвященный военной славе и воинским традициям России. В нем приняли участие лучшие музыкальные коллективы Вооруженных сил, академический хор Московской консерватории, другие прославленные коллективы. Вела вечер народная артистка России Алла Демидова. На моей памяти немного было событий такой эмоциональной силы. Сказать, что подобные акции воспитывают, значит, ничего не сказать. Вы бы видели лица офицеров, членов их семей, наших многочисленных друзей и гостей. Они просто светились.

В мае будущего года мы будем отмечать 70-летие Президентского полка. Готовясь к этому празднику, много чего планируем. Обязательно вспомним всех ветеранов, тех, кто не уронил чести воина-кремлевца. Вручим полку боевое знамя нового образца. Но главное - использовать памятную дату в интересах будущего, сделать так, чтобы полк стал лучшей воинской частью.

РГ: Когда мы беседовали первый раз год назад, вы были полны планов и оптимизма. Не изменилось теперь настроение? Не убавилось оптимизма?

Хлебников: Не убавилось. Но должен признать, что некоторые проблемы оказались глубже и сложнее, чем я их себе представлял. Они не могут быть решены быстро. Например, строительство служебного жилья, перевод военнослужащих по призыву на службу по контракту.

И вот что меня еще огорчает. У открытости Кремля, за которую все мы выступаем, есть и другая, оборотная сторона. Увы, находятся граждане, которые используют это в своих целях. Вот, допустим, тот нашумевший эпизод, который произошел 31 мая 2005 года, когда на Соборной площади группа молодых людей из одной экстремистской организации предприняла хулиганскую скандальную акцию. Когда наши сотрудники попытались выдворить этих молодцов с площади, один из них оказал сопротивление, буквально спровоцировав охрану на применение физической силы. Я внимательно просмотрел видеозапись всего происшедшего и могу абсолютно твердо заявить, что сотрудники подразделения охраны действовали в пределах полномочий, предоставленных им Законом "О государственной охране".

Кстати, если бы нечто подобное произошло вблизи Белого дома, то, уверяю вас, американские коллеги действовали бы гораздо жестче. И мы впредь будем действовать адекватно. Московский Кремль - официальная резиденция президента Российской Федерации, памятник культуры мирового значения - не место для подобных акций, какими бы мотивами ни руководствовались их организаторы.