21.07.2005 05:00
    Рубрика:
    Суд заставляет ведомства вовремя расплачиваться с гражданами по искам
    Конституционный суд дал задание властным структурам вовремя расплачиваться с гражданами по искам к ведомствам

    "Российская газета" не раз писала о людях, которые предъявляли иски к государственным чиновникам, целым организациям, министерствам или ведомствам. По обывательской логике выиграть суд у власти, местной или федеральной - невозможно. "РГ" в своих публикациях утверждала, что это не так. И приводила реальные примеры.

    Таких исков - граждане против министерства, ведомства, государственной структуры на самом деле в наших судах сегодня много. Военные судились, и не раз, с министерством обороны. Они заработали, но так и не получили свои "боевые" деньги. Предъявляли иски осужденные якобы за совершение преступления, а потом полностью оправданные граждане. И решения судов по искам таких невинных арестантов, как правило, были в их пользу. По каждому из таких исков, если решение суда вступало в законную силу, службой судебных приставов должно было возбуждаться исполнительное производство. И победители чиновничьего "творчества" или чиновничьего бездействия в предвкушении ждали материальной компенсации за несправедливый приговор или своих кровных денег.

    Но недели ожидания складывались в месяцы, потом в годы, а денег по искам люди так и не могли получить. Служба судебных приставов не открывала исполнительное производство, а отправляла людей самостоятельно "брать штурмом" министерство финансов, которое у нас по закону отвечает рублем за всех - от мелкого районного чиновника до федерального министра.

    Минфин должен был максимум в течение двух месяцев (именно так говорится в законе) выполнить решение суда и заплатить человеку сумму, которую назвал суд. Но, как говорит народная мудрость, - просто было на бумаге, да забыли про овраги. "Роман" с министерством финансов у всех, попавших в такую ситуацию, развивался по следующей схеме.

    Несчастный победитель должен был проделать огромную работу - он обязан был самолично собрать немыслимое количество бумаг: копию судебного акта, заявление, открыть специальный счет, и так далее, после чего увесистую пачку документов отправить в столицу. У большинства граждан подобный сбор с первого раза не получался, и из-за любой неправильной строчки ему все возвращали. И человек должен был сбор бумаг начинать заново.

    Министерство же финансов, когда истцы в конце концов собирали "правильные" документы, брало долгую паузу. Недоумевающие победители бесконечно писали, звонили, а самые активные лично добирались до столицы, чтобы пробиться к чиновникам молчаливого ведомства. После чего начинался второй акт.

    Попав на прием к чиновникам (что очень непросто сделать), люди вдруг узнавали, что министерство финансов по отношению к ним делало все правильно, потому как на это есть некий документ - постановление еще прежнего кабинета правительства от 9 сентября 2002 года за N 666. И этот документ позволял чиновникам не делать то, что записано в законе, - сразу отдать причитающиеся деньги.

    Результат оказывался более чем грустный - решения судов по всей стране либо не исполнялись - денег нет, они в бюджете расписаны все до копейки. Либо решения судов все-таки исполнялись, но очень нескоро.

    Поэтому в Конституционный суд обратились сразу несколько граждан и одна организация. Они посчитали, что такое сложившееся положение нарушает их конституционные права. Высшая судебная инстанция объединила разные жалобы на одно и то же в единое производство и очень дотошно и скрупулезно разобрала сложившуюся практику. И с людьми согласилась. Суд постановил: власть, которой указали на просчеты, должна выработать механизм, по которому решения судов о взыскании денег должны исполняться в установленные только законом сроки. А это значит, что высший суд страны сказал: прежняя схема отдачи долгов гражданину от государства была неконституционной и подлежит переделке. Он обязал властные структуры разработать такой механизм, при котором отсуженные у чиновников деньги люди получили бы в установленный срок и без проволочек. Решение суда окончательно и обжалованию не подлежит.

    Компетентно

    Елена Гетман, начальник Управления конституционных основ частного права КС РФ:

    - Заявители оспаривали конституционность норм, которыми устанавливались правила исполнения судебных решений, обязывающих возместить вред за счет казны Российской Федерации тем гражданам и организациям, которым он был причинен незаконными действиями (или бездействием) органов госвласти или должностными лицами.

    По нормам, содержащимся в бюджетных законах разных лет, которые и были предметом рассмотрения по этому делу, такие судебные решения предписывалось исполнять не судебным приставам, а минфину. Причем исполнять в том порядке, который устанавливало правительство в специально изданном постановлении. КС изучил это постановление на предмет его соответствия Конституции.

    Основные вопросы, на которые надо было дать ответ судьям, звучали так: препятствует ли установленный порядок исполнения решений судов правосудию, можно ли возложить ответственность за исполнение такой категории судебных актов на минфин и другие.

    Суд пришел к выводу, что в случае причинения вреда людям и организациям властью и органами местного самоуправления взыскание в судебном порядке может быть обращено только на определенную часть бюджетных средств, составляющих казну России.

    Дело в том, что государство - это особый субъект, в отношении которого может осуществляться исполнительное производство. Это связано прежде всего с тем, что, вступая в гражданско-правовые отношения, государство не перестает выполнять свои публичные функции, для которых оно, собственно, и создано, - помогать детям, инвалидам, медицине, образованию... И все это делается за счет средств бюджета.

    При таких обстоятельствах механическое применение правил "Закона об исполнительном производстве" без оговорок о статусе должника-государства может привести к нарушению прав многих граждан, которые тоже имеют право на получение денег из федерального бюджета, как и те, что выиграли суды.

    Конституционный суд, рассматривая это дело, пришел к выводу, что регламентация вопросов, относящихся к правосудию, - это прерогатива законодателя, а вот разработка внутренних организационных вопросов исполнения судебных решений по искам к Российской Федерации может быть делегирована правительству. Исходя из такого заключения суд и вынес свое решение.